Время в игре:
14 июня 2017 года. Лето-осень 2017

События в игре:
Игра начинается. Борьба с шабашитами приобретает критический характер, старые члены Камариллы не могут противостоять налетам стай и выходкам шабашитов, нужны молодые вампиры, благо в город приезжает много молодежи среди смертных. Князь велит обратить их как можно больше. Пять лет назад он обратил в Вентру одну молодую девушку, которая впоследствии станет его ученицей и помощницей. А сейчас все в Совете Старейшин ждут прибытия представителя Внутреннего круга, пообещавшего помощь Князю.

welcome

Добро пожаловать в мир Маскарада вампиров, в мир, где со становлением можно получить второе рождение, но никогда не увидеть солнца... В канадском городе Квебек Сити (провинция Квебек) ночная жизнь города кипит по-настоящему, ибо в эти ночи здесь не прекращается борьба Камариллы и Шабаша.

В игру нужны молодые вампиры (птенцы до 5 лет, неонаты), а также смертные. Все такие персонажи в любое время проходят по упрощенному приему.
              >>>

VTM: eternal war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VTM: eternal war » ­Мир Тьмы » Охотники и другие смертные


Охотники и другие смертные

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Охотники и другие смертные

http://grandmasquerade.mybb.ru/viewtopi … mp;p=2#p32

Сородичи охотятся на смертных – это в порядке вещей. Однако старейшины осознают, что на них так же могут охотиться. Вампиры должны существовать незаметно и помнить о Маскараде: если человечество обратит свое внимание на Детей Каина, то они быстро исчезнут. Предрассудки – лучшее оружие вампиров. Поддерживая неверье смертных, культивируя заблуждения, списывая проявления вампиров на воображения детей и сумасшедших, Сородичи позволяют основной массе людей защищать себя от тех немногих, кто знает, что вампиры обитают в ночи.

Разумеется, эти немногие существуют. Игнорируя или насмехаясь над заблуждениями своих собратьев, эти смертные хотят проникнуть в тайный мир Сородичей. Некоторые делают это из любопытства или ради развлечения, другие бояться Сородичей и хотят уничтожить их всех. Дети Каина стараются пресекать эти попытки на корню: старейшины еще помнят времена Инквизиции, когда раса вампиров было почти сметена приливом из огня и крови. «Знающие» смертные известны как охотники, этим термином Сородичи обозначают своих религиозных мучителей.

Инквизиция все еще существует сегодня, хотя Церковь официально и не говорит об этом. Современная Инквизиция известна под названием Общество Леопольда. Многие его члены – исследователи и оккультисты, однако среди них есть и фанатичные охотники на вампиров, которые безжалостно искореняют и уничтожают «отродий Сатаны» в стиле Торквемады.

Большинство инквизиторов – фанатики, но они плохо организованны и тренированны, поэтому редко представляют реальную угрозу. Все знания о Сородичах они черпают из старых записей и плохо переведенных манускриптов. Разумеется, это приводят к ошибкам во время охоты, что весьма неразумно, когда имеешь дело с вампирами. Большинство инквизиторов являются простыми смертными без каких-либо сверхъестественных способностей, которые приписывают святым. Подобные охотники могут тыкать крестом в лицо вампира, однако тот способен преспокойно отбросить этот святой символ. Разумеется, некоторые инквизиторы все же обладают достаточным количеством Веры и могут отогнать или даже ранить Проклятых при помощи своей святости.

Сородичи обычно проникают в самые высшие эшелоны власти смертных. Хотя они действуют скрытно и быстро, у некоторых разведок мира уже появились подозрения на этот счет. В современные ночи, когда существуют тесты ДНК и компьютерные базы данных, Маскарад легко может оказаться под угрозой.

Другие группы смертных оказываются на периферии мира Проклятых. Тайное мистическое сообщество, известное как Арканум, ищет различные проявления паранормального. Сородичи высмеивают Арканум и относятся к ним как комической организации или «охотникам за привидениями» из детского сада, но иногда и им удается наткнуться на что-то интересное. К тому же, некоторые криминальные организации так же обнаружили, что являются лишь пешками в замыслах Сородичей.

0

2

Вступление
A dream is a scripture, and many scriptures are nothing but dreams.

— Umberto Eco, The Name of the Rose1

Зачастую, в действительности, сверхъестественные обитатели Мира Тьмы рассматривают смертных как существ второго или даже третьего сорта. Для Киндред они – пища и ночные развлечения. Гару склонны считать смертных не более, чем эпидемией заразившей Гейю. Большинство магов видят в людях от детей, нуждающихся в руководстве, до коров, нуждающихся в пастухе. Обычно люди – это нечто ничтожное, нечто слабое, и лишь иногда фактор, заслуживающий более серьезного рассмотрения.

Не так дело обстоит с Инквизицией.

На протяжении 700 лет Инквизиция или, если точнее, Общество Леопольда, будоражит Мир Тьмы. Основанное «простым смертным», Общество стало постоянной занозой в боку у Киндред и других обитателей Мира Тьмы; занозой, которая, кажется, постоянно сопротивляется тому, чтобы быть вырванной раз и навсегда. У Общества были столетия, чтобы учиться и развиваться, несмотря на то, что эти столетия могут иметь небольшое значение для некоторых Каинитов, Общество извлекло выгоду из этого времени.

Действительно, в сравнении с могуществом древних Киндред или неистовством Гару, люди в лучшем случае слабые существа. Но они нечто большее, чем простые люди: они сила Небес.

Что такое Инквизиция?

Инквизиция – это, попросту говоря, организация смертных, посвятивших себя (обычно во имя Бога) искоренению сверхнатуралов с лица Земли. Более формально термин Инквизиция относится к Обществу Леопольда, организации, не известной большинству смертных и не вполне оцениваемой по достоинству сверхнатуралами. Общество Леопольда верит, что все сверхъестественные существа Мира Тьмы являются детьми Врага, Антихриста, и состоят в рядах его армии. Общество готовится к Парусии, Второму пришествию, когда будет бушевать финальная битва между детьми Бога и детьми Врага.

Тема

Темой Инквизиции является крестовый поход. Общество Леопольда видит себя последней надеждой человечества, противостоящей вторжению орд Мира Тьмы. Инквизиция – это новый Крестовый поход; их Святая Земля – вся планета.

Но это – борьба одиночек, лишенная поддержки тех, кого они спасают. Простые люди не знает об этом противостоянии, и, скорее всего, сочтут, что инквизиторы сошли с ума. Инквизиторы – святые рыцари, оторванные от своих смертных собратьев знанием грядущего. Некоторые в Инквизиции являются фанатиками, это правда, но лучше проявить излишнюю осторожность, чем позволить уменьшиться защите человечества.

Даже когда Враг не ясен, никогда не забывайте, что эта война бесконечная череда сражений, но настоящая война даже еще не началась. Когда врата ада разверзнутся на Земле, когда силы Врага заполонят всю землю, и прольется кровь невинных, тогда начнется истинная битва.

И Инквизиция будет готова.

Настроение

Настроение Инквизиции – это некое апокалиптическое безумие. Общество занимается ничем иным, как спасением Земли и непрерывной подготовкой ко Второму пришествию. Неважно, что оно ждало Второе пришествия на протяжении более семи веков, все случится по воле Бога. Важно то, что Общество всегда бдительно и постоянно готово.

Общество знает, что оно выиграет эту битву, но в этом знании нет утешения. Прольется много крови, многие невинные потеряют свои жизни, но это все должно быть сделано во имя Бога. Когда Спаситель вернется, Общество будет готово с мечом в руке. Конечно, не каждая история в рамках хроники будет «Гибелью богов» (Gotterdamerung), слишком много Рагнарёков (Ragnaroks) может загубить игроков и впечатление от истории. За всем этим не должно стоять чувство предрешенности: у каждого аутодафе своя роль в финальной битве, которая приближается с каждым днем.
Смертные персонажи

Роль смертного охотника на ведьм в Вампирах (и во всех остальных Повествованиях по Миру тьмы) часто интересует и игрока, и рассказчика. С помощью этой книги каждый сможет добавить глубины и широты своим охотникам на ведьм, особенно, если они из Общества Леопольда или Инквизиции. Она должна дать вам представление о разнообразных, а зачастую и противоречивых, верования членов Общества Леопольда, а так же о других охотников за сверхъестественным. Она предназначена для того, чтобы добавить большей значимости персонажам - охотникам на ведьм, гарантировать то, что они будут использованы как нечто большее, чем просто вооруженные религиозные фанатики, и увидеть в том, что инквизиторы, несмотря на множество их недостатков, получат справедливую оценку.

Эта книга правил подробно описывает историю и современную организацию Общества, а так же ее идеологию и мировоззрение, в том числе дискуссии между различными фракциями Общества. Она содержит рекомендации по созданию персонажа инквизитора, в том числе новые Дополнения, Вторичные способности, Достоинства и Недостатки. В заключение, для тех, кто боится, что смертные персонажи абсолютно безоружны в Мире тьмы, в этом труде рассматривается оружие верующих, начиная с Истиной Веры и Теургия, призывающей магическую силу Небес, и заканчивая применением пыток.

Инквизиция так же призвана расширить рамки вашей хроники, добавив множество нюансов противникам вашего инквизитора. Хотя эта книга сфокусирована на охоте Общества на вампиров, Киндред не единственные цели Инквизиции; все разнообразные обитатели Мира Тьмы привлекли горячее внимание Инквизиторов. Этот труд также увеличит спектр возможностей для игроков. Инквизитор это больше, чем распространенный архетип, и эта книга предназначена для того, чтобы показать разнообразие внутри Инквизиции.

Как использовать эту книгу

Эта книга предназначена для Рассказчиков и Игроков. Игроки, конечно, должны изучить историю Инквизиции в дополнение к механике создания инквизитора. Игроки, имеющие персонажи Киндред, могут захотеть ограничить свое изучение; Инквизиция содержит в себе множество слоев, не предназначенных ее противникам. Некоторые материалы, содержащиеся в этом документе, предназначены только для Рассказчика, и эти разделы четко отмечены по существу.

Рассказчикам, конечно, рекомендуется прочесть эту книгу целиком. Они должны знать все об истории Общества Леопольда, рекомендуется тщательно разобраться в ней, в ее основном содержании.

Однако не забывайте, что история Инквизиции, которая здесь содержится, как будто написана членом Общества Леопольда. Без сомнения только очень маленькая толика беспристрастности сохранилась в этом рассказе. Кроме того, Обществу Леопольда около 700 лет; и история, содержащаяся в этой работе, всего лишь погружает под поверхность этой очень глубокой реки, которая несет в себе опыт сотен мужчин и женщин, каждого со своей личной историей.

Справочная информация и вдохновение

Главная книга правил, которая неоценима для хроник по Инквизиции, или для любого, кто интересуется Христианскими знаниями, это «Сборник христианских знаний и легенд» (под редакцией Дж. С. Дж. Метфорда).

Игроки или Рассказчики, интересующиеся дальнейшим изучением Инквизиции или историей Римской католической церкви, могут обратиться к следующим работам.

    Эдвард Барман, «Итальянские династии».
    Е.Р. Чемберлин, «Мир итальянского Возрождения».
    Уилл и Ариэль Дюрант, «Эпоха Веры».
    Умберто Эко, «Имя Розы» (как фильм, так и книгу).
    Д.Х. Фармер, «Оксфордский словарь святых».
    Франческо Газзо, «Compendium Maleficarum».
    Джон А. Хардон, «Современный католический словарь».
    Джордж Холмс, «Оксфордская иллюстрированная история средневековой Европы».
    Генри Крамер и Джеймс Шпренгер, «Молот Ведьм».
    Генри Ли , « Инквизиции средневековья ».
    Джон Х. Лейт «Символ Веры Церквей: Хрестоматия христианской доктрины от Библии до наших дней»
    Джон МакМанес, «Оксфордская иллюстрированная история Христианства».
    Дж. Нойнер, С.Дж. Дюпюи, «Христианская вера в доктринальные документы Католической Церкви».
    Джон О'Брайен, «Инквизиция».
    Джеффри Париндер, «Мировые религии: от истории древнего мира до наших дней».
    Жан Плейди, «Испанская инквизиция».
    Р.В. Сауферн, «Западное общество и церковь в Средние века» (том второй «Истории церкви» издательства «Пеликан», которая рекомендуется вся целиком).
    Лоуренс Салливан, «Скрытые истины: магия, алхимия и оккультизм».
    Различные статьи, Новая Католическая энциклопедия, Британская энциклопедия, Энциклопедии Колье, Мировая книжная энциклопедия, Американская Энциклопедия.

Лексикон

Аббат (Abbe) – руководитель Ценакулума.

Анафема (anathema) – (от греческого «проклятый») общее отлучение от церкви и осуждение.

Отступничество(apostasy) – преступление против власти Инквизиции

Апольстовство (служение) (apostolate) – робота или миссия религиозных групп.

Аспергил (aspergill) – небольшой инструмент для окропления святой водой

Аутодафе (от португальского - «auto-da-fe» - «акт веры») – судебный процесс против сверхъестественного, обычно требовал уничтожения упомянутого существа.

Требник (breviary) – молитвенник.

Канон (Canon) – 1) спецефическое правило или верование; 2) свод ортодоксальных верований.

Катехизис (catechism) – краткое изложение или наставление религиозного учения.

Ценакле (cenacle) – группа Инквизиторов, работающих вместе, обычно из одного Ценакулума (от которого происходит этот термин).

Ценакулум (мн. Ценакула) – убежище и база для операций Инквизиторов; «местная штаб-квартира». Слово происходит от комнаты, в которой Христос и его Ученики (Апостолы) принимали участие в Тайной Вечере. Первоначальное значение – комната, «столовая», ещё не утрачено старыми Киндред, которым получают большое удовольствие от этимологической иронии, когда испытывают удовлетворение от поедания Инквизитора.

Цензор (Censor) – инквизитор, который собирает сведения об адской порче в Обществе.

Сертиорари (certiorari) – статус расследования и подозрений, когда Общество рассматривает, опорочил ли себя инквизитор сделкой с Дьяволом.

Кондотьере (condotierri) (ед.ч. Кондотьер) – полувоенный орден, посвятивший себя защите и обеспечению безопасности Общества.

Консилиум (Совет) (council) – созыв всех Советников или членов Общества, как на регулярной основе, так и по особым поводам.

Дискоммодатион (Отстранение) (discommodation) – временное отстранение от должности в Обществе.

Deus vult (По воле Бога) (от латинского «Так угодно Богу») – боевой клич крестоносцев, а также неофициальный девиз Общества Леопольда

Молитвослов (divine office) – сборник псалмов и молитв, читаемых вслух в установленное время каждый день; обязательно для священников и многих других, кто принял обеты.

Евангелизм (evangelism) – проповедование Евангелие и распространение веры.

Отлучение от церкви (excommunication) – исключение из Общества.

Флорентийская ересь (florentine heresy) – вера в то, что сверхнатуралы заслуживают спасения.

Мечи Бога (Gladius Dei) – элитный корпус в составе Общества.

Священная канцелярия (holy office) – Инквизиция.

Святейший Престол (holy see) – канцелярия и юрисдикция Рима; власть понтифика.

Индульгенция (indulgence) – освобождение от мирского наказания за смертные грехи.

Инквизитор (inquisitor) – член Общества Леопольда.

Генерал-Инквизитор (Inquisitor-General) – глава Общества Леопольда.

[u]Странник (itinerant) – странствующий Инквизитор, не принадлежащий ни к одному конкретному Ценакулуму.

Мирянин (layperson) – кто-то из светских людей, или тот, кто не является священнослужителем.

Камера (loculus) – погребальная ниша, особенно в катакомбах.

Послушник (novice) – Инквизитор в процессе обучения.

Послушничество (novitiate) – период подготовки Инквизитора.

Парусия (parousia) – (от греческого «прибытие» или «присутствие») Второе Пришествие Христа, Апокалипсис, предсказанный в Откровении святого Иоанна Богослова и Завете Леопольда.

Понтифик (pontiff) – Папа (от титула первосвященника язычников Рима – Понтифекс Максимус).

Провинция (provincial) – территория в юрисдикции Общества.

Настоятель провинции (provincial) – член Общества Леопольда, руководящей провинцией.

Реликвия (relic) – предмет силы, прежде являвшийся частью тела святого, его одежды и т.д.

Рака (reliquary) – сооружение, в котором хранятся мощи; хранилище для мощей, находящихся во владении Инквизиции.

Священнический (sacerdotal) – прилагательное, указывающее на принадлежность к духовному лицу или связь с духовенством.

Санбенито (sanbenito) – тот, кто был последователем или обвинялся как приверженец Флорентийской ереси; первоначально наплечник, носимый еретиками во время Испанской Инквизиции.

Наплечник (scapular) – предмет одежды из двух полос ткани, которые перекрещивающихся на плечах.

Терциарий (tertiary) – низшее, наиболее распространенное звание в Обществе.

Завет Леопольда (Testament of Leopold) – предсказания и изречения Леопольда из Мурнау, основателя Общества Леопольда

Теургия (theurgy) – единственная минимально допустимая форма магии, дарованная Небесами.

Кадило (thurible) – сосуд, содержащий в себе благовония, используемые в богослужении. Переносится либо мирским служкой, либо священником, называемым кадильщиком.

Предатель (traditor) – тот, кто предал Общество Леопольда. Обычно, наказанием за это является отлучение и смерть. Первоначально – христианин, который предал веру римским гонителям.

1 — Мечты – это Священное писание, а многое из Священного писания – только мечты.
- Умберто Эко, Имя Розы. [Наверх]

http://wod.su/vampire/book/inquisition/introduction

0

3

Глава 1: Путь Мученика
История Инквизиции
Faith is a matter of persuasion, not force.

— Bernard of Clairvaux1

Мой дорогой Людовик.

В приложении к этому письму Вы найдете краткую историю, как Общества Леопольда, так и всего феномена, известного как Инквизиция. Большая часть этого, Я уверен, будет довольно хорошо знакома, так как Вы жили на протяжении ряда ее лет, - в частности создание Камарильи. Однако другие детали могут оказаться поразительно новыми. Если вы найдете, что я болтаю попусту, вспомните, что я был педагогом, прежде чем стать священником и был ученым прежде охотника на ведьм. Поделитесь этими материалами с вашими потомками, чтобы они также могли это узнать.

Вы не раз говорили мне о борьбе против Зверя, которую ваш вид должен вести постоянно. Когда вы прочитаете эту историю, вы увидите, что у людей есть свой собственный Зверь, чтобы бороться с ним. Чем больше я узнаю о моем собственном Обществе, тем больше мне приходится признать тот факт, что мы проиграли эту борьбу. Мы были порождены из самых лучших побуждений, но мы забыли, - нет, совершенно проигнорировали, - максиму Святой Церкви о том, что цель не оправдывает средства.

Теперь я знаю, что аутодафе будет моим приговором за мои действия. Несмотря на то, что я раскрыл немногое, я был объявлен Предателем. Я не ожидаю, что я увижу конец этой недели живым. Прошу вас молиться за меня, как я буду молиться за вас.

Nicco lo Brizielli, O.P.
Ранние первоисточники

Инквизиция, как это известно миру, была создана в XIII веке. Однако ее корни уходят существенно дальше, в ранние годы Христианской эпохи. Надо помнить, что еретики, а не ведьмы и другие сверхъестественные существа, были первоначальной целью Инквизиции. Инквизиция, или Святая канцелярия, была рядом церковных судов, созданных для искоренения ереси, в то время рассматривавшейся как форма аномального поведения, а также, для того, чтобы гарантировать доктринальное единство Христианского мира.

До IV века Римская империя рассматривала Христианство с различной степенью подозрения и антипатии. Империя разрешала практиковать отдельные религии в пределах ее границ, и Христианство было одной из них в силу своей связи с иудаизмом. Несмотря на то, что иудаизм презирали, он все же имел право на существование, как вера еврейских народов; как выразился Цельс: «Религия евреев может быть весьма своеобразной, но это, по крайней мере, обычаи их отцов».

Однако, в конце концов, так как иудаизм явно дистанцировал себя от Христианства, а новая религия не могла дольше претендовать на традиционность, она утратила свой статус законной религии. Христианство стало объектом презрения и осмеяния вдобавок к открытым гонениям: оно было объявлено преступной религией и на христиан стали охотиться, сажать в тюрьмы и казнить.

Преступление само по себе было только номинальным: любой мог быть арестован только за то, что исповедовал Христианство. Не были необходимы ни какие преступные действия. Предполагалось, что христиане угрожают общественному и природному порядку. Римские критики веры опасались, что, отказываясь почитать императора и римских богов, христиане вызовут эпидемии, голод и другие стихийные бедствия, разгневав охранительных духов небес своими проступками. Христиане к тому же были обвинены в каннибализме и инцесте, несложный вывод из неправильного прочтения Христианских богослужений и теологии.

Началась эра мучеников. Христианство по существу началось с акта мученичества (Распятие на кресте), а первым официальным мучеником Церкви стал Святой Стефан, казненный в 35 году нашей эры. Но это было только начало истинных гонений на Христианство. От правления Нерона в первом веке до Диоклетиана в начале четвертого века, христиане беспорядочно терроризировались оскорблениями толпы и преследованиями властей. Это был их первый опыт столкновения со злоупотреблениями власти, пытками и криминализацией веры в массовом порядке. Несмотря на то, что Христиане избавились от издевательств, принцип, который утверждает, что мучаемый ребенок растет, чтобы стать мучителем родителей, несомненно, также справедлив и по отношению к вере.

В четвертом столетии, когда Константин принял Христианство, все изменилось. Христианство стало официальной религией, и ее безопасность и будущее были должным образом гарантированы. Вера унаследовала римский образ жизни, а вместе с тем и римский правовой кодекс. Наряду с этим, наследством была вера, что определенные религиозные практики не только привилегированны в государстве, но и полезны для него. Императоры с Феодосия II и в дальнейшем издавали декреты о ссылке, конфискации имущества, и даже казни осужденных еретиков; декретом 407 года новой эры ересь приравнивалась к государственной измене. Византийский император Юстиниан, пытаясь утвердить единообразное православие на всей территории своей империи, приговорил к смертной казни приблизительно 100 000 человек за язычество и ересь. Ранние религиозные лидеры, однако, были в основном против применения силы по отношению к ересям, предпочитая вместо этого такие меры, как отлучение от церкви, а иногда лишение свободы.

В последующие века, на рубеже тысячелетия, наказания в отношении еретиков были суровыми, даже зверскими, но церковь все еще не предпринимала официально согласованных действий по выслеживанию и наказанию предполагаемых еретиков. Большая часть преследований происходила от рук мирских лидеров. Конечно, церковные власти приняли некоторые карательные меры, но даже в плоть до Четвертого Латеранского Собора изгнание и конфискация имущества по-прежнему считались адекватными наказаниями за ересь.

До этого времени целью Инквизиции были еретики. Несмотря на то, что Христианская традиция твердо выступала против магии, и всюду опасалась деятельности демонов, они мало практиковали организованную охоту. Безусловно, отшельники боролись со злыми духами в дикой местности, Орден Святого Михаила принимал участие в духовной войне с Адом, а народным массам всегда предписывалось избегать языческого волшебства, но такие проповеди, как правило, не были организованной деятельностью.

Четвертый Латеранский Собор

Четвертый Латеранский Собор, созванный в 1215 году новой эры, был одним из серии Соборов, созываемых на всем протяжении истории Церкви в попытках справиться с различными проблемами своего времени. Этот Собор, созванный Иннокентием III для того, чтобы «вернуть Святую Землю и реформировать Церковь в целом» и обрисовать основные элементы средневекового Католицизма, считается величайшим Собором средневековья. Среди его попыток было изменение положения папы и широкое распространение обучения вере среди членов церкви, как духовных, так и мирских. К сожалению, невежество все еще процветало по всей церкви. Еще одним результатом, более важным для Инквизиции стало то, что Собор так же закрепил поддержку мирской власти в поддержании ортодоксальности.

Орден Святого Михаила
And war broke out in heaven: Michael and his angels fought with the dragon; and the dragon and his angels fought... So the great dragon was cast out, that serpent of old, called the Devil and Satan, who deceives the whole world; he was cast to the Earth, and his angels were cast out with him.

— Revelations 12: 7,92

Антоний, римский воин, вдохновленный видением Святого Архангела Михаила, основал общество монахов, посвятивших себя почитанию Архангела. Михаилиты (как орден был тогда известен), представляли собой объединение множества бывших солдат, которые нашли возможность переориентировать свои многочисленные военные наклонности. Братья ордена были обеспокоены тем, что Второе пришествие близко (как верели многие Христиане) и тем, что церковь не готова к возвращению своего Господина. Битва Апокалипсиса будет жестокой, как предсказывало Откровение Иоанна, и Церковь должна была быть готова. Михаилиты посветили себя молитве и созерцанию в ожидании великой битвы, которая, без сомнения, скоро наступит.

Михаилиты вполне серьезно верили в физическое измерение «духовной войны» и они также тренировались как экзорцисты. В связи с тем, что Михаил победил Сатану, Михаилиты готовились к сражению с бесчисленными демонами, которые наводнили землю. Не было ничего необычного для Христианских общин, в том, чтобы послать послов к Ордену Святого Михаила за помощью в тех случаях, когда они боялись демонической одержимости или нашествия.

Апокалиптическое рвение то увеличивалось, то ослабевало на всей протяженности истории религии, и Орден Святого Михаила не был исключением. В течение следующих 1000 лет, в связи с тем, что ожидаемое наступление Апокалипсиса откладывалось, численность Ордена медленно уменьшалась. В итоге, к 1450 году уменьшившееся братство, в лучшем случае, включало в себя меньше дюжины монахов.
Катары

Именно с приходом Катари, или Катаров, Церковь начала развивать официальную позицию по отношению к еретикам. Катары были религиозными дуалистами, которые верили, что Бог и Сатана равны друг другу, что Сатана был создателем физического мира и Ветхозаветного Иеговы, и что всё Библейское писание, предшествующие Евангелию, должно быть отвергнуто. Верования катаров были не совсем оригинальными и происходили от Манихеев, ранней Христианской ереси. Катары (также известные как альбигойцы) отвергали большую часть традиционных учений церкви и социальный строй, а так же право государственного налогообложения, своими действиями фактически представляя угрозу существующему социальному строю.

Действия против этой антисвященнической ереси начались основательно. Инокентий III (1198 – 1216 гг.), тогдашний Папа, организовал крестовый поход против катаров, даровав участвующим крестоносцам такие же индульгенции, как и тем крестоносцам, которые сражались с неверными мусульманами. Император Фридрих II в 1224 г. основал Инквизицию, чтобы уничтожить еретиков в Италии и Сицилии, он возродил старое римское право, которое требовало смертной казни для еретиков. В конце концов, Совет Тулузы в 1229 г. принял указ, который предлагал епископам юга Франции, учредить комитеты в каждом приходе с целью обнаружения еретиков (а именно, альбигойцев). Жилища еретиков должны были быть конфискованы, право собственности ликвидировалось, а сами еретики передавались под юрисдикцию церковного суда.

Существуют люди, которые верят, что Киндред могли попасть в руки Инквизиции в этот момент. Если это так, то вполне вероятно, что среди захваченных были вампиры клана Бруха, которые активно поддерживали социальную революцию течения Катаров. Другие сообщали, что Люпины привлекли внимание церкви в это время, так как крестоносцы и инквизиторы угрожали их семьям и их среде обитания. В конечном счете, ничто из этого не может быть проверенно; даже Общество имеет свои секреты, и я никогда не был причастен к его секретным архивам. И конечно, вряд ли я теперь когда-нибудь увижу подобные документы.

Источники и ученые ссылаются как на наиболее вероятную дату официального создания Инквизиции на 1231 год нашей эры, когда Папа Григорий IX возложил на недавно созданных и чрезвычайно фанатичных Доминиканцев обязанность подавление ереси. В 1231 году он издал буллу Excommurucamus, которая несет ответственность за создание судов, судивших и каравших еретиков. Раскаявшихся еретиков наказывали пожизненным тюремным заключением; непокорных еретиков, упрямых зверей, кем их считали, казнили. Пытки впервые были одобрены Иннокентием IV в 1252 г.; он, больше чем просто их одобрил, Иннокентий приказал подестам (главам городов) Италии применять пытки, чтобы заставить еретиков сознаться.
Общество Леопольда

Одним из первых на кого была возложена священная обязанность инквизитора, был Леопольд из Мурнау, пожилой баварский Доминиканец, известный как своей святостью, так и рвением. В самом начале своей карьеры в качестве инквизитора Леопольд получил прямые доказательства существования сверхъестественных существ; он решил, что это дьявольские агенты Ада, – а кем еще они могли быть? – которые были гораздо более важной, и гораздо более опасной угрозой для верующих, чем «простые еретики». Фактически Леопольд считал, что очевидное увеличение активности сверхнатуралов было знаком приближающейся Парусии, Второго пришествия, когда Иисус Христос вернется, и будет сражаться с силами Антихриста. Эти сверхнатуралы и были уже марширующими силами Врага. Поэтому Леопольд начал собирать небольшую группу инквизиторов, которая предназначалась для ликвидации сверхнатуралов. Когда Парусия придет, Спаситель найдет свою армию готовой и выжидающей.

В 1231 году, когда Церковь начала официальную процедуру искоренения альбигойцев и других еретиков, Леопольд обратился к Григорию и попросил о получении особого разрешения на борьбу со сверхъестественными врагами церкви. Григорий первоначально сомневался, но из уважения к репутации Леопольда, он разрешил ему формировать общество для выполнения этой задачи. Григорий решил, что чтобы сохранить эффективность Общества (и сохранить свою репутацию, если Общество покажет себя как серьезную ошибку), Общество будет действовать в обстановке секретности.

«Завет Леопольда»

Сегодня Я непосредственно видел истины, о которых наша Матерь, Церковь, говорит, и меня охватил страх.

Этим утром Я посетил донжон, где было заключено несколько нераскаявшихся еретиков. К стене была прикована тонкая, изможденная женщина. Ее девичьи формы стали ликом неизмеримой ненависти. Я увещевал ее сознаться и отречься от своих грехов, но все что я получил в ответ, это непрерывный поток грязной ругани. Я опасался одержимости в ее случае; уж больно она была бледна кожей и очень худа.

Когда Я подошел к ней, она пришла в ярость в тройном размере, и боролась с железными оковами, которые привязывали ее к стене. К моему удивлению и ужасу она вырвалась из оков и бросилась на меня, ее руки превратились в ужасные когти, она разинула рот и обнажила мерцающие клыки. Воистину, это был один из вампиров, о которых я слышал так много легенд, легенд которым Я отказывался верить.

Инстинктивно Я выхватил свое распятие, которое Я показал зверю, и приказал остановиться именем Бога. Господь могущественен на самом деле, зверь отпрянул от меня, отвращенный распятием, и отступил как можно дальше. В этот момент стражи донжона вступили в бой мечами и факелами, и, в конце концов, обломком древка сломанного копья уничтожили существо предо мной.

В этот момент я понял, какой зверь стоял передо мною, и то, что моя миссия была ясна. Богом Я был предназначен к борьбе с силами Антихриста, которые Я сейчас увидел пред собой.

- Леопольд из Мурнау, «Завет Леопольда».

Последователи Леопольда были немногочисленны, но преданы Богу. Они действовали как часть стандартной Инквизиции, но всегда особо внимательно следили за существованием супернатуралов в пределах своей юрисдикции. Под руководством Леопольда Общество усилилось, доказав свою полезность множество раз, уничтожая силы Ада, окутавшие христианский мир.

В конце концов, Леопольд был убит смертным сторонником вампиров, добивавшимся себе вампирской крови, и с тех пор Киндред стали личными врагами последователей Леопольда.

Методы Инквизиции

Методы Инквизиции были радикальным отходом от стандартного судебного процесса. Инквизиторы вскоре приобрели право вызывать подозреваемых из их домов в места, которые инквизиторы считают безопасными; они также могли вызывать любого, кто был даже объектом незначительных подозрений. Повестка вручалась подозреваемому неофициально, позже – на публичном воскресном богослужении. Если подозреваемый не прибывал на суд в течение года после этого вызова, то он становился окончательно заклейменным, как еретик.

Подозреваемые были обязаны дать присягу о том, что будут давать правдивые показания, в том числе и против себя. Свидетельские показания могли исходить от любого, даже от тех, кому обычно было запрещено давать показания: преступники, отлученные от церкви и др. И, наконец, обвиняемым было отказано в адвокате или священнослужителе. Excommunicamus Григория также отрицал право на обжалование у Святого престола. Если в ходе судебного разбирательства подозреваемый предположительно соврал, то он заключался в тюрьму. После публичных слушаний, если подозреваемый отрекался от ереси, он получал общее помилование Церкви, с наказанием в диапазоне от паломничества до пожизненного заключения.

Зато нераскаявшиеся еретики приговаривались к смертной казни. Из-за того, что церковное право запрещало Церкви налагать такое наказание, нераскаявшиеся еретики передавались мирскому суду. Стандартной формой смертной казни было сжигание на костре. Это, конечно, языковая софистика, использовать этот факт, чтобы утверждать, что Инквизиция сама никогда никого не отправляла на погребальный костер.

Во время испанской Инквизиции еретики носили санбенито, одежду схожую с наплечником. Раскаявшиеся еретики носили желтые санбенито с красными крестами, нераскаявшиеся, приговоренные к аутодафе, носили черные санбенито с изображением дьявола и пламенем.

Инквизиторы рассматривали себя одновременно духовниками, судьями и прокурорами, их долгом было не только сохранить ортодоксальность веры и стабильность Христианства, но спасти душу еретика. Следует отметить, что степень допросов еретиков и вынесения решений значительно варьировались от инквизитора к инквизитору. Некоторые инквизиторы, например, Конрад из Марбурга и Жан Галан были известны своей жестокостью. Большинство инквизиторов были просто усердными людьми, которые несли возложенный на них долг с наивысшим почтением. Другие, например, английский францисканец брат Уильям (сыщик высочайшего ранга) очень сожалел о служебном долге инквизитора. Помните, что малейшей улики было достаточно, чтобы подозревать человека в ереси и продемонстрируй инквизитор снисходительность по отношению к подозреваемому еретику, это было само по себе подозрительным поступком, – как сам брат Уильям открыл, когда был брошен в тюрьму.

Орден святой Жанны

Вдохновленная апокалиптическим пылом и духом крестового похода французская провидица Жанна Руаллет начала собирать женщин, руководствуясь той же причиной, что и Леопольд. Вера Жанны была сильна; она и ее последователи сражались с армией Врага с такой же могучей преданностью Богу и силой, как и последователи Леопольда. К несчастью их мотив часто забывают. После смерти Жанны, ее сторонники стали считать ее святой; несмотря на то, что Церковь не признала ее святости, ее последователи знают лучше и просто начали называть ее «наша Святая». Они продолжили свою миссию после ее смерти, сформировав Орден святой Жанны. Хотя понтифик не признает официально новый орден, это не слишком сильно их заботит.

В XV веке, когда Общество было организованно официально, с Орденом святой Жанн были начаты переговоры о совместной работе. Орден согласился, и Общество присвоило почетное членство любому члену Ордена святой Жанны, который пожелает этого; тем не менее, очень немногие на самом деле попросили о членстве. Даже те, кто работает совместно с Обществом, обычно неуловимы и загадочны. Посторонним мало что известно о внутренней работе Ордена.

Так как Общество в XX веке начало продвигать женщин на более влиятельные должности, некоторые поставили вопрос о необходимости отдельного женского ордена. Общество предложило приверженцам Ордена святой Жанны объединиться, но Орден отклонил это предложение. Умолчав о причинах.

Жертвы

Альбигойцы не были единственными, кого они преследовали; любой заподозренный или обвиненный в ереси был законным объектом для насмешек или нападений, в том числе Вальденсы, Бегины, Бегарды и Фратицели, не говоря уже о явных еретиках: евреях и мусульманах. Со временем, в список были добавлены ведьмы и чернокнижники, а так же сексуальные отклонения, а, в конечном счете, и любой человек с поступками за приделом нормы. Мне сказали, что определенная группа магов (по-моему, называется Небесный хор) была обвинена в манипулировании этой особенной стороной охоты.

По словам моего источника, Небесный хор вел войну с другими группами магов и, возможно, что некоторые из этих магов-соперников были пойманы в сети Инквизиции. Однако, по словам моего источника, который сам являлся членом Хора, не все члены Хора были ортодоксальными христианами, и вполне вероятно, многие из них также были схвачены. Поэтому, наивно думать, что Небесный хор полностью поддерживал Инквизицию.

Однако не исключено, что фанатики в Хоре временами захватывали преимущество. Мой собственный источник слышал слух о тайном кабале внутри Хора – если хотите, о тайном обществе внутри тайного общества – заинтересованном чистотой мысли и веры, и этот кабал вполне мог быть решающим фактором в деятельности Инквизиции.

Инквизиция первоначально была в значительной степени ограничена географически; северные страны были от нее избавлены, Англия была потревожена только разгромом Тамплиеров, а Испания была не тронута до XV века. Конечно, испанская инквизиция добилась известности, став «государством внутри государства». Там инквизиторы предоставили себе самые большие полномочия, включая право на ношение оружия.

Доминиканец Томас де Торквемада, сделанный Великим инквизитором Испании, позволил испанским инквизиторам увеличить централизацию власти. Некоторые считают, что вампиры действительно попадали ему в руки, а он узнал об их существовании, когда увидел результаты попыток подвергнуть их пыткам, что привело его к наивысшей степени жестокости в его методах. Я не могу сказать, правда это или нет. Материалы на Торквемаду скрыты от всех, а Генерал-Инквизиторы доверяют немногим. Но история зафиксировала, что около 2000 человек были сожжены на костре за время его пребывания в должности, это вне всяких рамок ортодоксального Христианства, даже для святого Игнатия Лойолы и Терезы из Авилы.
Как это могло произойти?

Для современных людей легко смотреть в прошлое на Инквизицию с ужасом. Но мы также должны рассмотреть систему взглядов и понятий, в эпоху которых росла Инквизиция. Хотя произвол Инквизиции был отходом от юридических и каноничных норм, он, тем не менее, был в духе той эпохи и был образчиком подавляющего большинства мыслей.

Средневековая церковь была не только организацией: она была обществом. Она была христианским миром. Христианство было общественным порядком и все, что угрожало Христианству, также представляло угрозу общественному порядку. Католическая церковь отвечала за охрану общества и за защиту истины. Духовные истины, высказанные Христом, были ключом к Спасению, и если они были в опасности извращения, тогда в опасности было все Христианство. Первостепенна была Святость учения Церкви, а не материальные нормы – в том числе, сопоставимые потере человеческой жизни. Конечно, истиной иронией было то, что христиане рассматривали еретиков в том же свете, что и римляне, которые преследовали христиан: и те, и другие рассматривались как угроза общественному строю и естественному порядку. Мало того, что их действия угрожали обществу, но они также гневили Небо.

Кроме того, наказания Инквизиции ни чем не отличались от остальных правовых сводов законов, существовавших в это же время. Преступников в соответствии с требованием права вешали, сжигали заживо, четвертовали, варили, пытали и по-разному жестоко обращались. Инквизиция не была единственной в своем роде особенностью этой эпохи; она была продуктом ожесточенной и карающей эпохи.

Такое чрезмерное пренебрежение к жизни, такое бездушное и чрезмерное насилие ушло в прошлое. Конечно, Общество утверждает, что мы научились на своих ошибках и больше не обращаемся к таким средствам, как пытки, угрозы и запугивание.
Усиление Общества

В 1484 году Папа Иннокентий VIII издал Summis Desiderantes Affectibu и официально добавил ведьм к списку нежелательных элементов. Колдовство всегда наказывалось в судебном порядке, и преследовалось годами до этого момента, но это заявление подтолкнуло инквизиторов-доминиканцев, Генриха Крамера и Джеймса Шпренгера, обвинить ведьм как врагов рода человеческого, а общественность оповестить об их опасности. Некоторые вновь подозревают Небесный хор в мотивировании этого акта, но я верю, что люди вполне параноидальны и достаточно опасны, чтобы действовать без коварных манипуляций магов.

Крамер и Шпренгер были учениками школы Леопольда, которая в это время обучала не более 15 учеников одновременно. Крамер и Шпренгер в конечном счете несут ответственность за возрождение Общества. Они верили – и совершенно справедливо – что если Церковь официально признает зло, с которым сталкивается ежедневно, тогда значение Общества утроится.

Summis был первым значительным официальным шагом Церкви по направлению к уничтожению сверхнатуралов, и он принес в особенности много натиска на Киндред. После его публикации большинство инквизиторов начали целеустремленно охотиться на ведьм и чернокнижников. Оптимист во мне хочет верить, что большинство, нежели несколько, с кем они имели дело, на самом деле были Инферналистами, и что не все жертвы были просто эксцентричными старухами, разговаривающими со своими кошками; реалист во мне понимает, что пострадало слишком много невинных людей.

1486 г . новой эры был очень важным годом, как для Инквизиции, так и для вампиров. Крамер и Шпренгер опубликовали Malleus Maleficarum или «Молот Ведьм», руководство по методике охоты на ведьм, в то время как вампиры начали объединяться и создавать общество, сейчас известное как Камарилья. С этого момента Киндред действуют гораздо более внимательно и становятся более трудным противником.

«Молот ведьм» стал стандартным руководством по охоте на ведьм по всей Европе и, в конечном счете, вошел в употребление у Протестантов, так же как у Католиков. Благодаря Summis и «Молоту ведьм», Общество испытало приток членов: в 1488 г. Общество насчитывало более чем 100 инквизиторов и стало ясно, что Общество заслуживает папское внимание, чтобы достичь своего истинного потенциала.

Папа Иннокентий VIII , по настоянию Крамера и Шпренгера, поддержал относительную секретность Общества; однако, он также поддержал Общество финансово и предложил реорганизовать Общество в более определенную иерархию. Эта новая иерархия требовала централизации руководства, которого не хватало после смерти Леопольда. Шпренгер и Крамер были слишком известны публично, чтобы принять руководство, поэтому Матео Северус S . J ., один из их менее известных коллег, стал первым Генерал-Инквизитором Общества Леопольда.

Северус начал работу по организации нового общества, используя как модель свое собственное общество – Иезуитов. Дневники Леопольда, Завет Леопольда стали каноном для возрожденного общества, которое устроило штаб-квартиру в Риме в Monasterio di San Michele или Монастыре Святого Михаила. Новое Общество Леопольда эффективно впитало достоинства двух церковных орденов – Доминиканцев и Иезуитов, объединив их в совершенно иное Общество.

Инквизиция, как таковая, продлилась, не ослабевая, вплоть до Реформации, так как, проще говоря, все ненавидели всех. Католики сжигали Протестантов наряду с другими еретиками, а Протестанты были так же быстры в обвинении других в ереси. Тем временем, Общество Леопольда медленно росло и, не привлекая всеобщего внимания, преследовало свои цели. С ростом Протестантизма стало ясно, что Католицизму больше не удержать политической и религиозной гегемонии, с XVII века Инквизиция становится все менее и менее активной.

Флорентийская ересь

В 1658 году произошло событие, которое как потрясло основы Общества, так и помогло укрепить свою философию в высшей степени, поэтому оно существует до современного дня. Рафаэль Ренци, инквизитор, Францисканец и руководитель флорентийского Ценакулума, был привлечен к суду по обвинению в ненадлежащем исполнении своих обязанностей как христианских, так и инквизиторских, и (что еще более важно) в желании фактически помогать Врагу. Слухи, дошедшие до Цензоров, сообщали о том, что Ренци было известно о существовании целого ряда вампиров, оборотней и магов, но он не предпринял меры против них; вместо этого в ходе церковного суда Ренци пытался «помочь» им, говоря, что они ничем не отличаются от других грешников, и они также заслуживают спасения. Ренци позволил доставить себя в цепях в монастырь Святого Михаила, даже не произнеся слова, чтобы оспорить обвинение.

На суде, открытом для всех членов Общества, и который посетили большинство из них, Ренци был обвинен в том, что отверг Церковь, вступил в союз с Дьяволом, и фактически подверг опасности Общество, разоблачив его тайны. Они имели очень мало доказательств, но Ренци ничего не сделал, чтобы защитить себя. Наоборот, когда ему дали возможность говорить, Ренци спокойно рассказал об испуганных душах, которые он спасал и защищал, и о вампире, признание которого он выслушал, со слезами на глазах Ренци рассказал о том, как он совершил богослужение Таинства Причастия с этим вампиром. В заключение Ренци осудил Общество за гордыню и за то, что оно не живет в соответствии с законом Божьим, который завещал любить и прощать.

Конечно, приговор был вынесен быстро и без сомнений. Ренци был заклеймен, как вероотступник и Предатель, и на рассвете следующего дня был сожжен на костре. Ренци выставлял напоказ свой санбенито, говоря, что это крест, который он должен нести, чтобы продемонстрировать доказательства своей правоты. «Если мне предначертан Ад – сказал он перед тем, как взойти на погребальный костер – это за то, что я принимал участие в вашем Обществе, оскорбляющем нашего Владыку! Тогда позвольте моим одеждам напомнить вам, что ждет всех, кто следует по вашим следам»

На следующий день оставшиеся члены Ценакулума Ренци были допрошены, и также одеты в санбетино. Пятно Инфернализма распространяется легко, подобно заразной эпидемии и Общество должно было быть уверено, что другие, подобные Ренци, – «овцы в волчьей шкуре» – не существовали. На закрытых заседаниях Цензоры и Генерал-Инквизитор обследовали других флорентийских инквизиторов, допросив их об их мотивах и убеждениях.

Двое членов подтвердили свою приверженность целям Общества и были верны без сомнения. Однако они были переведены в другие Ценакулумы под надзор более опытных и добросовестных инквизиторов, чтобы быть совершенно уверенными, что пятно отступничества не может развиться необнаруженным.

Однако оставшиеся два члена на допросе не были совершенно убедительными. Один признался, что был близок к Ренци, и прислушивался к его словам, но, в конечном счете, отверг их. Другой, после длительного ряда допросов – и некой угрозы пыток, если слухам можно верить – сказал, что он сопровождал Ренци одной ночью на встрече с оборотнями в лесу за пределами Флоренции; он видел их танцующими голыми и радостными, полными языческого удовольствия. В итоге, в пароксизме раскаяния, он признался, что он вступал в половые отношения с некоторыми оборотнями – мужчинами и женщинами, в свальный грех. Он просил прощения Генерал-Инквизитора и клялся, что он будет стремиться к покаянию в любой необходимой форме.

Эти двое инквизиторов были также сожжены; хотя они носили санбенито раскаявшихся, они были признаны слишком серьезно испорченными своими отношениями с Ренци.

Полнота разгрома сделала больше, чем благочестивая агитация Общества; оно начало серию дебатов о том, существует ли возможность для спасения у любого существа; были ли они, в своей сути, злом или они были только испорченными, или они были ли даже вне стандартного спектра моральных норм? Имеет ли нравственное поведение, которое требует Бог от людей, применение к явным не людям? Все тело Католической теологии и философии было выставлено для всестороннего рассмотрения. Оказалось, что, в конечном счете, не такое уж и малое число инквизиторов позволяло таким мыслям приходить в свои головы.

Верхушка Обществ законно открыло подноготную для обсуждения – редчайший поступок, поскольку такие вещи, как правило, обсуждаются конфиденциально. Дискуссия шла неделями. Кое-кто подозревает, что дискуссия была открытой ни столько из-за того, чтобы стать попыткой демократического объединения, сколько как способ разоблачить тех, кто может симпатизировать Ренци и его ереси. Некоторые рассматривали достоинства доводов Ренци; закон Христа был единство любви, ведь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лук. 10:27) и «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн 3:16).

Однако другие возражали, что запреты Господа были ясны: «И если какая душа обратится к вызывающим мертвых и к волшебникам, чтобы блудно ходить вслед их, то Я обращу лицо Мое на ту душу и истреблю ее из народа ее» (Левит 20:06); « Мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них» (Левит 20:27), и, конечно, «Ворожеи не оставляй в живых» (Исход 22:18). Из других подобных отрывков, взятых у Отцов церкви и богословов, и было ясно, что наряду с тем, что милосердие и сострадание имеют свое место и время, нет места для них во взаимоотношениях со сверхнатуралами.

Тайная сущность ереси Ренци стала следующей темой для обсуждения. Дьявол, несомненно, может ссылаться на Писание; наихудшим грехом является поступок, который считается, что совершается во имя Господа и следованию его законам. Его позиция была тщеславной, утверждали Цензоры, и она была богохульной. Логическая цепочка аргументов, которую предложил Ренци, была по-настоящему гибельной: если аргументы были правильными, тогда само служение Обществ Леопольда было ошибкой; если служение Общества Леопольда ошибочно, тогда декларации папы и решения Святой Матери Церкви в отношении зла сверхнатуралов также ошибочны; и если подобная вера ошибочна – то, что тогда? В чем же еще церковь Петра ошибается? Возможен ли сами догмат о спасении?

Нет, миссия Общества ясна, и любое отклонение от нее было не только неверным, но и возражало против веления Бога. Ересь Ренци была чем-то соблазнительным и притягательным: соблазняя обещанием делать добрые дела, она привела кое-кого к богохульству и ни к чему иному, как принятию Врага. Она подразумевала, что Зло было относительным, и не уничтожимым.

Как много инквизиторов впало в такой софизм? – спрашивали Цензоры. Сколько еще инквизиторов наденут санбенито еретика? Каждый инквизитор, проигранный этой ереси, означает еще одну сотню душ, проигранных Врагу, – убеждали они.

В конечном счете, результат был ясен. Совет издал Декрет 1659 года, или как он стал позже известен – Флорентийский декрет, который теперь официально предписал то, что просто предполагалось или считалось само собой разумеющимся в Обществе Леопольда.

Однако, то, что началось с Ренци, не умерло; он был не первым инквизитором, который задавался вопросами морали, и не был последним. Ренци был только первым мучеником, который был назван Санбентино, падший Инквизитор.

Кондотьери

Несмотря на то, что инквизиторы Общества были новыми крестоносцами, они не были истинными солдатами. Маттео Северус, Иезуит, который стал первым Генерал-Инквизитором Общества, считал, что новой Инквизиции требуется большее, чем простые «воины Христа» в их миссии.

На всем протяжении Ренессанса наемники оставляли свои жизни, сражаясь за многочисленные города-государства Италии; эти наемники были Кондотьере, термин, происходящий от договора между кондотьере и его сеньором, и обещание хорошего поведения: Buona condotta (ит. нормы поведения). К концу XV века, так как маленькие города и страны стали объединяться в большие союзы, государственная необходимость в кондотьере начала исчезать, оставив множество натренированных солдат без жалования. Северус видел, что их нужда и нужда Общества в военной силе были идеальными напарниками, и он начал наем кондотьере, чтобы осуществлять защитные и военные нужды Общества.

Кондотьере служили превосходно, часто оказывая поддержку инквизиторам во время аутодафе, но их оплачиваемый статус стал источником разногласия внутри общества. Несмотря на то, что многие инквизиторы получали некоторое жалование за свою работу, они не работали за деньги; их работа была работой Бога. Северус рассмотрел уменьшение платы кондотьере со всех сторон, и многие уехали в поисках более прибыльной работы. Те, что остались, считалось, были преданы миссии Общества и кондотьере также официально стали инквизиторами; их служение было в поддержке и защите Священной канцелярии. Несмотря на то, что они больше не работали «по контракту», это подразделение сохранило имя Кондотьере, название, которое они сохраняют по сей день.

Начиная с самого начала, когда Кондотьере были военной силой, они работали в группах по трое, которые назывались «копья». Первоначально «копье» состояло из конного воина, оруженосца и копьеносца (иногда пешего, иногда конного). Запрос часто приходил на количество «копий»: 400 «копий» означало 1200 солдат, из которых как минимум 400 кавалеристы. Несмотря на то, что военная тактика изменилась Кондотьере Общества предпочитают работать в группах по трое. Хотя это не осуществимо в маленьких Ценакулумах, большие Ценакулумы и Монастырь Святого Михаила предпочитают работать с «копьями», вместо того, чтобы давать поручения отдельным Кондотьери.
Флорентийский декрет

Во имя святой и неделимой Троицы, Отца, Сына и Святого Духа.

Этот святой совет Общества Леопольда, собранный в соответствии с законом Святого Духа, учитывая большую важность проблемы, которая должна быть рассмотрена, официально признает, что его борьба не против плоти и крови, но против духов скверны в высших сферах. По причине того, что эти благочестивые заботы Общества могут действовать в соответствии с Божьей милостью, оно устанавливает и предписывает то, что последующие каноны веры согласуются со святым предназначением Общества.

Канон 1-ый: Если любой член Общества оставит свое служение, либо по небрежности, либо по умыслу, да будет ему анафема. Хотя Общество учитывает возможность обычной неудачи или ошибки, оно, тем не менее, рассматривает долг инквизитора как священный и обязывающий.

Канон 2-ой: Если кто-нибудь ослушается решения Генерал-Инквизитора, или своего Настоятеля провинции, или своего Аббата, или любого другого члена Общества, облеченного властью, да будет ему анафема.

Канон 3-ий: Если кто-нибудь не верит в реальность Князя Тьмы или в то, что его дети ходят по земле, мучая и преследуя верующих, да будет ему анафема. Такое отступничество противоречит истинам Общества.

Канон 4-ый: Если кто-нибудь верит, что Спасение открыто детям Врага, или что они заслуживают милосердия Церкви или Общества, или избирает любой другой путь поддержания и сочувствия Флорентийской ереси, да будет ему анафема. Такое отступничество противоречит истинам Общества, и препятствует тому добру, которое Общество делает на Земле. Он будет заклеймен, как Предатель, и будет заслуживать наиболее суровых взысканий и наказаний, без надежды на покаяние или прощение другое, чем у Бога.

Канон 5-ый: Если кто-нибудь предаст Общество, или раскроет его секреты постороннему или стороннику врага, да будет ему анафема. Такое отступничество противоречит истинам Общества, и препятствует тому добру, которое Общество делает на Земле. Он будет заклеймен, как Предатель, и будет заслуживать наиболее суровых взысканий и наказаний, без надежды на покаяние или прощение другое, чем у Бога.

«Да будет ему анафема» – это формулировка для декретов Церкви и Общества; кара и надежда на прощение варьируется в соответствии с преступлением. Флорентийский декрет – это основа, но не полный кодекс законов Общества. Интересно отметить, что нигде в Декрете не говорится о верности самой Церкви.

0

4

XVIII столетие

XVIII столетие не было любезно к Церкви. Ее мирская власть исчезла, политическая ослабла, а духовный авторитет распался на осколки. Смена эпохи также отразилась и на Обществе. В связи с тем, что в западном мире правил рационализм и Просвещение, численность Общества упала до, немногим более, 50 человек. В Ватикане существовали даже некоторые конфиденциальные разговоры о роспуске Инквизиции. Хотя сама Церковь не была особенным сторонником философии Просвещения (мягко выражаясь), она просто не могла позволить, чтобы существующее полутайное общество охотников на ведьм опиралось на имя Церкви, потому что реакция на публичное Общество, несомненно, была бы отрицательной

Когда правящий папа начал обдумывать вопрос о роспуске Общества, Маркус Делука, Генерал-Инквизитор, созвал Совет. Для Делука и его сторонников было очевидно, что сама Церковь попала под контроль Врага. Совет обсудил множество вещей, в том числе возможность разрыва с Церковью и получение полной независимости. К несчастью, Общество по-прежнему слишком сильно полагалось на финансовую поддержку Ватикана.

Во время этого Совета было обнаружено, что у Общества было множество сторонников в Церкви, которые верили в миссию Общества. Некоторые из них были просто сочувствующими, но другие были на самом деле тайными инквизиторами, чьей единственной миссией было поддержка роста Общества, а не участие в охоте. Сначала Совет обратился за поддержкой к тем кардиналам и должностным лицам, которые открыто симпатизировали Обществу. Когда пришли сообщения, что эти люди были неубедительны в своих попытках договориться с Папой, Общество обратилось к своей следующей линии защиты.

Делука попросил личной аудиенции у Папы Римского. Точное содержание разговора неизвестно, но Делука предположительно продемонстрировал очень точные знания о массе плотских стремлений Папы к некоторым семинаристам – весьма постыдный грех, и о полностью конфиденциальной информации, о которой знал только собственный исповедник Его Святейшества. Эта аудиенция положила конец любым дальнейшим дискуссиям о роспуске Общества.

В конце концов – что такое незначительный грех шантажа по сравнению с долгом по спасению человечества от Сатаны. Бог будет милостив. Или что-то примерно такое утверждал Генерал-Инквизитор.

Французская революция

Особенно печальным положение дел было в Париже. Тогда как Ценакулум Нотр-Дама когда-то был одним из самых знаменитых и успешных Ценакуломов в истории Общества, в течение одного года его эффективность сократилась. Казалось, что любая охота, которую начинал Ценакулум, заканчивалась почти тотальной неудачей. В конце XVIII веке страна была нестабильным регионом, и эта нестабильность усугубляла затруднения Общества.

Рост антиклерикальных настроений, в сочетании с явным недоверием к тайным обществам сделали работу инквизиторов очень сложной. В 1793 году члены Ценакулума Нотр-Дама были вынуждены скрываться; год спустя они были уничтожены и убиты разгневанной толпой, которая желала избавить свою страну от суеверия и деспотии. Тот факт, что один из инквизиторов, как утверждалось, был секретарем Робеспьера, только подлило масло в огонь. Их конспиративная квартира была разоблачена никем иным, как Аббатом, который исчез перед появлением убивающей толпы.

Париж считался небезопасным для Общества, и Ценакулум не был восстановлен вплоть до 1800 года; очевидно, что в дополнение к тому, что город был очагом политической борьбы и социальных беспорядков, он так же был центром большого количества столкновений свехнатуралов. Только редкие инквизиторы-странники посещали город, и одна из таких групп инквизиторов, в конечном счете, нашла пропавшего Аббата, который служил одному из французских Киндред. Вновь обнаруженный предатель вместе с выводком Киндред был сожжен на костре.

Это стало отправной точкой для того, чтобы Общество начало задавать вопросы, были ли его стены непоколебимы, и как глубоко это могло проникнуть. Это было зло еще большее, чем Флорентийская ересь, которая в лучшем случае могла быть рассмотрена как невыполнение своих обязанностей. Это представлялось ничем иным, как «пятой колонной», принадлежащей Врагу. Канцелярия Цензоров начала обширную проверку Общества, допросив множество инквизиторов. Была разоблачена не меньше, чем дюжина предателей, служивших в качестве агентов сверхнатуралов, как магов, так и вампиров. Было высказано опасение, что большинство существующих агентов скрылось вне досягаемости Цензоров.

Страх перед проникновением остается по сей день, постоянно подпитывая паранойю Канцелярии Цензоров.

Современность

Общество пережило новый подъем членства в конце XIX века. Общественный интерес к оккультизму, особенно в Западной Европе, происходил параллельно и внутри Церкви. Этот интерес к оккультизму, вызванный первым Ватиканским Советом, в сочетании с возрождением рвения к ортодоксальности обеспечил множество неофитов для Общества Леопольда.

В 1908 году Инквизиция как таковая была реорганизована в Конгрегацию Священной канцелярии, которая больше не применяла силу в своем решении вопросов ереси. В то же самое время Папа Пий X официально отделил Общество Леопольда от Католической Церкви для того, чтобы Общество могло действовать более свободно – неизвестно, было ли совершено это действие добровольно, или он был принужден так поступить. Общество сохранило свое имущество, получив финансовую самостоятельность, и поддерживало только неофициальные – или тайные – связи с Церковью. На данный момент Общество стало закрытым институтом, полным решимости очистить Землю от дьявольского нашествия, которое чрезвычайно широко распространилось.

Количество членов Общества вновь стало медленно сокращаться во время Мировых войн; это сокращение количества членов вынудило Генерал-Инквизитора начать продвигать женщин по служебному положению и позволить мирянам играть роль в Обществе. До этого времени женщины редко занимали какие-либо должности, а миряне не допускались вовнутрь Церкви.

В 1980–1990-е гг. количество членов Общества начало вновь медленно увеличиваться. Сегодня это приблизительно 500 непоколебимых людей, из которых три четверти находятся в Северной Америке и Западной Европе.

Общество официально беспристрастно в проблеме доктринальной чистоты или ортодоксальности; по крайней мере, оно обращает некоторую степень внимания на Декларацию Второго Ватиканского Собора о религиозной свободе и на Декрет о экуменизме. Оно посвятило все свое внимание и ресурсы поиску и уничтожению сверхъестественного зла. Некоторые более традиционные члены Общества занимаются ересями, но такие инквизиторы остаются в меньшинстве.

Общество Леопольда сегодня
S. Martin ascended from the military state to the clerical, for the army of the Church is higher in status than the army of the world; its warfare is a higher one, and its soldiers fight against spiritual enemies.

— St. Thomas Aquinas3

За века с момента своего основания Общество Леопольда стало грозной организацией. Это старейшее официальное объединение охотников на ведьм, способное обратиться к семи столетиям опыта. В дополнении к этому опыту Общество не было образованно в вакууме; его основатели были наследниками традиций и административного наследия Римской Католической Церкви – одного из самых старейших учреждений мира.
Общество и Понтифик

Общества Леопольда уже давно имеет необычные отношения со Святым Престолом. Леопольд из Мурнау первый, кто продемонстрировал свое влияние на Папу; Шпренгер и Крамер проследовали по его шагам, когда они организовывали модернизацию Общества. Однако после них любое влияние или рекомендации стали более тонкими, так как Общество начало внедрять свои побеги в здание церкви. Очень немногие понтифики когда-либо знали, как много их проверенных советников и коллег были либо тайными членами, либо очень убежденными сторонниками Общества.

Сейчас Общество действует всецело автономно от желаний и власти Папы. Когда в 1908 году Общество было освобождено от юрисдикции Папы, все известные Ватикану архивы Общества также перешли во владения Общества.

Пий был осторожен в своих действиях; он знал, что «современная» эпоха может быть нерасположена принять миссию Общества Леопольда, поэтому он обеспечил, чтобы связь с Обществом, начиная с его срока пребывания в должности, проходила только через него, как координационный центр для ученых-оккультистов. Некоторые чиновники Ватикана в недавнем прошлом подозревали правду, но ни один не огласил свое мнение.

Общество решает в зависимости от конкретного случая сообщать ли каждому последующему Папе истинную миссию Общества, и как обширно такое знание должно быть. Генерал-Инквизитор, в конечном счете, единственный несет ответственность за такое решение. Некоторые понтифики реагировали более благосклонно, чем другие, на откровение о том, что общество охотников на ведьм все еще функционирует. В конце 1970-х гг. один Папа неофициально встретился с текущим Генерал-Инквизитором Общества. Встреча, согласно слухам, прошла неудачно; была ли внезапная смерть понтифика, спустя всего 34 дня после его вступления в должность, каким-либо образом связана с результатом встречи еще предстоит выяснить.

Неизвестно, осведомлен ли текущий Папа об истинной природе Общества, но Общество в целом считает, что он был проинформирован; как много ему известно, можно только догадываться.

Призыв

Становление членом Общества Леопольда рассматривается как самое святое призвание. Это не легкий поступок; это объявление о призвании свыше, и претворение в жизнь определенного священного долга. Однако, это куда сложение, чем просто взять распятия и факелы.
Вступление

Как именно человек присоединяется к Обществу Леопольда? И, что еще более важно, как он узнает о них? Конечно, не существует никаких рекламных объявлений по этому поводу в местных католических газетах или церковных досках объявлений.

Самый распространенный способ обнаружения Общества – это случайное открытие. Возможно, инквизитору приходиться спасать потенциальную жертву от сверхъестественного существа или, как временами случается, группа охотников на ведьм может случайно столкнуться с инквизиторами в ходе своей деятельности. В другом случае, Общество пристально наблюдает за членами Церкви – подобно мирянам, семинаристам и священникам – которые кажутся сочувствующими делам Общества.

Часто отставные инквизиторы выбирают должность преподавателя учебного заведения, приходского священника или общественную должность, что позволяет им быть в центре местных новостей. Эта сеть информаторов сообщает о перспективных людях местному Настоятелю провинции, который после этого посылает инквизитора, чтобы провести более всестороннее изучение подноготной и квалификации потенциального новобранца.

Такое расследование, как правило, проводится издалека: наведение справок о прошлом человека, иногда осторожные разговоры с бывшими товарищами. После основательной проверки вербовщик проводит консультации с Настоятелем провинции, отчитываясь ему о полученных сведениях, и дает рекомендации. Настоятели провинции нечасто идут против решения вербовщика, даже если они имеют возможность сделать это. Если возможного новобранца посчитают достойным рекрутировки, то, вероятно, один или несколько членов Ценакулума присоединятся к контакту с новичком, организуют тайную встречу и пригласят человека присоединиться. Имя Общества Леопольда никогда не упоминается, пока человек не будет рекрутирован.
Идеал инквизитора

Существует немного четких правил, чтобы определить, является ли объект «компетентным» для членства. Ясно, что Общество требует, чтобы полноправные члены были, по крайне мере номинально, членами Римской Католической Церкви. Однако параллельно для представителей других конфессий открыто частичное членство (хотя обычно, только для Протестантов); такое частичное членство позволяет инквизитору получить доступ к активам Общества и некоторым ресурсам, но исключает его из иерархии. Для многих инквизиторов, которые живут, посвятив себя охоте, (или, кто просто не живет достаточно долго для длительной карьеры, чтобы это имело значение) это больше, чем достаточно. Помимо принадлежности к церкви важнейшими качествами, которые ищет Инквизиция, являются рвение и преданность. Жизнь охотника на ведьм не для бесхарактерного, робкого или неверующего: инквизиторы – это воины Христа и члены армии Небес. Преданность – это второй важнейший элемент, в котором нуждается инквизитор: преданность руководству, преданность товарищам и преданность делу. Не ошибитесь: Инквизиция – это одной частью монашество, одной частью армия.

Бернард Ги как-то писал, что, по его мнению, является характеристиками идеального инквизитора в «Practica Inquisitionis Heretice Pravitatis» («Проведение расследования еретических злодеяний»):

«Инквизитор должен быть верным и стойким среди опасностей и бедствий, и даже в смерти. Он должен быть готов страдать ради справедливости, не бросаться опрометчиво в опасность, и не отступать постыдно в страхе, поскольку такая трусость ослабляет моральную стойкость… Он должен воздерживаться от излишне снисходительного отношения, которое вырождается в безнравственность…

Пусть он будет осторожным в сомнительных случаях, чтобы не верить всему, что кажется правдоподобным, слишком легко, поскольку такое не всегда верно; с другой стороны он не должен упрямо отвергать веру в то, что может казаться невероятно, поскольку такое часто истинно».

Сегодня эти слова все еще звучат актуально.
Состав

В ранние годы Инквизиции все члены Общества Леопольда были клириками. Первоначальные основатели были почти полностью Доминиканцами, и они стремились принимать в члены исключительно собратьев-доминиканцев. Как бы то ни было, разнообразные другие религиозные ордена, в конечном счете, также привнесли своих членов, в том числе Францисканцы и Иезуиты. Распространенным заблуждением среди охотников на ведьм является то, что Иезуиты преобладают в Обществе Леопольда. Иезуиты публично более известны (подобно печально известному экс-иезуиту Салливану Дейну), но они не являются большинством, не являются движущей силой Общества.

Женщины в Инквизиции

Когда Леопольд создал свое Общество, все его члены были мужчины. Иногда редкие монахини могли присоединиться к нему и его последователям в их миссиях, но женщинам, как правило, отводилась роль целителей – особенно Сестричеству Клэр. Несмотря на то, что Орден Святой Жанны оказался столь же эффективным, как и Инквизиторы-мужчины, только в 15-ом столетии, при перестройке Общества, женщинам предоставили полноправное членство в Обществе. Этот шаг долго избегали, но так как женщины-инквизиторы (особенно Александра из Палермо) доказали свою значимость, женщины были неохотно допущены в его состав.

Конечно, старые убеждения сохранялись, и женщин не продвигали по карьерной лестнице активно в Обществе. Однако, в начале XX века в связи с тем, что Общество оказалось перед кризисом членства, женщинам, наконец, разрешили играть более важную роль. В настоящее время Общество Леопольда является неожиданно более передовым, чем основная Католическая Церковь: женщины получают равное с мужчинами положение и занимают властные должности. За последние 75 лет две женщины даже занимали пост Генерал-Инквизитора.
Миряне

Общество сейчас также допускает в свои ряды мирян, тех, кто не принял иных религиозных или монашеских обетов в Католической Церкви. Этот акт был серьезно рассмотрен в деталях, обсужден и, наконец, был решен в середине XX века. Хотя священники и монахи составляют большую часть ордена в Европе, почти три четвертых Общества в Америке – это миряне. Фактически, в этом отношении Общество, что странно, более прогрессивно, чем сама Церковь.
Послушничество

Независимо от метода, используемого для вербовки в члены Общества, всех инквизиторов ожидает Послушничество, или обучение и выбор дальнейшей специализации. Каждый новичок выбирается более опытным инквизитором, который становится наставником будущему инквизитору. Во время Послушничества инквизитор обучается истории (в том числе, историческим предпосылкам), церковной иерархии и философии Общества Леопольда. Послушничество может проходить в родном городе инквизитора, если достаточно ресурсов. Обычно, новичок проводит, по крайней мере, непродолжительный период времени в обществе Настоятеля провинции, где бы Настоятель провинции не находился. Хотя каждому члену Общества предоставляется наставник, у некоторых отношения становятся ближе, чем у других. Как правило, авторитет и положение наставника могут оказать определенное влияние на прием его ученика в Общество.

Послушничество – это время, когда инквизитор узнает так много о сверхнатуралах, сколько Общество готово рассказать начинающему: основные истины о существовании колдунов, вампиров, вервольфов и других зловредных личностей, как они понимаются Обществом, а так же изучение архивов известных охотников на ведьм. Так же изучаются основы специальных знаний охоты на ведьм, в том числе развиваются определенные навыки, необходимые в работе инквизитора.

Не существует ни установленного времени, ни даже определенного режима предназначенного для Послушничества инквизитора. Различия основываются как на склонностях и учебных способностях новичка, так и на мнении наставника новичка. Оно колеблется в широких пределах, от такого короткого срока как месяц, до такого длительного, как год. Некоторые Послушничества могут сосредотачиваться на изучении истории, в то время как другие могут быть направлены на подготовку к физическим проблемам охоты на ведьм (методики стрельбы из огнестрельного оружия, рукопашный бой и т.д.). Во время Послушничества его не допускают к активному участию в охоте на ведьм; такие вещи, как правило, слишком опасны для плохо подготовленного человека. Однако некоторые новички делают это, берут в руки оружие, или с согласия, или против желаний своих наставников.

Когда новичка считают достаточно обученным, он принимает обеты послушания и верности Обществу (и удивительно, не Католической Церкви) и получает звание Терциария. После признания Обществом нового Терциария, карьера инквизитора готова начаться.
Сестринство Святой Клер

Святая Клер была в XIII веке монахиней и членом ордена Бедствующих Кларисок (Order of Poor Clares), группы францисканских монахинь, верящих в абсолютную бедность для того, чтобы способствовать богатству Бога. Клер и ее сестры последовали примеру основателя своего Ордена, приняв обет полной бедности. Вера делалась сильнее в их Монастыре, а Клер и ее монахини были известны как великие целительницы.

Однажды Леопольд и его ученики посетили монастырь Клэр, израненные и обессилившие от столкновения с вампиром. Они заночевали в амбаре монастыря, а их раны были вылечены монахинями Клэр. Они были настолько впечатлены той верой, которую они увидели, что Леопольд предложил Клэр и ее монахиням присоединиться к ним в их крестовом походе. Монастырь согласился помогать Леопольду, но только в качестве целителей Общества. Несколько избранных Бедствующих Кларисок присоединились к охоте, но большинство ограничились управлением госпиталями для инквизиторов. В течение длительного времени, последователи Клэр склонялись думать о себе, как о своем собственном Ордене и они переименовали себя в Сестричество Святой Клэр.

Когда в XV веке Инквизиция была преобразована, Сестричество Святой Клэр было включено в Общество. Его члены все еще сохраняют роль целителей, хотя некоторые, в конце концов, стремятся к более активной жизни.

Иерархия

Несмотря на свое происхождение, Общество Леопольда, строго говоря, не является жреческой организацией. Его членам уже больше не нужно быть священниками или монахами, но посвящение в Общество равносильно принятию незначительных простых обетов. Общество рассматривает всех своих членов как инквизиторов; несмотря на то, что они не связаны с официальным духовенством или монашескими обетами, они по-прежнему являются частью религиозной общины, вместе с соответствующими обязанностями и преимуществами. Ношение «Римских воротников» или другой церковной одежды не обязательно. Несмотря на то, что Общество разрешает членам носить такую одежду внутри границ земель Общества, священнические обличия слишком опознаваемы на публике, и даже те, кто являются членами общепринятых церковных орденов, зачастую одеваются в «гражданскую» одежду.

После полного вступления в Общество Леопольда инквизитору присуждается звание Терциарий. Это самый низкий, наиболее распространенный уровень членства в Обществе. Терциариям позволяется вступать в любой Ценакулум Общества, и они имеют временный доступ к библиотеке Общества в Риме. Терциарии не должны быть полностью занятыми «охотой на ведьм», им разрешено заниматься любыми профессиональными и даже светскими делами, интересующими их. К ним не предъявляется никаких формальных требований, но после участия в любой охоте на ведьм они должны соблюдать правила Общества.

Инквизиторы обычно работают в небольших группах именуемых «Ценакле». Это термин происходит от «Ценакулум» (множественное число: Ценакула) – в Обществе Леопольда эквивалент дома приходского священника или монастыря, где инквизиторы живут и работают вместе каждый день. Ценакле различаются по возрасту и организации, они могут быть неофициальным объединением Инквизиторов в одном большом городе или официально управляемым маленьким монастырем в старом городке. Роли руководителя также отличается от Ценакле к Ценакле. Некоторые из них более демократичные в манере поведения, со всеми в Ценакле поддерживают одинаковые отношения, в то время как другие придерживаются единоличного авторитарного стиля руководства.

Опытному инквизитору может быть присвоена почетная должность Советник. Советники очень уважаемы в Обществе. Они, возможно, участвовали во множестве охот на ведьм, или были ответственны за уничтожение чрезвычайно ужасных врагов Инквизиции, или продемонстрировали острую проницательность в различных кризисных ситуациях. Советники известны своим опытом и мудростью, синоды Советников часто собирается в случае необходимости обсудить вопросы, имеющие большое значение для организации. К тому же некоторые из них дают советы инквизиторам, вовлеченным в трудную охоту на ведьм. Звание Советника назначается Настоятелем провинции Общества, и отражает раннюю более определенную иерархию; в то время как Советники более уважаемы, чем Терциарии, они не имеют какой-либо особенной власти над ними.

Следующий уровень должностей – это Аббат, лицо ответственное за конкретный Ценакулум. Настоятели провинций обычно единолично выбирают Аббата; хотя Ценакулум может выдвинуть одного из своих членов на руководящую должность, однако он должен быть утвержден Настоятелем провинции, который имеет право назначить кого-нибудь другого, как изнутри, так и извне Ценакулума. Хотя обычно если Ценакулум надежен, то Настоятель провинции признает результат выборов Ценакулума.

Некоторые инквизиторы получают еще более ответственную должность: Цензор. Цензоры наблюдают за деятельностью Инквизиции и заботятся о том, чтобы инквизиторы не были испорчены своими взаимоотношениями с Адом. Когда инквизитор подозревается в преступлении, он считается в положении Сертиорари: он должен сдать все свои документы (включая личные дневники и финансы) Цензору, который тщательно допрашивает его коллег и друзей.

Некоторые Цензоры демонстрируют такое же рвение в своих действиях, как и самые ранние инквизиторы: некоторые из тех инквизиторов, кто был отлучен от Общества, были во всем остальном популярны и эффективны, и такие обвинительные решения Цензоров сомнительны. Однако никто не осмелился публично возражать Цензору, чтобы также не привлечь к себе их бдительного внимания. Генерал-Инквизитор дарует звание и полномочия Цензора, но Канцелярия Цензоров – независимая служба внутри Общества, руководящая деятельностью Цензоров.

Определенные инквизиторы, обычно те, кто доказал свою успешность как Аббаты, получают властные полномочия. Такие инквизиторы, выбранные Генерал-Инквизиторм, называются Настоятелями провинции. Настоятели провинций контролируют и координируют деятельность Общества в пределах своей географической юрисдикции. Размер юрисдикции может регулярно меняться в зависимости от плотности населения, географических размеров и, откровенно говоря, политического веса Настоятеля провинции.

Настоятели провинций встречаются для ежегодного Совета, чтобы обсудить события предыдущего года и провести планирование на следующий год. Местоположение для такого Совета меняется ежегодно, но оно всегда проходит недалеко от одного из старых и больших Ценакул. Кроме того, раз в десятилетие, в Риме собирается Великий Совет. В то время как Настоятели Провинций председательствуют, все члены Общества Леопольда приглашены на него. На Великий Совет приглашаются даже известные охотники на ведьм вне Общества, при их четком понимании, что они – «наблюдатели».

Немногие руководители уровня Настоятеля провинции или выше остаются активно вовлеченными в охоту на ведьм. Они могут не отказывать себе в некоторой преподавательской или научной деятельности, но они предпочитаю роль наставников, советников или руководителей, нежели воинов. Обычно Настоятели провинций имеют корпус советников, который может включать в себя любого, кого выберет Настоятель провинции.

Лидером всего Общества является Генерал-Инквизитор, который обладает абсолютной пожизненной властью в Обществе. Кандидатов выбирают и избирают Настоятели провинций и обычно избирают из своих рядов. Наряду с тем, что существовало две женщины Генерал-Инквизитора, до сих пор не был избран Генерал-Инквизитор – мирянин; это ограничение изменится со временем. Это не тайна, что Генерал-Инквизитор имеет личный «кабинет», члены которого в целом не известны Обществу.

Текущий Генерал-Инквизитор – Монсесеньер Амелио Карпаччо, в основном уважаем, и вызывает восхищение у других членов Общества. Новые инквизиторы, конечно, жаждут чтобы «новая кровь» взяла бразды правления в свои руки, но маловероятно, что какая-либо возможная замена сможет отличаться настолько, что сможет удовлетворить их.
Современные процедуры

Процедуры современной Инквизиции неизбежно несколько изменились по сравнению с их средневековыми процедурами. Они проводятся в строжайшей тайне, скрытно от неверующей общественности. Кроме того, подозреваемый больше не предстает перед церковным судом и не судится на длительном процессе.

Современные процедуры имеют большее отношение к современной детективной работе, чем к средневековой юриспруденции. Зачастую только незначительная улика может предупредить Общество о возможности нахождения по соседству сверхъестественного существа: необычный газетный рассказ или полицейское дело, тревожные слухи на городских улицах. Глаза Инквизиции повсюду; осмотрительные инквизиторы ищут связей с полицией и СМИ.

Немногие инквизиторы понимают, что множество слухов умышленно адресовываются им другими сверхнатуралами, использующими Общество как опосредованное средство мести. Киндред чрезвычайно опытны в таких интригах, и слишком часто Общество остается несведущим о своем марионеточном существовании.

Когда слухи привлекают внимание Ценакле, должно быть начато какое-то расследование. Ценакле изучает архивы и библиотеки, опрашивает местных жителей, и использует любые другие возможные средства, чтобы проверить слухи. Некоторые случаи проще других. Местность, где подозревается обитание оборотней, тщательно изучается издалека, а места, населенные духами, посещаются без каких-либо проблем. Конечно, кажущаяся легкость, с которой дело может быть расследовано, часто вводит в заблуждение.

Когда Ценакле удостоверяется в том, что их подозрение о дьявольской деятельности оправдались, тогда назначается аутодафе («акт веры»): цель официально обозначается в документах Общества, и охота начинается всерьез. Ценакле рассматривает методы разрешения ситуации, и действует любым способом, необходимым, чтобы исполнить предназначенное наказание. В некоторых случаях требуется экзорцизм; в других случаях соответствующим считается прямое столкновение. Если Ценакле ощущает, что оно не готово справиться со специфической ситуацией, тогда они обращаются к Настоятелю провинции за помощью, который может направить еще одну Ценакле к месту действия.

Аутодафе считается действующим до тех пор, пока с существом не будет покончено. Оно не имеет срока давности и не прекращается с истечением срока. Аутодафе может длиться годами, даже после истечения срока жизни инквизитора, который назначил ее. Одно аутодафе, назначенное против подозреваемого в вампиризме в Афинах, действует с 1847 г.
Друг, у тебя не найдется десяти центов?

Часто полагается, что все члены Общества Леопольда обращаются друг к другу как «Брат» или «Сестра». Такое обращение имело место, когда все инквизиторы были клириками того или иного ордена.

Современные формы обращения основываются на церковном положении; инквизитор, обращающийся к любому превосходящему его по рангу, использует обращения, предлагаемые церковью: монсеньер, преосвященство и т.д. К монахам обращаются «Брат», к священнику – «Отец» и т.д. К мирянам формально обращаются «Мистер», «Мисс» или любым другим термином, который предпочитает инквизитор. Случается, что даже посвященные в духовный сан священники воздерживаются от использования званий вместо обращения по имени, особенно среди друзей.

Формально, в связи с тем, что Общество присваивает статус Терциария всем своим членам, каждый может быть назван «Братом» или «Сестрой». Это редко исполняется, за исключением среди самых набожных и традиционных инквизиторов, или в корреспонденции от самой Священной канцелярии.

Вообще, вам не нужно считать, что члены одного и того же Ценакле будут обращаться друг к другу церковными титулами на протяжении своих взаимоотношений. Прибегайте к здравому смыслу.

0

5

Человеку свойственно ошибаться

Печально, однако, это может быть, Общество совершало ошибки. Доказательства могут вводить в заблуждение, судебные решения могут быть неверными. Одна женщина, обвиненная в вампиризме и осужденная на аутодафе, подверглась нападению и была легко убита. Ее смерть оказалась слишком человеческой.

Общество прощает Ценакле любые такие несчастные случаи, если только они немногочисленные и случаются нечасто. От инквизиторов ожидается, что они будут мучимы угрызениями совести, и продемонстрируют надлежащее покаяние, только так они будут прощены. Собрат по Инквизиции (который должен быть посвящен в сан священника) должен выслушать исповедь, но иначе мало кто говорит об этом.

Если приговоры Ценакле оказываются неверными слишком часто, тогда его эффективность вызывает серьезные сомнения. Общество может объявить Сертиорари против всего Ценакле, который в таком случае или распускается или передается под руководство Советника до тех пор, пока оно не докажет себя вновь.

Юриспруденция

Общество никогда не имело настоящего правового кодекса до Флорентийского декрета, который стал основой для канонического права Общества. Начиная с Декрета, законы общества прошли через большое количество изменений и интерпретаций.

Общество по-прежнему считает предательство самым величайшим преступлением. Общество считает, что любые действия, противоречащие, мешающие или препятствующие официальным решениям Инквизиции, являются актом вероотступничества. Виновная сторона вызывается в центр Провинции, и ее невиновность определяется после слушаний неопределенной длины.

Наказания варьируются, но они подпадают под четыре отдельные категории:

Порицание. Виновная сторона формально осуждается, обычно на приватном заседании с Настоятелем провинции, однако, письменные решения распространяются по различным Провинциям. Вовлеченное Ценакле теряет часть авторитета.

Дискоммодатион (Отстранение). Виновная сторона временно отстраняется от Общества на период от одного месяца до года. Использование ресурсов Общества от имущества до научных материалов запрещается.

Отлучение от церкви. Виновная сторона навсегда отстраняется от Общества. В очень редком случае она может когда-либо быть повторно допущена, и это только после большой услуги Обществу. Разнообразные выражения служат для такого положения: быть отлученным от церкви, быть помещенным «под запрет» и т.д.

Казнь. Редкая, самая строгая степень наказания. Инквизитор приговаривается к смерти посредством обычных или каких-нибудь иных способов.

Целый ряд деяний может рассматриваться как отступничество. Пример таких действий включает в себя:

    Препятствие аутодафе: Наказание от Дискоммодатион (Отстранение) до отставки.
    Неповиновение Настоятелю провинции. Типичное наказание – Порицание.
    Неповиновение Генерал-Инквизитору. Виновник такого поступка временно отстраняется от Общества. Как правило, виновную сторону восстанавливают в должности спустя шесть месяцев.
    Измена. Раскрытие любых секретов Общества посторонней (типично противостоящей) стороне наказывается автоматическим изгнанием. Такие люди остаются под контролем Общества. Таких виновных в измене клеймятся как Предатели.
    Высочайшая измена. Она редка, но случается: члены Общества фактически «дезертируют», умышленно выбирая жизнь среди сверхнатуралов, или помогая им каким-либо образом. Такие преступники автоматически клеймятся как Предатели и приговариваются к аутодафе.

Небольшая помощь от друзей

Общество Леопольда поддерживает широкую сеть шпионов, союзников и друзей, как в пределах, так и вне Церкви. Конечно, некоторые семена, посеянные Обществом – это те, кто выбрал не охоту, а остался на какой-либо Церковной (или государственной) должности, они могут заниматься повышением в социальной среде, чтобы помочь Обществу любым возможным способом.

Другие развиваются более неофициально: инквизиторы содействуют развитию дружбы и взаимоотношений с людьми, которые могут быть сочувствующими Инквизиции, даже если они не присоединятся к ней. Круг таких друзей включает в себя друзей в других религиозных орденах, или друзей по семинарии или дням в колледже. Кроме того, инквизиторы поддерживают отношения с мирянами, например, политиками, бизнесменами или полицейскими, которых рекомендовал Инквизитор, который также является приходским священником.

Некоторые инквизиторы особенно те, кто работал несколько лет в одном регионе, умудрились собрать группу союзников, которых они могут призвать, когда будет необходимо. Эта группа зачастую основывается на людях, которым помогло или спасло Общество и верящих, что они должны ему некоторую услугу (позиция, которую Общество не трудится исправить). Некоторые друзья – это немного больше, чем мускульная сила, призываемая, когда инквизитор боится, что он может нуждаться в небольшом количестве хорошо вооруженных бойцов, верных его делу.

Некоторые утверждают, что такие люди – пешки, а не действительные друзья Инквизиции. Некоторые возможности для злоупотреблений действительно существуют в придачу к слуху о том, что Инквизиция хранит документы отдельных лиц, которых можно будет шантажировать, если такая потребность возникнет.

Подвергая опасности невинных

Гибель невинных людей – это всегда прискорбно. К несчастью это война, и невинные люди могут пострадать. Хотя инквизиторы прикладывают все усилия, чтобы защитить и спасти жизнь невинных людей – в конце концов, они же работают для того, чтобы улучшить мир – они понимают, что иногда неудачливый человек может попасть под пресловутый перекрестный огонь. Господь сжалится над несчастной душой, и она умрет во имя высшего дела. Невзирая ни на что, гибель невинного – это нечто, что должно быть оплакано, так как еще один ребенок Господний умер, благодаря действиям Врага. В конце концов – это вина Врага.

Однако существуют и другие жертвы, которые могут показаться невинными; существуют люди, которые могут «бессознательно» помешать или пересечься с работой Инквизиции: полицейский, который останавливает продвижение инквизитора в середине аутодафе, журналист, сующий свой нос в дела Общества, продажные полицейские, нанятые дьяболистами. Это люди, «делающие только свою работу», или, по крайней мере, следующие своей природе, а не те, кто попал в ловушку Врага.

Хитроумный инквизитор знает что к чему: он может видеть пятно Дьявола на других людях. Они – люди, которые очевидно позволяют себе делать работу Дьявола, так он будет рассуждать. Если он сможет отговорить продажного полицейского от его пути, если он сможет разубедить надоедливого журналиста, то тем лучше: Бог победил. Если требуются другие, более радикальные меры, то пусть будет так: на все воля Бога.

Общество и гражданские власти

Деятельность Общества Леопольда, какой бы благородной и божественно предназначенной она не была, обычно незаконна. Типичное аутодафе может содержать в себе смесь преступных действий: от «слежки», взлома и проникновения до уничтожения имущества и предумышленного убийства. Добавьте в этот список скрытое ношение оружия (которое может быть, и не зарегистрировано), и вы имеете достаточно увесистую связку противоправных действий за поясом среднего инквизитора.

Несмотря на то, что это может беспокоить некоторых инквизиторов, это моральное бремя, которое неизбежно исчезает. В конце концов, Общество Леопольда преследует божественную миссию и высшее предназначение. Людские законы, как бы благочестивы и правильны они не были, просто не используются, если они препятствуют выполнению миссии Общества. Общество всегда придерживалось позиции, как бы невинные не страдали, Общество будет продолжать нарушать законы, однако сожалея об этом. Законы о контроле над оружием теряют свою важность по соседству с крайней необходимостью апостольства Общества.

Конечно, лучше для вашего средне-вооруженного инквизитора, чтобы он не подвергся обыску полицейским, которого вероятно не будет заботить ни апостольство, ни Второе пришествие и он, конечно, останется неубежденным разговорами о армии Дьявола, разгуливающей по Земле. Большинство инквизиторов знают, что если они будут арестованы, то лучший образ действий для них – это молчание: чем меньше скажешь, тем лучше. Ни при каких обстоятельствах они не должны раскрывать правду об Обществе.

Общество подготовило ряд мер, чтобы вытаскивать своих членов из сомнительных правовых ситуаций. Общество сделает все возможное, чтобы помочь любому члену в правовых неприятностях. Способ борьбы с такими проблемами варьируется от страны к стране, в некоторых местах простая взятка – это все, что необходимо, чтобы освободить инквизитора. В других местах, особенно в США, это более сложное дело и обычно может потребовать привлечения помощи мирских и гражданских пешек и коллег. Американские инквизиторы заучивают телефонные номера, на которые несложно отправить голосовую почту с целью оповестить Общество, что немедленно нужна правовая помощь.

Если инквизитора арестовывают за владение огнестрельным оружием, взлом или проникновение, слежку, тогда местный Настоятель провинции обычно может что-нибудь решить с властями. Редкий Настоятель провинции не имеет союзников в правоохранительных органах. В более драматических случаях, например, инквизитор может на самом деле быть связан с убийством, Общество должно выбрать лучший образ действия. Временами они даже фальсифицируют смерть инквизитора, чтобы сбить с толку власти, а подозреваемый инквизитор переезжает в новую Провинцию (зачастую в другой стране). Тем не менее, в общем, инквизиторы готовы отправиться в тюрьму на очень долгое время до тех пор, пока нельзя будет что-нибудь организовать для их освобождения. В конце концов, лишение свободы – это отличная возможность для размышлений и медитации.

Карта Веры

Начиная со своего создания, Обществу Леопольда удалось распространиться по всему земному шару, с различной степенью в различных государствах. Мир разделен на Провинции, границы которых может менять один только Генерал-Инквизитор. То, что приведено ниже – это краткий обзор современной деятельности Общества по всему миру, вместе с историческими заметками по мере необходимости.
Италия

Италия была официальным домом Инквизиции на протяжении последних 500 лет, со времени реорганизации Общества. Она имеет большее количество Ценакул, чем какая-либо другая страна Западной Европы, а также старейшие из сохранившихся Ценакул в мире. Наиболее известные Ценакулы кроме Римской, расположены в Венеции, Ферраре, Флоренции и Падуе.
Рим
Roma, non basta una vita

— Roman proverb4

Рим – Вечный город, центр Католической традиции, а также место расположения Монастыря Святого Михаила. Монастырь Святого Михаила – это сердце, душа и мозг Общества Леопольда. Множество инквизиторов были здесь обучены и прошли посвящение, здесь размещается Генерал-Инквизитор, и это место размещения впечатляющей библиотеки Общества и коллекции мощей. Множество Ценакул возвышались и падали на протяжении истории Общества Леопольда, но святость и безопасность Монастыря Святого Михаила остаются ненарушимыми. Монастырь Святого Михаила подробно рассматривается позже в этой главе.
Западная Европа
Испания

Испанская Инквизиция, хотя и осталась в прошлом, тем не менее, наложила отпечаток на образ Общества в Испании. Значительное количество Генерал-Инквизиторов были испанцами, и Ценакулум Монастыря Святого Фомы в Авиле (построенный великим инквизитором Торквемада в качестве своего дом и тюрьмы для его жертв) имеет обширную известность из-за своей эффективности и своей беспощадности.
Германия

Общество Германии впало в замешательство, когда Ценакулум Кельна, увлекшись духом Реформации, перешел в стан Лютеран в конце XVI века и переименовал себя в Кельнский синод. Этот поступок настроил различные Ценакле Общества на дрязги, которые длились больше века, и противоборство по причинам всего: от доктрин Христианства до надлежавших процедур Инквизиции. Генерал-Инквизитор того времени благоразумно приказал Обществу оставить свои притеснения Кельнского синода и продолжить свои занятия.

В течение следующего столетия контроль над рядом Ценакул перешел к Лютеранам. Большинство Ценакул Общества страны находятся на юге Германии вместе с несколькими все еще верными, оставшимися на севере Германии. Общество Леопольда и Кельнский Синод достигли неустойчивого союза и до тех пор, пока они имеют общих врагов, этот альянс вернее всего будет сохранен.
Австрия

Австрийский Ценакле в Вене сообщает о нечастых случайных встречах с вампирами, склонными к колдовству, – ситуация, которая в высшей степени беспокоит Общество. Последний Настоятель провинции Австрия связался с Генерал-Инквизитором, утверждая, что он обладает важной информацией по этому поводу, но телефонный разговор был прерван и он исчез. Ценакле Вены сейчас в состоянии постоянной боевой готовности, а новый Настоятель провинции, Ингрид Бауэр, расследует ситуацию с типичным для нее ледяным спокойствием.

Объединенное королевство

Общество Леопольда не очень сильно в Англии, и медленно вытесняется Обществом Святого Георга, англиканской организацией со штаб-квартирой в Лондоне. Хотя несколько маленьких католических Ценакле и сохранилось, они жалуются о недостатке внимания к ним, которого они получают от Генерал-Инквизитора.

Однако Общество Леопольда очень сильно в Ирландии. Оно остается верным своему призванию и не втягивается в какие-либо политические или религиозные конфликты, хотя оно зачастую подозревает, что вампиры создают большую часть этой борьбы. Ирландские отделения Общества сообщают о ряде встреч с существами, имеющими сходство с феями из ирландских народных легенд, и начали терять интерес к погоне за вампирами. Они, по-своему, поддались чарам фей.
Франция

Один из наиболее крупных и старейших Ценакул, кроме самого Монастыря Святого Михаила, располагается в соборе Нотр-Дам. Была некая дискуссия о переносе туда штаб-квартиры Общества в 1960-е гг., но эти разговоры были отвергнуты без промедления. Французские инквизиторы всегда были склонны спорить немного больше, чем остальные их западноевропейские братья, но, однако, они поддерживают власть Генерал-Инквизитора в Риме.

Глава Ордена Святой Жанны, аббатисса Шартрская, располагается во Франции.
Швейцария

По чрезвычайно ироничному повороту, руководитель Общества в Женеве был сожжен на столбе последователями Кальвина, которых он обвинял в колдовстве. Его коллеги бежали из Швейцарии, и Общество никогда не смогло оправиться от своих потерь здесь. Конечно, охотники на ведьм, в том числе члены Общества, все еще действуют в Швейцарии, но Общество больше не сохраняет главенствующего присутствия.
Северная Европа

Уважаемый Ценакулум Амстердама – информационный центр для всех северных стран Европы. Это стратегическое местоположение, а он был основан в XVII веке, когда Голландия была богатейшей нацией в мире. Финансовое положение Ценакулума Амстердама отражает это.
Восточная Европа

Общество Леопольда никогда не было сильно в Восточной Европе. Восточная Европа, начиная со схизмы Восточной Церкви и на протяжении своей Турецкой истории и позднее, во время коммунистического режима, в течение длительного времени сдерживало Римскую Католическую церковь вне различных стран. Однако, Восточное Православное братство, именуемое Акриты, превосходно действовало вместо Общества. Акриты («Пограничники») происходят от византийской военной организации, первоначально предназначенной для защиты границ от мусульман и других неверных.

С крахом коммунизма, Общество предприняло попытки разместить Ценаклес в Восточной Европе. Однако Общество незнакомо со сверхъестественным положением дел в Восточной Европе, и это прогресс очень медленный. Общество сообщает об особенных трудностях в России.
Ближний Восток

Общество имеет только один Ценакулум на Ближнем Востоке: Иерусалим. Ценакулум Иерусалима стар и хорошо организован, а так же имеет некоторую автономию, благодаря истории этой области. Мусульманское братство, именуемое Ихван аль-Сафа, Братья чистоты, более чем компетентно осуществляет задачу охоты на ведьм на Ближнем Востоке. Немного известно об этом секретном обществе за исключением того, что его штаб-квартира, кажется, находится в Мекке.

Попытки общества увеличить свои владения на Ближнем Востоке оказались безрезультатны. На практике Ихван аль-Сафа оказалось весьма устойчивым к таким попыткам, но никто не знает, разовьется ли это в реальный конфликт. Несмотря на это, Общество интересуется положением дел в ряде традиционно мусульманских оплотов, в том числе Багдаде, Тегеране и Арабских странах.
Страны Востока
Дальний Восток

Общество Леопольда вынуждено признать, что его действия на Дальнем Востоке совершенно и полностью провалились. Члены первого Ценакле, которые сопровождали португальцев в Японию, были найдены мертвыми в течение недели после их прибытия. Обществу, замкнутому в своем западном типе мышления, препятствует его почти полное незнание многообразия сверхъестественных существ, населяющих Дальний Восток.

Самый успешный инквизитор, иезуит XVIII века Бальтазар Рихтер, исчез на самом пике своей карьеры. После этого, он был замечен уже в 1985 г. Излишне говорить, что это дело находится под расследованием Общества.
Южная Азия

Общество не имеет значительного присутствия в Южной Азии. Хотя оно имеет Ценакулум в Калькутте, его члены не очень сильны. Кажется, что Генерал-Инквизитор почти полностью игнорирует Южную Азию.
Северная Америка

Северная Америка занимает второе место по сравнению с Западной Европой по силе своей Инквизиции. Внимательный анализ отчетов сделанных американскими Ценаклес показал Генерал-Инквизитору, что существует обширная, существенная, сверхъестественная деятельность в Северной Америке, особенно в США.
Канада

Провинции в Канаде разделены так же, как и канадские провинции. Наиболее влиятельный Ценакулум в Канаде находится в Квебеке.
США

США неопределенно разделены на шесть Провинций: Средне-Атлантическую, Юго-Восточную, Северо-Восточную, Средне-Западную и Западную. Западная провинция может вскоре расколоться на две Провинции.

Старейшие Ценакулы в США размещаются в Филадельфии, Балтиморе, Новом Орлеане и Бостоне. Американские Ценаклес, как и большинство американских католиков, склонны быть более демократичными и менее традиционными по сравнению со своими европейскими коллегами, но не менее эффективными.

Настоятель Центрально-Атлантической провинции, Питер Николсон, является центральным руководителем американских Провинций и главой всего Общества в США. Николсон – стареющий Доминиканец, со слабеющим здоровьем. Его Ценакулум находится в Бруклине, Вашингтон, Округ Колумбия, который иногда называют «маленьким Ватиканом» из-за того, что здесь располагается Католический университет Америки, а так же большое количество мужских и женских монастырей и религиозных учреждений.
Центральная Америка

Центральная Америка рассматривается как единая Провинция со своим собственным Настоятелем Провинции, размещающимся в Мехико, который руководит одним из старейших Ценакул в Западном Полушарии.

Из-за сильных исторических связей Мексики и Испании, особенно в как таковой Инквизиции, Настоятель мексиканской Провинции имеет тесный контакт с Настоятелем Испанской Провинции. Их взаимоотношения настолько близки, что нынешний Генерал-Инквизитор весьма недоволен тем, что с ним консультируются по административным вопросам после Настоятеля Испанской Провинции. С другой стороны, мексиканское Общество имеет больше трудностей в охоте и уничтожении вампиров, чем какие-либо другие Ценакле; вампиры Мехико кажутся чрезвычайно сильными и порочными, получая особенное удовольствие от мучения инквизиторов.
Южная Америка

Провинции этой области часто изменяются. Большие страны рассматриваются как свои собственные провинции, маленькие государства присоединены к юрисдикции различных больших стран. Общество было весьма активно в Южной Америке, прибыв вместе с португальцами и испанцами.
Африка

Общество Леопольда имеет ряд Ценакул в Африке. Однако, несмотря на их древность и внимание, которое уделяет им Общество, они не из числа самых успешных по своей работе. Старейшие и самые известные Ценакулы располагаются в Каире и Александрии. Общество только теперь признает, что оно не может применить на практике уроки, выученные от европейских сверхнатуралы к тому с чем приходится сталкиваться на «Черном континенте», особенно к югу от Сахары.
Связи

Связь между различными Провинциями и Ценакулами разнообразна, но ограничена. В большинстве мест связь осуществляется письмами или по телефону. Обществу еще предстоит изучить Интернет, как средство коммуникации или исследования, хотя некоторые инквизиторы могут быть пользователями Интернета. Внутрипровинциальна связь гораздо более распространена, чем межпровинциальная; новости, касающиеся отдаленных Провинций, обычно доходят в виде слухов или сообщений от Генерал-Инквизитора.

Монастырь Святого Михаила
История

Монастырь Святого Михаила, без сомнения, – сердце и душа Общества Леопольда. Он был штаб-квартирой Общества с 1488 года, обеспечивая прибежище для коллекции мощей Общества, его внушительной библиотеки и могилы Леопольда из Мурнау. Расположенный в получасе автомобильной езды от Ватикана, Монастырь Святого Михаила был убежищем и местом встречи для сотен инквизиторов, и остается непоколебимым святилищем против сил тьмы.

Сама земля, на которой стоит Монастырь Святого Михаила, имеет богатую религиозную историю. До постройки Монастыря Святого Михаила, это место было известно как дом Этрусского культа, затем малоизвестного римского культа, который исчез около рождения Христа. Затем оно было местом расположения культа Митры (митреум, который все еще существует под фундаментом монастыря). Существование истории поклонения до этрусков не подтверждено документами.

Место это было заброшено в течение 100 лет, пока Антониус, римский солдат, который основал Орден Святого Михаила не начал строительство базилики, посвященной архангелу в 413 г. н.э. Базилика была только частью крупного сооружения, включавшего в себя сад, монастырь и ряд служебных построек, предназначавшихся для материального обеспечения всей религиозной общины. Антониус происходил из семьи с немалым состоянием, и его проекты были обширными. Он руководил строительством базилики и окружающих строений; большинство этих величественных зданий противоречат его военному наследию. Хотя все постройки выглядели снаружи простыми строениями из незамысловатых материалов, их интерьер был шедевром искусства. Монастырь и базилика были главным примером христианской архитектуры, но они все равно старели со временем.

Численность Ордена Святого Михаила медленно сокращалась, и к XV веку они могли говорить о не более чем дюжине членов. В 1488 году правящий понтифик реорганизовал и усилил Общество Леопольда, а различные места рассматривались для места расположения Общества. Монастырь Святого Михаила, в то время населенный только 10 братьями, был признан лучшим выбором для новых казарм обновленного Общества. Орден Святого Михаила был включен в состав Общества Леопольда, а Общество приняло резиденцию в Монастыре Святого Михаила.

Сооружения как велики, так и хорошо защищены; его монастырь, базилика, различные служебные постройки и сады скрыты за массивными стенами; немногое может быть увидено над стенами, кроме верхних этажей главных зданий и статуи Архангела Михаила, которая венчает базилику. Архитектура строений прошла через ряд периодов, таких как: Византийский, Готический, Ренессанс и, в конце концов, некоторые барочные обновления были внесены в его композицию.
Известные места Монастыря Святого Михаила

Шагнуть за ворота Монастыря Святого Михаила – это войти в прошлое, где множество барочных фигурно остриженных садовых деревьев странно смешиваются, как и с виднеющейся вдали византийской каменной кладкой, так и с изысканной скульптурой Ренессанса. Наличие автомобилей, тихо курсирующих по аккуратно вымощенным дорогам, не разрушает иллюзию – автомобили сами кажутся иллюзией, анахроничными механизмами, напрасно вторгшимися в вечность Святого города.

Из множества зданий внутри стен Монастыря Святого Михаила, ряд выделяется: базилика, аудифициум и монастырь. Другие здания, менее важные и меньшие по размеру, были построены и перестроены за столетия, включают в себя конюшни, гаражи, помещения для слуг и т.д. Высокий уровень безопасности по всему Монастырю Святого Михаила включает в себя как электронное наблюдение, так и вооруженную охрану, которая является привилегией Кондотьере.

Стены Монастыря Святого Михаила 25 футов высотой; хотя они не были задуманы, чтобы отражать военное вторжение, они не так легко преодолеваемы. Они были построены, чтобы гарантировать полную конфиденциальность и некоторые меры защиты от светского мира. Единственный вход в Монастырь Святого Михаила через главные ворота, которые обычно в любое время охраняют два копья Кондотьере.
Аудифициум

Это внушительное строение, вмещающее в себя административную канцелярию Общества, в том числе кабинет Генерал-Инквизитора, Стюарда (лицо, отвечающее за содержание монастыря), Канцелярию Цензоров, Генерал-Кондотьере и массу менее важных служащих. Кроме того, Аудифициум вмещает библиотеку Общества и Раку.
Митраизм

Митраизм был тайной религией, которая усиливалась примерно в то же время, что и Христианство, и показала себя серьезным соперником. Ко второму веку нашей эры она распространилась до Британии. Митра был богом воинов и хранителем правды и порядка, а поклонниками культа были только мужчины. Митраизм был популярен среди римских солдат.

Распространенными элементами Митраизма была вера в воскресение, которое гарантировалось поклонникам культа Мирты, и разделение принадлежавшего общине хлеба и вина. Храмы Митраизма, или митреумы, обычно были подземными сооружениями.
Библиотека

Библиотека Общества Леопольда – одна из старейших в мире и наиболее впечатляющих коллекций оккультных знаний. Ее начало лежит в библиотеке Монастыря Святого Михаила, которая начала создаваться Михаилитами, интенсивно собиравшими книги в области оккультизма, сверхнатуралов, демонологии и магии. Когда Монастырь Святого Михаила был передан Обществу, древняя коллекция Михаилитов также попала им в руки. Добавлением к библиотеке Михаилитов стали коллекции различных инквизиторов. Вместе со своей новой централизованной библиотекой, Общество начало серьезную и систематическую политику коллекционирования. Оно проделало большую работу по выслеживанию старых и новых оккультных манускриптов. Одна из немногих других человеческих библиотек, которая сопоставима с библиотекой Общества по масштабу и глубине – это библиотека Арканума, которой только одно столетие – впечатляющий подвиг в деле Арканума.

Немногие инквизиторы когда-либо контактировали с какой-либо частью библиотеки за пределами читального зала, наполненного столами и стульями, конторками и кабинками для индивидуальной работы. Единственными книгами, доступными в читальном зале, являются масса энциклопедий, лингвистических трудов и другие базовые справочные материалы. Офис Библиотекаря и его помощников примыкает к читальному залу. Так же от главного зала отделены многочисленные персональные комнаты для чтения и встреч. Оставшаяся часть библиотеки редко видима кем-нибудь другим, кроме библиотекаря и его помощников, и включает в себя особые коллекционные хранилища (которые содержат множество древнейших трудов) и охраняемое хранилище в котором храниться «Corpus Maleficarum». Все библиотечные комнаты были приведены в соответствие с современными архивными требованиями для того, чтобы сохранить рукописи и книги.

Любой член Общества Леопольда имеет доступ к библиотеке и ее общим коллекциям, но чтобы получить доступ к «Corpus Maleficarum» необходимо получить разрешение или Библиотекаря, или Генерал-Инквизитора. Некоторые труды, входящие в «Corpus», были скопированы, чтобы облегчить к ним доступ инквизиторов. Однако, полное содержание «Corpu» настолько секретно, что даже его каталог и указатели хранятся в кабинете Библиотекаря. Как правило, один Кондоьере размещается здесь на карауле.
Великая рака

Великая рака – это большое хранилище (с контролируемым климатом и освещением), в котором храниться множество реликвий Общества. Рака имеет вестибюль, который используется для редких демонстраций. Офис Реликвариана (хранителя реликвий) примыкает к вестибюлю.

По крайней мере, одно копье Кондотьере все время находит на дежурстве в Великой Раке.
Базилика

Базилика – основное место поклонения для всех в стенах Монастыря Святого Михаила. Это сложное строение контрастных архитектурных сталей: от мозаичных работ пятого века до филигранных работ Барокко. Хотя, в целом, это вдохновляющее зрелище. Базилика открыта для личного поклонения на протяжении дня и ночи. Здесь проводятся ежедневные службы в 7 утра и в полдень, и три раза в воскресенье.

Нижний уровень базилики содержит в себе ряд маленьких часовен, обычно предназначенных для личного поклонения, а так же могилу Леопольда и вход в склеп.

Базилика – не единственное место для богослужения; Аудифициум вмещает две часовни (в том числе, личную, для Генерал-Инквизитора). Спальный корпус и служебные постройки также вмещают, по крайней мере, маленькие часовни.
Могила Леопольда

Леопольд из Мурнау был похоронен здесь, в маленькой часовне, украшенной фресками с изображением жизни Леопольда. Могильная плита – это мраморная скульптура Леопольда в состоянии покоя, его руки сжимают простой крест у него на груди. Купол часовни содержит фреску, изображающую вознесение Леопольда на небеса в окружении святых и ангелов.
Склеп

Склеп – это место погребения инквизиторов прошлого. Первоначально это была сеть катакомб ранних христиан, а когда был построен Монастырь Святого Михаила, они стали местом упокоения умерших Михаилитов. В конце концов, они стали местом погребения для инквизиторов, которые не сделали предшествующих распоряжений.

Склеп – растянувшийся лабиринт грубо обтесанных туннелей. Стены тоннелей заполнены могильными камерами, некоторые из них открыты, а некоторые запечатаны. Не редко кости неопознанных мертвецов находятся просто покоящимися в могильных камерах. Когда хоронили Михаилитов, их кости просто помещались в открытые могильные камеры.

Общество запечатывает могильные камеры покойных инквизиторов, устанавливая маленькое надгробие, индифицирующее останки.

Сыновья Тертуллиана, подгруппа Общества, которая специализируется на приведениях и духах, утверждает, что саван между живыми и мертвыми в склепе тонок. Верно это, или это больше паранойя Тертуллиан, все еще не определенно официально.

Хотя главный вход в склеп находится в базилике, он также имеет маленький, обычно закрытый вход, который спускается из сада. Кроме того, по слухам имеется ряд других скрытых входов, которые ведут к монастырю и Аудифициуму. Тоннели склепа протянулись под всем Монастырем Святого Михаила.
Монастырь

Монастырь – это большое каменное трехэтажное здание, в котором обитают инквизиторы, которые живут в резиденции. В нем могут проживать в спартанских комнатах 200 инквизиторов, но почти 100 в настоящее время проживает здесь, делая это в более удобной обстановке. Монастырь вмещает две кухни, главную трапезную и три меньшие трапезные. Первый этаж монастыря вмещает большую часовню, обычно используемую только для личной молитвы, а на двух верхних этажах можно найти маленькие личные часовни.
Другие места

Лоджия. Это маленькое ренессансное палаццо – личное жилище монсеньора Амелио Карпаччо, текущего Генерал-Инквизитор, и дом его штата, расположенное около сада. В помещении Лоджии всегда присутствует копье Кондотьере.

Сады. Центр Монастыря Святого Михаила – парк с фигурно остриженными деревьями, открывающими вид на фонтаны и клумбы, который популярен для созерцательных прогулок.

Лазарет. Первоначально водолечебница (баня), сейчас это здание, в котором располагается маленький лазарет и медицинские учреждения Общества; штат лазарета обеспечивает общее здоровье инквизиторов, которые живут в Монастыре. Сестринство Святой Клэр руководит лазаретом, который управляется «врачом при исполнении служебных обязанностей» – сестрой Святой Клэр, которая также является медицинским доктором.

Спальный корпус. Это здание, где проживают Кондотьере, начиная с 16-го века, когда организация была сформирована. Он может вместить до 100 Кондотьере, но сейчас обычно здесь живет только 25. Так же здесь располагается личное жилье Кондотьере-Генерала, арсенал Монастыря, а с 1960-х гг. – тир и спортзал. Последние две функции предназначены для использования всем Обществом, однако, главным образом, используются Кондотьере.

Также существует ряд других меньших зданий: гаражи, мастерские и т.д.
Безопасность

Весь комплекс в значительной мере защищен целым рядом способов. Вдобавок к вооруженным Кондотьере и инквизиторам, которые проживают внутри монастыря, комплекс соединен с многоуровневой системой наблюдения, которую почти невозможно преодолеть.

Монастырь Святого Михаила имеет высокий рейтинг Истинной Веры (Истинная Вера и Святая земля более подробно рассмотрены в IV главе: Вспомогательные средства Рассказчика). Сам участок длительное время был местом религиозной деятельности. Это сочетание подземной сети Склепа, базилики и часовен, которыми усеяны земли монастыря, а так же фанатизм и рвение проживающих здесь постоянно инквизиторов, заставляют Монастырь Святого Михаила буквально святиться Истинной Верой. Этот рейтинг колеблется в различных местах:
Место Вера
Склеп 8
Базилика 7
Часовни 5
Все остальное 4

Длительная религиозная история этого места, показывает, что оно богато Божественным благословлением. Присутствие здесь Общества Леопольда не случайно.

Предполагается, что ряд охранников-Теургов также находятся на своих местах, обеспечивая дополнительную защиту Монастыря Святого Михаила, но ни Генерал-Инквизитор, ни Братья Альбертус не готовы подтвердить этого.

Церковные ордена

Доминиканцы, Францисканцы, Иезуиты – кто эти люди?

Существует значительное число религиозных орденов внутри Католической Церкви, и они сыграли немаловажную роль, как в истории Церкви как таковой, так и Общества Леопольда в частности. Некоторые из хорошо известных орденов раскрываются ниже. Может быть перечислено множество различных орденов: Паулиты, Селезианцы, Мориане, Капуцины, Редемптористы, Ораторианцы, Иеронимиты, Августинцы и т.д., но это рассмотрение ограничивается некоторыми самыми известными религиозными орденами.

От большинства последователей орденов требуются обеты бедности, целомудрия и послушания. Члены различных орденов обозначают свое членство использованием инициалов или аббревиатур в конце своих имен; эти инициалы предусмотрены для каждого рассмотренного ордена.
[b]Бенедиктинцы[/b]

Орден Святого Бенедикта ( O . S . B .) – это группировка священников, монахинь и мирских братьев, следующих Правилу Святого Бенедикта Нурсийского, которое было написано в 520 г. н.э. для монахов Монте-Кассино. Это Правило считается более практичным, чем строгим, и призывает сочетать молитву, труд, учебу и другие занятия. Оно также требует ежедневно уделять время чтению священным текстам.

Основное занятие Бенедиктинцев – молитвы и мессы, однако, множество монастырей также занимаются деятельностью, совместимой с внешней общественной жизнью, в том числе просвещением. Бенедиктинцы активно действуют в литургическом возрождении и оживлении средневековой церковной музыки.
Доминиканцы

Более правильно опознавать как Орден братьев-проповедников ( O . P .), этот орден был основан Святым Домиником в 1215 году, чтобы проповедовать Евангелие, и чтобы сражаться с пороком и доктринальными или моральными ошибками.

Доминиканцы слагаются из трех орденов: Первый Орден состоит из священников и монахов; Второй Орден состоит из монахинь, живущих в монастырях; и Третий Орден, который имеет два отделения – сестры, которые живут в миру и занимаются общественной и миссионерской работой, и мирян, которые стремятся подражать идеалам Доминиканцев вне монашеской общины. Типичное облачение сообщества Доминиканцев – белая туника и капюшон (или покрывало для сестер) и черная мантия и четки. Доминиканцы придерживаются Правил святого Августина, которые предписывают сообществу жить аскетизмом усмирения и священным хоровым пением (строгие Доминиканцы воздерживаются от поедания мяса).
Францисканцы

Святой Франциск Ассизский основал три ордена, которые называют себя «Францисканцами», и объединены своим утверждением, что они живут согласно идеалам святого. Первый Орден был основан в 1209 году, и в настоящее время включает три независимые группы: Орден меньших братьев ( O . F . M .), Орден меньших братьев конвентуальных (O.F.M.Conv.) и Орден меньших братьев капуцинов (O.F.M.Cap.). Второй орден состоит из монахинь, живущих в монастыре, известный как Орден бедных Кларисок (в честь их основательницы святой Клары). Третий орден был основан для мирян, которые желают являть собой пример идеалов францисканского благочестия в мирской жизни; так как многие из этих людей, в конце концов, постригаются в монахи, существует два отделения: Мирской Третий Орден и Монашеский Третий орден.

Францисканцы – самый большой религиозный орден Римско-католической Церкви; каждое подразделение управляется отдельно. Францисканцы на протяжении своей истории практиковали проповедование Евангелия, строили госпиталя, предназначающиеся для больных и малоимущих, занимались историческими исследованиями и преподаванием. В своей ранней истории Францисканцы с их акцентом на бедность Христа и Церкви были не раз обвинены в ереси.

Иезуиты

Общество Иисуса (S.J.), основанное Святым Игнатием Лойолой в 1540 году, быстро разрослось по всему миру. Иезуитские миссионеры сыграли важную роль в принятии католицизма в Азии, Африке и Латинской Америке, наряду с тем, что иезуитские ученые внесли вклад в теологию, лингвистику и философию. Цель Общества Иисуса носит двоякий характер: свое собственное спасение и спасение всего человечества. Иезуиты не ограничиваются определенным служением (больницы, школы, миссии и т.д.). Иезуиты отказались от множества монашеских обычаев, которые, как они считают, противоречат активному служению: совместное пение Божественных служб, посты и покаяние, были среди таких обычаев. Многие современные иезуиты уделяют большее внимания общественной деятельности, нежели католические ортодоксы.

Существует четыре вида Иезуитов: схоласты, молодые члены, которые готовятся к священничеству; мирские братья (светские помощники), посвятившие себя бытовым нуждам общества; священники (духовные советники) с простыми обетами и принявшие постриг духовные отцы, священники с большим интеллектуальным развитием, принесшие священные обеты бедности, целомудрия и послушания. Обучение Иезуитов строгое и длительное, включает в себя послушничество (два года), философские исследования (три года), апостольскую работу (два – три года), теологические исследования (четыре года, с рукоположением на третьем году) и послушничество (один год): молитва, исследования и пасторская работа. Послушничество обычно сопровождаю Обеты, а для многих результатом этого времени становится передовая академическая работа (например, докторская степень). Этот процесс призван отсеять недостойных людей, усилить необходимые навыки для пастырства и приступить к более глубокому слиянию с Богом через «Духовные упражнения» Игнатия.

1 — Вера – это вопрос убеждения, а не силы.

- Бернар Клервонский [Наверх]

2 — И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.
И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним

.— Откровение 12: 7,9 [Наверх]

3 — Святой Мартин поднялся с военного до клирика, поскольку армия Церкви в своем статусе выше чем армия мирская; ее война более возвышенная и ее солдаты сражаются с духовными врагами.
- Св. Фома Аквинский. [Наверх]

4 — Чтобы познать Рим, не хватит одной жизни

— Римская поговорка. [Наверх]

0

6

Стереотипы

Восприятие Обществом Леопольда своей добычи не всегда верно и беспристрастно. Заблуждения, недостаток беспристрастности и неправильные представления действовали сообща, чтобы сформировать уникальные взгляды Общества на его добычу.

Вампиры

Вампиры, согласно некоторым мнениям внутри Общества, это демоны которые появились, чтобы вселиться в тела мертвых. Эти демоны хитры, будьте уверенны; так хитры, что они тщательно подражают людям и их привычкам, которых они собираются заменить. Однако, их очевидное адское происхождение (и в некоторых случаях адский гений), как и опасность, которую представляют вампиры, одинаково ясны: каждый вампир стремиться создать еще одного представителя своего рода, для того, чтобы еще один нечистый мог разгуливать по Земле. Одно из братств внутри Общества, известное как Дети Лазаря, специально посвящают себя уничтожению этих нечистых.

Неясно, когда самой Инквизиции стало известно о существовании Киндред. Первые столкновения наиболее вероятно произошли приблизительно во время Тулузского Совета, но Общество Леопольда не в состоянии найти такие записи.

Существуют два наиболее правдоподобных сценария утверждающие, что Инквизиция узнала о существовании Киндред во время либо Альбигойских крестовых походов, либо во время Испанской инквизиции, во время, когда дворяне Вентру и мятежники Бруха одинаково попадали под мечи крестоносцев. В письме Торквемады упоминается, что он держал у себя в плену одного еретика, который демонстрировал физическую силу и удивительные возможности восстановления, но чрезвычайно боялся огня. Это письмо не завершено и ничего больше не рассказывает, вероятно, что этим «еретиком» был молодой Киндред.

Когда Леопольд создавал свое Общество, он и его последователи были полностью осведомлены о существовании вампиров, и весьма вероятно отправили нескольких на Окончательную смерть. Однако, они имели немного информации о сообществе Киндред. Общество не было осведомлено о традициях вампиров, о кланах, о мифологии и истории Киндред. Они ничего не знали о борьбе Камарильи и Шабаша, результатом которой стал Маскарад, или о Инконню. Основная ирония заключается в том, что Инквизиция несет ответственность за сам Маскарад.

Большая часть этого незнания была ошибкой Общества. Последователи Леопольда совершенно не заботились об изучении политики или идеологии Киндред, инквизиторы интересовались безыскусными миссиями найти и уничтожить. Кроме того, стандартные процедуры обязывали предпринимать два действия относительно имущества вампиров, забрать все ценное (для казны Общества) и сжечь остальное. Это «остальное» к сожалению, включало в себя ценные дневники и труды с историей и знаниями Киндред, которые могли принести большую выгоду Обществу. Такое ненавидящие поведение было нередко для Церкви в течение Реформации и в более позднее время.

Только в конце XVIII века Общество приняло решение собирать и читать любые документы, конфискованные у Киндред. К сожалению, большинство документов – литературный мусор: сплетни и наблюдения, накопленные в течение столетнего эгоистичного существования. Из того, что было обнаружено, Общество смогло собрать мало сведений о вампирской политике. Однако среди Киндред, существует слух, о том, что в запечатанное хранилище библиотеки Монастыря Святого Михаила содержит, по крайней мере, одну полную копию Книги Нод.

Инквизиторы Общества не вполне понимают нюансы вампирской физиологии. Конечно, они понимают ее основы: вампиры – нежить, иногда с огромной мощью, и им требуется кровь для существования. Однако, помимо этого, они не в состоянии отделить факты от домыслов.

В довершении всего, они не вполне понимают вампирские Дисциплины. Если один вампир демонстрирует огромную силу, инквизиторы предполагают, что все вампиры так же могущественны. Если они видят одного Киндред практикующего Тауматургию, то им может показаться, что все вампиры владеют этим дьявольским навыком. Вместо того чтобы сделать Общество «готовым ко всему», эти неправильные представления склонны ограничивать инквизиторов статичным пониманием всех вампиров. Они до сих пор не видят, что вампиры имеют разнообразные способности, которые не могут быть легко классифицированы. Однако они обратили внимание, что молодые вампиры кажутся более слабыми, чем показывают себя более старые вампиры. Является ли это фактом или предшествующие инквизиторы были склонны преувеличивать, еще предстоит определить.

Хотя, в последнее время, Общество стало применять более аналитический подход к своей добыче. Хотя их рвение не ослабевает, инквизиторы стали понимать, что хотят они этого, или нет, но они не могут просто, протыкать кольями и сжигать вампиров без изначально правильного понимания, с чем они сталкиваются. Некоторые инквизиторы даже пришли к тому, что называют вампиров Киндред, и их готовность узнать так много как это возможно об обществе Киндред, беспокоит Цензоров, побуждая их к постоянному проявлению бдительность в отношении признаков порчи.

Общество против вампиров

Общество не в достаточной мере осведомлено о различиях между Камарильей, Шабашом и Инконю или о многочисленных играх за власть внутри сообщества Киндред. Истории, касающиеся конфликта с Киндред, могут затронуть различные кланы или группы (например, анархии манипулируют Ценакулум, чтобы призвать аутодафе на князя города), или медленное узнавание большего об обществе Киндред. Весьма вероятно, что Общество совершенно не будет заботить вражда между Камарильей и Шабашем - вампиры смогут сколько угодно враждовать в аду. Если бы Общество объявило полноценную открытую войну против всех вампиров, то это было бы сродни самоубийству, но это также бы имело разрушительный эффект для вампиров. Киндред еще не в достаточной мере боятся или признают Общество. Возможно, скоро ситуация начнет меняться.

http://wod.su/vampire/book/inquisition/02

0

7

Исторические эпохи

Нет необходимости считать, что хроники Инквизиции ограничиваются современностью; более того, Инквизиция нуждается в хрониках по ряду других периодов. Любой из ниже приведенных периодов можно рассмотреть как в рамках разовой истории, так и в длительной хронике.
Раннехристианская эра

До Общества Леопольда существовал Орден Святого Михаила. Что у него было общего с этой небольшой группы апокалипсически настроенных святых воинов 5-го века? Волнующая и возбуждающая хроника может взять за основу группу Михаилитов странствующую по известному миру, сражаясь с силами Ада, и даже рискующую углубиться в далекие северные районы Европы или другие таинственные и потаенные места, которые еще не были христианизированы. Орден Святого Михаила продолжил свое существование и в Средние века, поэтому ими можно легко играть и во время Карла Великого и его паладинов.
Средние века

Как мы знаем, Инквизиция начала свое существование в XIII веке и это будет подходящее время для хроники: начальные дни Общества Леопольда. На кого походили средневековые охотники на ведьм, которые были первыми инквизиторами, обнаружившими доказательства существования вампиров или оборотней? Игроки могут легко играть учениками Леопольда или первыми членами Общества. Средневековые хроники могут иметь очень богатое художественное оформление, если сделать его должным образом.
Ренессанс

С формальной точки зрения, Ренессанс это период в Европе в течении XV – XVI веков. Термин «Ренессанс» был введен в этот период интеллигенцией, пытавшийся утвердить превосходство своей эпохи над предшествующими темными веками.

В то время как Средневековье было младенчеством Общества, Ренессанс стал его юностью, так как в это время оно оформилось в более формально организованную организацию. Эта эра также может быть надлежащим художественным оформлением для хроник Инквизиции. Церковная политика, придворные интриги, рост светского образования, повторное открытие языческой магии, рождение религиозного гуманизма и начало Маскарада – превосходная окружающая обстановка для любой хроники.
Новый Свет

Когда Колумб пересек Атлантику, члены Общества Леопольда были с ним. Общество всегда присутствовало во время всех Великих географических открытий, в некоторые моменты более очевидно, чем в другие. Определенное количество инквизиторов сопровождало первых колонистов, а хроники сосредоточенные на первых годах Нового Света, несомненно, будут связаны с Гару. Пали ли инквизиторы вмести с Кроатан в Роаноке? Или они сыграли более значимую роль в исчезновении Кроатан?
Французская революция

Во Франции XVIII век не был удачным для Церкви. Большинство инквизиторов были Странниками, получавшими мало содействия со стороны Церкви и Общества, которые скитались по сельской местности, пытаясь избежать толпы с одной стороны и возбужденных Бруджа с другой.
Вторая мировая война

Ряд вопросов о Второй мировой войне остался без ответа: какова была истинная вовлеченность в нее Католической церкви? Была ли Церковь управляема внешней силой и знало ли Общество об этом? Правда ли, что Гитлер отправлял поисковые группы за реликвиями в попытке использовать их силу, и как этому относилось Общество?
Будущие

Рассказчикам, создающим хроники, действие которых происходит в будущем (ближайшем или нет) следует обдумать роль и положение Общества в будущем. Вернется ли они в лоно Церкви? Управляется ли оно (и/или Церковь) как мини-корпорация? Остается ли Маскарад по-прежнему в силе, и как Общество преуспело в своей миссии? Руководит ли Общество своими собственными вооруженными силами? Или Общество ушло в подполье в мире, где вампиры правят открыто? Подумайте так же о том, какое логическое будущие предстоит Обществу, принимая во внимания тот культурный контекст будущего, которое Вы нарисовали в своем воображении.

Любая хроника организованная в отличной исторической эпохе, в конце концов, требует некоторого рассмотрения механики, конечно, включающего в себя новых или подкорректированных Достоинств и Недостатков (если они используются), Атрибутов, статистических данных оружия и т.д.

0

8

Пытки
I did confess; but I confessed a lie. I confessed, that I might obtain absolution; but now that falsehood lies heavier at my heart than all my other sins. The God of heaven forgive me! Ever since I was condemned, my confessor has besieged me; he threatened and menaced, until 1 almost began to think that I was the monster that he said I was. He threatened excommunication and hell fire in my last moment, if I continued obdurate. Dear lady, I had none to support me; all looked on me as a wretch doomed to ignominy and perdition. What could I do? In an evil hour I subscribed to a lie; and now only am I truly miserable.

— Mary Shelley, Frankenstein2

Никакой разговор об Инквизиции не был бы полон, по крайней мере, без поверхностного упоминания пыток. Ранняя Церковь неодобрительно относилась к применению пыток, как способу борьбы с ересью (или чем-нибудь еще), но сделала немного, чтобы противостоять использованию пыток, как неотъемлемой части методик Инквизиции. Конечно, современное Общество отказалось от пыток. Однако, все еще существуют инквизиторы, которые считают, что они все еще правомерны и практичны.

Некоторые пыточные инструменты стали известны с того времени и все еще могут найти себе применение. Не думайте, что Общество было единственным, кто использовал пытки; инструменты страха и боли универсальны в своем применении.
Люлька

Люлька это ложемент с шипами внутри. Подсудимого запирали, приковывали или удерживали иным способом внутри Люльки и раскачивали ложемент. Излишне говорить, что это была причиняющая неудобство поездка.
Венец (пресс для черепа)

Венец это металлический обруч, который медленно сжимался вокруг головы подсудимого.
Подвесная дыба

Подвесная дыба – механизм, который поднимал заключенного в воздух веревкой, которой у заключенного были между собой связаны руки. Подходящие творчески к своему делу палачи могли постепенно добавлять груз к ногам подсудимого. Еще один вариант - это часто ударять по подвешивающей веревке; вибрация этой веревки зачастую вывихивала плечевой сустав подсудимого. Вариантами термина «подвесная дыба» были ворот или Aufziehen (нем. поднимать, растягивать).
Дыба

Дыба это один из самых известных инструментов пытки, который растягивал конечности подсудимого (как правило, выкручивая из их суставов).
«Дочь дворника»

Это приспособление вызывало противоположный эффект Дыбы, сжимая кости подсудимого, вызывая разрывы, переломы костей и кровоизлияние.
Тиски для больших пальцев

Тиски для больших пальцев были металлическими винтовыми тисками, которые сжимали большие пальцы подсудимого. Тиски портативны и используются для пыток в поле.
Пытка тяжёлым грузом

Стандартный компонент Англо–Саксонского права, пытка тяжелым грузом заставляла подсудимого лечь на пол с доской положенной поверх него. Груз постепенно складывался на эту доску до тех пор, пока подсудимый либо не сознавался, либо умирал. Жиль Кори был убит этим способом в Салеме, в 1692 г., отказавшись признать себя виновным в колдовстве.
Сапог

Сапог, в своей наиболее распространенной форме, был ничем иным, как системой планок обвязанных вокруг стоп подсудимого; добавление клиньев между планками и ступнями подсудимого раздавливало кости подсудимого. Другой вариант также охватывал и колено.
Челюсти

Челюсти представляли собой металлическое устройство имеющую форму наподобие груши (когда закрыто), которое могло быть расширено. Его насильственно помещали во внутрь рта подсудимого, а затем расширяли, болезненно фиксируя челюсти подсудимого открытыми.
Пытка водой

Этот термин применим к двум формам пыток. В первой, палач привязывал подсудимого к раме вниз головой; он крепко связывал запястья и лодыжки так, чтобы веревки врезались в плоть, если подозреваемый двигался. Крепко удерживая голову подозреваемого, открывал ему рот куском железа. Ноздри затыкались (обычно, деревом), а большой кусок ткани помещался поверх рта подсудимого. Затем палач медленно заливал кувшин воды в горло жертвы, которая также проталкивала и ткань. Подсудимый непроизвольно глотал, заглатывая ткань в пищевод; а сопротивление заставляло веревку врезаться в тело. Когда подозреваемый был полумертв от удушья, ткань извлекалась и обработка «останавливается». Изощренный и эффективный метод, который легко воспроизводится с минимум оборудования.

Более поздний вариант пытки водой заключался в простом заливании кувшина воды в горло подсудимого.
Испанский стул

Испанский стул представлял собой стальное кресло. Подсудимого сажали на стул, его руки и шею удерживали на месте при помощи железных обручей, а его босые ноги в колодках помещались недалеко от жаровни. Затем ноги покрывались жиром и медленно поджаривались. Жир накладывался непрерывно, чтобы плоть не горела слишком быстро.
Мадонна

Это приспособление (имеющее множество названий) – статуя наподобие Божией Матери. Передняя сторона была покрыта гвоздями и шипами; когда тянули соответствующие рычаги, руки статуи обхватывали подсудимого, раздавливая и пронзая его одновременно.
Прочие методы

Избиение, телесные наказания и отрезание пальцев ног и рук (конечно, постепенно) были среди массы других используемых методов. Варианты бесконечны.
Пытки и сверхнатуралы

Несмотря на свое бахвальство (и вполне законное) сверхъестественные существа, так же как и смертные восприимчивы к методам и приспособлениям палачей. Правда, некоторые существа более устойчивы к боли, или даже способны мгновенно исцелять раны, но всегда существует способ обойти это обстоятельство.

Еще на заре своего существования Общество узнало, что вампиры могут исцелить себя от любых ран, почти, а тот же момент, когда они были нанесены, но это, в конце концов, до некоторой степени ослабляет вампира. Чем слабее вампир, тем больше вероятность того, что он впадет в ярость при виде крови, а если он поглотит достаточное количество витэ, то он сможет вернуть свою исключительную силу. Опытные в «допросе» вампиров инквизиторы знают, как чередовать свои пытки с вознаграждением в виде мертвой кошки или крысы – этого вполне достаточно, чтобы поддерживать вампира в его небытие, однако этой крови не достаточно, чтобы вернуть вампира в его прежнее опасное состояние.

Оборотни могут быть такими же проблематичными. Однако, инквизиторы научились оснащать свои темницы специальными кандалами из сплава серебра: оборотня в людской форме приковывали за колени и запястья, и если он пытался превратиться в своего дьявольского двойника серебряные наручники врезались в его запястья и лодыжки. Результатом этого зачастую становилось их отсечение. Инквизиторы так же узнали, что, когда имеешь дело с подозреваемым в оборотничестве могут быть полезны Челюсти из сплава серебра. В конце концов, инквизиторы перепробовали множество вариантов пыточных инструментов из серебряного сплава (как и другие противники Гару).
Система

Рассказчик может потребовать минимум способности Пытка – 1, для того чтобы использовать более извращенные инструменты из списка выше – все что сверх базовых телесных наказаний и ампутаций. В противном случае, он может учесть бросок Интеллекта, чтобы понять может ли потенциальный палач понять, как использовать это устройство. Подозреваемый объединенный с пыточным устройством автоматически получает урон; не существует элемента случайности или «если», что персонаж не будет ранен. Единственный случайный элемент это сколько урона, в конечном счете, получит подозреваемый. Каждый метод или устройство имеет различный рейтинг урона, для определения урона совершается бросок равный рейтингу урона (Трудность 6).

Однако, люди обладающие способностью Пытка могут смягчить воздействие, чтобы при применении устройства наносить не больше одного уровня урона – это необходимо для того, чтобы все таки не убить подсудимого во время первого же вздергивания на дыбе. Конечно, орудия пытки могут использоваться неоднократно, по существу убивая подсудимого. Хотя, многие орудия имеют максимальный пул урона, который представляет собой наибольшее количество уровней здоровья урона, которое может причинить пытка, без поглощения.

Более коварный, чем физический урон (который, достаточно ужасен) – эмоциональный и психический урон, наносимый любому пытаемому. Многие невинные жертвы признали вину в ряде воображаемых преступлений, только для тог, чтобы закончили их пытку. Ведь, как правило, подвергаемый пыткам подсудимый подвергаются допросу. Зачастую у подсудимых просто нет ответа на вопросы (например «Где убежище принца?» или «Как долго вы питались невинными христианскими младенцами?»). Если подсудимый располагает сведениями или данными, которые он активно пытается скрыть, он должен бросить бросок Силы воли (трудность: 6 + Манипулирование допрашивающего) каждый раз, когда получает урон, чтобы избежать разоблачения этой информации. Как альтернатива, он может потратить пункт Силы воли, чтобы избежать разглашения сведений.

За каждый тур пытки допрашивающий бросает Манипулирование + Пытки (сложность Сила воли оппонента). «Тур» используется в более широком смысле, а не как три секунды времени. «Тур», который тратят на пыточные устройства, длится от 30 секунд до нескольких минут. Каждый успех снижает Силу воли подсудимого на один уровень. Как правило, когда подсудимый не имеет запаса Силы воли, он отвечает на любые вопросы. Он может даже сочинить ответы просто, чтобы успокоить палача: признавая ложную вину, называя сообщников в выдуманных преступлениях, в деталях описывать вымышленные грехи.

Сложность состоит в том, чтобы подсудимый потерял свою Силу воли, прежде чем пытки убьют его. Квалифицированные палачи способны сделать это. В конце концов, дело мастера боится.

Урон: Число бросаемых костей (Трудность 6) для определения урона причиненного этим устройством за тур.

Максимум: Максимальное количество уровней здоровья урона, которое могут нанести этим инструментов; некоторые инструменты только калечат и ранят. Те инструменты, которые имеют «+» после числа, могут быть использованы, чтобы медленно убить подсудимого. Конечно, теоретически жертва может потерять волю к жизни, а иногда Рассказчик может решить игнорировать всю эту колонку.

Святая земля

Могилы святых, давно заброшенные дольмены, освященные кладбища: эти и другие места по всему миру собирают божественную сущность. Эти места по сути «батареи» Веры, которые могут усилить собственную Веру смертных в попытках сопротивляться сверхнатуралам. Эти места могут происходить из любой религиозной традиции и могут быть расположены где угодно. Невзирая на первоначальную причину, почему это место стало святым, сейчас они остаются святыми в глазах и умах верующих.

Эти места имеют свой собственный рейтинг Веры, определяемый Рассказчиком. Местность или место может быть общепризнано верующими или его мистические качества могут оставаться спящими. Маленькая приходская церковь с набожными прихожанами иметь белее низкий рейтинг потенциала, чем холм, где Святой Франциск видел Божественное откровение, но если никто не узнает об этом холме, то его божественный потенциал останется нетронутым.

Подобно любому смертному, Святая земля имеет рейтинг веры от 1 до 10. Ряд факторов вовлечен в определение рейтинга Веры местности:

Древность: как долго место было благочестивым и священным? Святая земля может собирать и накапливать божественное покровительство на протяжении столетий Веры. Новые места склонны иметь более низкий рейтинг; божественное благословление Веры может собираться на протяжении столетий, хранясь в накопленном местом опыте. Некоторые места с минимальным благочестием и незначительным проявлением Веры будут увеличивать значение рейтинга только в виду своего возраста.

Массовость: В сущности, чем больше верующих, чем выше рейтинг Веры. Хотя у этого есть некоторые ограничения; многочисленная толпа псевдо верующих не обязательно соберет высокий рейтинг. Наиболее важные места паломничества, как правило, оцениваются значением рейтинга не меньше 4.

Благочестие: Положена ли Вера в основу поступков? Поступают ли верующие в соответствии с убеждениями? Являются ли молитвы единичными или постоянными? Монастыри обычно имеют более высокий рейтинг Веры, чем придорожные церкви, но небольшая приходская церковь с действующей благотворительной столовой и работой, может быть такой же могущественной.

Богоявление: Было ли это место центром божественного проявления? Получали ли здесь когда-либо верующие видения Богородицы? Плакали ли статуи святых кровью? Конечно, только Рассказчик определяет, были ли эти явления истинными, или они были частью массового психоза, только подлинные религиозные явления вызвать всплеск божественного благословления. Хотя, нужно помнить, что такая Вера должна быть подпитываема и поддерживаема Верующими, иначе она будет оставаться спящей.

Расположение место с божественным благословлением: Некоторые места имеют высокий рейтинг Веры просто так, из-за причин, которые не могут быть объяснены. Хоть в этих местах некогда и не происходили священные действа, они могут быть просто богаты божественным благословлением без каких-либо исторических объяснений. Такие места длительное время искались, как место расположения для учреждений церкви и других священных мест.

Поскольку рейтинг Веры всегда обусловлен множеством факторов, высокие показатели – редкий случай: большинство церквей и другие участки святой земли имеют рейтинг не выше 1 – 2. Все с рейтингом выше 7 – является большой редкостью, и действительно должно заслужить таково высокого рейтинга.
Примеры святых мест

Первая методистская церковь Форта Смита (Монтана): небольшой приход, с небольшой историей, тем не менее, его паства сильна в вере. При церкви действует благотворительная столовая и дешевый детский сад, а так же приют анонимных алкоголиков, организуется ряд других общественных благотворительных мероприятий, в соответствии с их миссией служения всему народу Бога. Эта церковь сохраняет Веру 1, которая может быть легко увеличена, если социальные программы и богоугодные дела будут сохраняться.

Монастырь Афон (Греция): Гора Афон, «Святая гора», является центром православного монашества, начиная с X века. Она расположена на полуострове в Эгейском море, и достигает почти 7000 футов. Афон полностью отдан для монашеских поселений, состоящих из 20 монастырей, смеси небольших домов и келий отшельников. Он оценивается высоко в виду древности, благочестий и числа верующих, к тому же здесь был написан ряд важных православных текстов. Рейтинг любого места на горе, от кельи отшельника до одной из множества часовен, может колебаться от 5 до 8.

Национальный кафедральный собор (Вашингтон, Округ Колумбия): Заложенный в начале XX века в стиле традиционного готического собора Вашингтонский кафедральный собор, как утверждает Епископальная (англиканская) церковь – «Церковь для всех Верующих»: его многочисленные часовни используются целым рядом конфессий в добавлении к службам Епископата. Он в некоторой степени насыщен благочестивой деятельностью, однако он часто используется для концертов и семинаров, которые могут на практике испортить ежедневное благочестие этого места – большое количество туристов и посетителей концертов не усиливают рейтинг Веры. Национальный кафедральный собор оценивается в 3. Он выглядит впечатляюще (он действительно красив), но красота только наполняет верой, но не улучшает рейтинг Веры.

Монастырь Святого Михаила (Рим, Италия): Штаб-квартира Общества Леопольда, это место давно богато божественным благословлением. В связи с долгой историей монастыря Святого Михаила, в качество святой земли и вследствие того количества веры, которая практикуется внутри его стен, рейтинг вирируется между 4 и 8, в зависимости от фактического местоположения. Для получения большей информации смотри Главу 2.
Знаменитые места

Рассказчик может пожелать установить рейтинг Веры исторически известным святым места, учитывая вышеупомянутые факторы. Будьте гибки; это больше «приблизительная оценка», чем научный анализ. Некоторые из следующих примеров имеют более высокие параметры просто из-за их возраста и истории, а не из-за чего добавленного в камень.
Местонахождение Рейтинг
Гора Мон-Сен-Мишель (Франция) 8
Кафедральный собор Нотр-Дам (Париж, Франция) 7
Молитвенный дом «Общества друзей» (Вашингтон, Округ Колумбия) 2
Кафедральный собор Святого Иоанна Богослова (Нью-Йорк) 3
Монастырь Святого Михаила (Рим) 4 – 8
Голубая мечеть султана Ахмеда I (Стамбул, Турция) 6
Базилика Успения (Балтимор, Мэриленд) 2

Только самые святые места в мире получают рейтинг 10: места, которые признаны всеми верующими сердцем существующих религиозных традиций. Как правило, параметр строго ограничен географически отдельным зданиями и сооружениями или даже конкретным местом внутри них; ограниченный периметр вокруг этого места может обладать рейтингом 9, так как божественное благословление буквально изливается наружу из сосредоточия веры.
Примеры «самых священных» мест Традиция
Стена плача (Израиль) Иудаизм
Базилика Святого Петра, Ватикан (Италия) Римский Католицизм
Кааба, Мекка (Саудовская Аравия) Ислам
Гора Голгофа (пригород Иерусалима) Христианство
Купол Скалы (Иерусалим) Ислам

Другие места прежде могли иметь рейтинг Веры 10, например Святая София в Стамбуле, Ангкор-Ват, Дельфийский Оракул, но в связи с тем, что их использование сократилось, тоже случилось и с их рейтингом. Такие места, если их значение (вдобавок к их очевидному историческому значению) будет возрождено, могут быть свободно вновь оценены 10.
«Невозделанная земля»

Прискорбно, однако, такое может случиться: Святая земля становится неиспользуемой, священные места покидаются. Поскольку религиозные традиции сменяются из-за капризов истории, а новые вероисповедования заменяют старые верования, святая земля может лежать неиспользованной.

В таких случаях присваивается два рейтинга Веры: латентный рейтинг и активный рейтинг. И тот и другой, первоначально будут иметь одинаковое значение. Латентный рейтинг демонстрирует, какую высоту достигала Вера, в то время как активный рейтинг отражает, сколько Веры доступно в настоящий момент, после забвения. Всякий раз, когда такая земля используется, смертный забирает пункт Веры из активного рейтинга. В конце концов, активный рейтинг места может упасть до нуля. Со временем, он может самовосстановится до рейтинга 1 (при условии место богато божественным благословлением), или же его потенциал будет исчерпан.

Если Святая земля вновь активно используется – будет построена церковь, приверженцы религии отыщут и возродят священное место и др. – тогда допускается, что место будет медленно восстанавливаться к его первоначальному рейтингу.
Осквернение

Конечно, Святая земля, может быть «испачканной» посредством богохульных поступков, ненависть и насилие, осуществленного на этом месте. Такие поступки могут колебаться от накарябывания непристойности на стенах церкви до осквернения статуй святых, изнасилования и убийства непосредственно в святилище. Такие священные места рассматриваются как оскверненные. Хотя земля все еще остается святой, она была испорчена этими деяниями.

Рейтинг Веры у оскверненной Свято земли временно уменьшается. Рассказчик должен делать бросок рейтинга Веры места со следующей трудностью:
Незначительное богохульство (граффити) 6
Значительное богохульство 7
Изнасилование или убийство 8
Вызов демона 9

Если бросок – успешен, тогда Вера не потеряна. Если бросок – неудачен, то Вера Святой земли уменьшается на один; в случаи ботча – Вера уменьшается на два. Совокупность событий (например, убийство в один день, изнасилование в другой) имеет кумулятивный эффект. Если события произошли в один деть, то Рассказчик может увеличить потерю в два или три раза, но они должно быть действительно отвратительными: массовая оргия и ритуал жертвоприношения.

Бросок может быть повторен в следующие дни, чтобы видеть восстановилась ли Вера: любое число успехов восстанавливает рейтинг на один. Если здесь совершаются регулярные богослужения, тогда трудность восстановления Веры уменьшается на два.

Святая земля и сверхнатуралы

Смертные с Верой на Святой земле могут добавить свой рейтинг Веры к рейтингу места. Эта новая сумма может быть использована, чтобы изгнать вампира, уменьшить безумие оборотня, или использовать Веру любым другим способом. Некоторые специфические применения могут вирироваться от существа к существу.
Вампиры

Если вампир пытается проникнуть на Святую землю, а ему успешно сопротивляется Инквизитор, он не сможет пройти по святой земле, и попытается преодолеть ее по внешней границе, так быстро, как это возможно, независимо от числа успехов. Если вампир упорствует, то он должен сделать успешный бросок Мужества, или впасть в безумие и бежать в полном ужасе. Количество первоначальных успехов инквизитора добавляется к трудности броска Мужества. Если у вампира ботч броска, он вернее всего получит соответствующее психическое расстройство.

Если представитель Верующих приглашает вампира войти, тогда этот Каинит может ходить по Святой земле свободно и безнаказанно. Кроме того, если вампир имеет Веру той же религии, он может войти в священное место без волнения. Однако, рейтинг Веры места все же может быть использован против вампира, если добавить его к рейтингу смертного, а смертный пытается его изгнать.
Оборотни

У оборотней может возникнуть проблема при столкновении с Инквизитором на Святой Земле - при обращении к Ярости к сложности добавляется уровень Веры Святой Земли.
Маги

Маги не имеет каких-либо трудностей на Святой земле, кроме того обстоятельства, что у их противников инквизиторы новый запас кубиков на контрмагию равен новому объединенному рейтингу Веры – который, на деле, оказывается довольно сложным для магов.
Призраки

Когда Ограждаешь (Warding) пространство против призрака, святая земля сама является фокусом, поэтому не требуется ни какого добавочного фокуса. Рейтинг Веры добавляется к Вере и Силе воли инквизитора, для определения числа успехов.

Огражденные священные места крайне сложно подавить. Поскольку в фокусе находится все место (которое может включать в себя и здание), весь фокус должен быть уничтожен или выведен из строя каким-либо иным способом.

Призраки, которые вселились в людей, должны сделать бросок Силы Воли или просто потратить очко временной Силы Воли, чтобы ступить на Святую Землю. (трудность – рейтинг Веры области).
Демоны

Демоны и другие адские существа действительно найдут Святую землю самым негостеприимным местом. Любое такое существо, желающее войти на Святую землю должен сделать бросок Силы воли (трудность 6 + рейтинг Веры святого места; максимум 9). Даже при условии, что он сможет войти на такую землю, он будет в особенно невыгодном положении: вычтите рейтинг Веры места из любого броска, используемого демоном для любого действия.

Святая земля и Ценакула

Обществу хорошо известно о безопасности, которую обеспечивают такие места в защите от сверхнатуралов, и давно использует это преимущество в своих интересах. В дни до отделения Обществ от Церкви, для инквизиторов было легко быть назначенным в приходскую церковь (или более великое сооружения) для того, чтобы получить защиту Святой земли. Такие Ценакулы передавались по наследству от одного поколения инквизиторов к другому.

Теперь, когда связи между Святым престолом и Святой канцелярией куда слабее необходимо предпринимать особые меры. Некоторые инквизиторы располагают высокими связями в римской иерархии и в состоянии обойти подобное положение дел. Другие Ценакулы вынуждены играть в игры с недвижимостью, покупая здания церквей недействующих приходов.

Такие здания вирируются от маленьких евангелистических общин, которые объединяются вокруг харизматических лидеров, и, в конечном счете, исчезающие в неизвестности, до почтенных старых кирпичных готических церквей, которые можно найти в центральных районах города, по соседству с небольшими монашескими общинами или закрытыми в недавнее время приходскими школами. Такие церкви зачастую после реставрации оставляют открытыми для общественного поклонения; если инквизитор посвящен в духовный сан священника, то он может даже проводить еженедельные мессы, или же инквизиторы могут принять меры для того, чтобы был вызван священник. Во всем остальном, церковная земля становится убежищем для Общества Леопольда.
Реликвии

Другим мощным оружием в руках общества является его многовековая коллекция реликвий. Эти предметы были затронуты Божественным благословением и несут его отпечаток; Общество научилось использовать силу этих реликвий в своем Крестовом походе.

Реликвии представляют собой материализованную силу небес; несмотря на то, что они являются недолговечными вещами, кусками дерева, кости или металла, которые могут постепенно исчезнуть, они Вечны (Eternal), так как они буквально вмещают в себя силу Небес. Реликвии были жизненно важным компонентом духовной жизни Средневековья: трон Карла Великого в Ахене был сооружен с полостями заполненными реликвиями; Святое копье, которым пронзили бок Христа, было наиболее важным имуществом властителей X века; короли носили реликвии в своих коронах и на шеях. Реликвии так же были маркером власти в Средневековье – тот, кто обладал большим количеством реликвий, обладал большей властью. Даже простые люди искали реликвии и могли предпринимать длительные паломничества за частицей кости, веря, что она часть второстепенного святого. Реликвии это предметы, заполненные божественной силой.

Обычно существуют два компонента любой реликвии: реликвии сами по себе и рака (ковчег). Реликвии это, как правило, часть тела святого, например, кость (или ее фрагмент), мумифицированная часть тела, язык, прядь волос и др. Некоторые реликвии не являются частями тела, а являются личным имуществом или другими предметами, которое имели некоторое значение для святого или Церкви, например частица дерева от Животворящего креста.

Рака – корпус для мощей, который может быть так же прост, как коробка, или так же богато украшен, как золоченая стальная клетка. Раки зачастую выковывались или сваривались вокруг самих мощей, навсегда запирая их внутри. Это способствует защите реликвий от случайной пропажи из раки, но они так же находятся там, в ловушке; ряд реликвий невозможно использовать, потому, что они заблокированы в предметах, которые либо не транспортабельны, либо слишком хрупки, а угроза разрушения, как реликвий, так и раки слишком велика.

Обществу Леопольда давно известно о важности и эффективности использования реликвий в войне против сверхнатуралов. Обычно раннее инквизиторы и последователи Леопольда пытались всеми путями раздобыть реликвии всякий раз, когда это возможно. К XV веку, исчезло огромное религиозное рвении по отношению к реликвиям, и у Рима появилась возможность востребовать определенные реликвии из различных епархий; в 1486 г., когда Понтифик предоставил Обществу огромные деньги и право на собственность, ряд реликвий так же перешел в руки Общества.
Великая рака

Все реликвии Общества заперты внутри Великой рака, надежно охраняемого хранилища в самом центре Монастыря Святого Михаила. Реликвариан, или хранитель реликвий, отвечает за обеспечение безопасности; он подчиняется напрямую Генерал-Инквизитору и никому другому. Прошение о посещении Великой раки первоначально должно быть направлено в канцелярию Генерал-Инквизитора, и немногие из них удовлетворяются. Великая рака не просто «выдает» реликвии заинтересованным лицам. Некоторым реликвиям в Великой раке насчитывают около 1500 лет (а некоторым предположительно почти 2000 лет, и относятся ко времени первых апостолов), и поэтому она сохраняет артефакты ценные не только своим божественным, но и историческим и материальным значению. К сожалению, многие реликвии были признаны фальшивками, просто кости некогда давно умерших, и незаслуженно причисленных к рангу святых.

Предполагается, что из 50 реликвий находящихся в Великой раке, приблизительно 25 % по той или иной причине непригодны к использованию. Еще 25% не возможно переносить, например, алтари и статуи. Реликвариан, как известно, активно ищет другие реликвии, чтобы увеличить хранилища Общества. Некоторые попытки перенести реликвии в новые раки были успешны, в то время как другие были неудачны, и привели к разрушению реликвий, поэтому к такой деятельности сейчас относятся очень внимательно. Попытки создать новые раки (обычно, в виде оружия) для реликвий, как это успешно делалось Средние века, потерпели неудачу по различным причинам.
Реликвии как оружие

Реликвии могут вмещать в себя постоянный рейтинг Веры, который можно использовать в добавлении к собственной Вере инквизитора; параметр Веры, как правило, колеблется от 1 до 3, в зависимости от святого или как сильно почитаемы реликвия. Можно подумать, что ложные реликвии (те, которые были признаны подделкой) все же могут иметь в себе некоторое количество божественного благословления, вследствие оказываемого им почитания. Но это не так. Предмет изначально должен иметь некоторое количество подлинного божественного благословления. Рейтинг Веры реликвии добавляется к собственному рейтингу инквизитора для борьбы со сверхнатуралами. Кроме того, некоторые редкие реликвии, обычно с воинской историей, способны наносить аграгивный урон сверхнатуралам.

Известно, что некоторые реликвии по непонятным причинам обладают другими способностями. Такие реликвии, обладающие специальными возможностями обычно каталогизированы; трудно предсказать будут ли реликвия иметь какой-либо необычный эффект в войне со сверхнатуралами. Реликвии не бывают «универсальными», у каждой есть свои собственные уникальные особенности.

Сверхъестественные существа могут попытаться физически уничтожить реликвию; однако некоторые существа, например вампиры, испытывают отвращение к прикосновению к реликвии, из-за боязни боли и получения урона в результате этого. Киндред схвативший реликвию получает аграгивный урон от реликвии (бросок рейтинга Веры с трудностью 6, количество успехов определяет уровень урона), однако 5 успехов при броске Силы (трудность 8) может уничтожить объект.
Примеры реликвий

Ниже приведенные реликвии различаются в соответствии с их силой – от 1 до 5, в соответствии с Дополнением: Реликвия. Они могут либо быть использованы сами, либо в качестве рекомендации для создания других реликвий.
Кольцо Златоуста (Реликвия *)

Это кольцо, серебряный ободок с грубым крестом выграверованом на нем, как полагается, носил Святой Иоанн Златоуст. Носящий это кольцо получает дополнительную единицу Веры.
Францисканское кропило (Реликвия **)

Это кропило содержит в себе частицу кости Святого Франциска. После окропления комнаты святой водой, любой обладатель Веры может создать ауру спокойствия. Трудность безумия у Гару увеличивается на 2. Носитель этого кропила имеет дополнительный пункт Веры. Этот предмет слишком маленький, чтобы использовать его в качестве оружия.
Огонь мученика (Реликвия ***)

Это фонарь был выкован с прахом костей мучеников. Находясь в радиусе света этого небольшого фонаря (около 25 футов) обладатель Веры вспоминает страдания мучеников и получает силу из них: он не получают штрафные кубики за уровни ранений. Хотя они по по-прежнему могут получать урон, все же их ранения не снижают их дееспособность.
Византийское кадило (Реликвия***)

Это богато украшенное серебряное кадило появилось срезу после падения Константинополя, привезенное в Рим инквизитором, который спас его от уничтожения турками. Когда его использует кто-либо обладающей Верой, чтобы окурить благовониями помещения, дым из этого кадила на время опускает Саван, демонстрируя наличие призраков. До тех пор пока дым не рассеется (обычно около получаса, в зависимости от размеров и вентиляции помещения), помещений обладает рейтингов Веры 1 (или +1, если использовать его на Святой земле). Это может быть использовано как оружие против сверхнатуралов (с рейтингом Веры 1), но оно хрупкое и не может нанести урона. При провале, вещь падает и разбивается.
Наплечник евнуха (Реликвия ****)

Этот наплечник, как утверждается, носил в течение жизни праведный кипрский святой, который оскопил себя сам, чтобы избежать искушений плоти. Демоны и духи искушали его ежедневно в его келье, обещая восстановить его физическое здоровье и обеспечить величайшим физическим удовольствием, если он только отречется от Христа на 1 час. Его молитвы были достаточно сильны, чтобы отринуть посулы этих инкубов. Одевший (или транспортирующий) этот наплечник становится невосприимчивым к вампирской Дисциплине Присутствие или схожим силам. Длительный контакт с наплечником так же делает носителя импотентом на различные периоды времени – не обязательно плохо для тех, кто принял обед безбрачия.
Меч крестоносца (Реликвия *****)

Существует ряд реликвий подобного рода, все созданные в ранние дни Общества. Реликвии как правило, вкладывались в рукоятку меча. Перевернутая рукоять и гарда меча имели значение святого символа, направляя и наполняя лезвие святой силой, добавляя один кубик урона из расчета за каждый успех броска Веры, когда используешь против сверхнатуралов. Раны, когда они нанесены этим оружием, находящимся в руках у Верующего, рассматриваются как аграгивные. Пока Верующий носит этот клинок, он также получает достоинство Железная воля (однако, это не дает никакого преимущества, если носитель уже располагает им). Так же такой меч обеспечивает бонус Веры 1.

Согласно The Vampire Players Guide меч крестоносца это средневековый палаш: с 3 футовым лезвием и 9 дюймовой рукоятью; он требует для ношения Силу 3, и 3 или больше для владения. Оружие наносит урон Сила +5, а если оно в руках праведника, то оно аграгивное. Оружие излучает ауру Веры, которую сразу же различат Киндред обладающие Прорицанием (проявляется как нимб золотого пламени). На близком расстоянии, Киндред потеют кровью.

В великой раке находятся четыре таких меча. По слухам существуют и другие, но их существование еще не проверено.
Ключ Леопольда (Реликвия *****)

Когда Леопольд из Мурнау был убит, один из его союзников попытался перевязать его тяжелые раны. Это оказалось безрезультатным, но перед тем, как он был запечатан в своем гробу, повязки были сняты, и на ткани были найдены три осколка кости. Эти осколки были вмонтированы в три тяжелых ключа тюремщика. Эти ключи могут быть использованы кем-либо обладающим Верой, чтобы временно обездвижить сверхъестественное существо. Персонаж должен сделать успешный бросок Сообразительность + Вера (трудность – Сила воли цели), каждый успех – один ход, когда существо будет неподвижно. Этот набор ключей так же обеспечивает носителя + 2 к Вере. Эксперименты доказали, что эти ключи не могут быть разделены, так чтобы больше, чем один инквизитор мог их использовать; они должны находится вместе. Каждое использование Ключей для обездвиживания кого-нибудь стоит пользователю одного пункта Силы воли.
Кинжал шипов (Реликвия *****)

Этот кинжал появился в сирийской церкви в VI веке, принесенный монахом отшельником, который утверждал, что он сделан из шипов Тернового венца, который носил Христов во время Распятия. Монах утверждал, что использовал этот кинжал, чтобы победить демонов, которые регулярно тревожили его ежедневные молитвы. Этот кинжал дает бонус Веры 3. Кроме того он наносит аграгивный урон (с Силой + 1), когда используется против сверхнатуралов – присутствие «Веры» у владельца не имеет значения. Кроме того у вампиров, которые ранены эти ножом, начинается кровотечение из глаз, рта и других отверстий; каждая успешная атака этим оружием вызывает потерю одного Пункта крови в дополнении к стандартным повреждениям.
Гвоздь страданий (неоценен)

Эта реликвия была похищена из часовни в Иерусалиме, в XIV веке и до сих пор активно разыскивается инквизиторами. Предполагается, что Гвоздь страданий, был одним из гвоздей, которыми пронзили руки и стопы Христа при Распятии. На что были способны эти мощи остается только гадать, однако, в легендах и знаниях инквизиторов ему приписываются многочисленные божественные силы. Некоторые предполагают, что Гвоздь страданий, вбитый в грудь любого сверхъестественного существа, немедленно его убивал.

1 — Наше лучшее, наше самое доступное средство – это имя Иисуса. Оно изгонит Дьявола прочь и спасет нас от бесчисленного зла.
- Чудеса Святого имени. [Наверх]

2 — Я действительно признаться, но я признался во лжи. Я признался, чтобы я бы получить отпущение грехов, а теперь, эта лож отягощает мое сердце больше, чем все остальные мои грехи. Бог Небесный простит меня! С тех пор как я был осужден, мой духовник насел на меня, он угрожал и запугивал меня, до тех пока я почти не начал думать, что я действительно был тем монстром, каким он меня считал. Он пригрозил отлучением от церкви и геенной огненной до конца моих дней, если бы я продолжал упорствовать. Дорогая, рядом не было никого, кто мог бы меня поддержать, все смотрели на меня, как на негодяя, обреченного на позор и гибель. Что я мог сделать? В недобрый час я согласился на ложь, и только сейчас я был по-настоящему несчастен.
- Мэри Шелли. Франкенштейн. [Наверх]

0


Вы здесь » VTM: eternal war » ­Мир Тьмы » Охотники и другие смертные


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно