Время в игре:
14 июня 2017 года. Лето-осень 2017

События в игре:
Игра начинается. Борьба с шабашитами приобретает критический характер, старые члены Камариллы не могут противостоять налетам стай и выходкам шабашитов, нужны молодые вампиры, благо в город приезжает много молодежи среди смертных. Князь велит обратить их как можно больше. Пять лет назад он обратил в Вентру одну молодую девушку, которая впоследствии станет его ученицей и помощницей. А сейчас все в Совете Старейшин ждут прибытия представителя Внутреннего круга, пообещавшего помощь Князю.

welcome

Добро пожаловать в мир Маскарада вампиров, в мир, где со становлением можно получить второе рождение, но никогда не увидеть солнца... В канадском городе Квебек Сити (провинция Квебек) ночная жизнь города кипит по-настоящему, ибо в эти ночи здесь не прекращается борьба Камариллы и Шабаша.

В игру нужны молодые вампиры (птенцы до 5 лет, неонаты), а также смертные. Все такие персонажи в любое время проходят по упрощенному приему.
              >>>

VTM: eternal war

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VTM: eternal war » ­Мир Тьмы » Из книги клана Вентру


Из книги клана Вентру

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

В силу того что нашим городом правят Вентру (вторые по значимости у нас являются Тореадоры) мы предлагаем вам выдержку из кланбука Вентру:

Глава 2: Король умер - да здравствует король
Дражайший сэр, - сказал он, - я вынужден просить у Вас прощения за неучтивость. Вид крови на членов моей семьи всегда действовал особым образом. Если желаете, можете назвать это идиосинкразией, но порою кровь заставляет нас вести себя подобно диким животным. К глубочайшему моему сожалению, я позабыл о манерах и позволили себе вызывающее поведение по отношению к гостю. Уверяю вас, я пытался преодолеть этот недостаток, и именно по этой причине я держусь в стороне от сородичей.

- Вампир из Кальденштайна, Фредерик Коулз.

Вентру – это не только кровь. Все они происходят от одного общего предка третьего поколения, но происхождение еще не делает вампира настоящим Вентру. Чтобы понять всю истинность этого утверждения, достаточно посмотреть на презренных отступников. Быть настоящим Вентру значит иметь особый склад ума, мировоззрение и даже стиль жизни. Чтобы стать членом клана, нужно хорошо играть свою роль.

Будучи членами клана со сложными взаимоотношениями и множеством запутанных традиций, Вентру приобретают ряд отличительных повадок и качеств. Их идеалы включают мировоззрение, разделяемое большинством членов клана. Даже те, кто идет против течения, признают идеалы клана, пусть даже высмеивая их. Не все Сородичи разделяют эти убеждения, но почти все Вентру знают о них, и многим они по-прежнему дороги. Даже если вампир не согласен с тем или иным философским постулатом, он зачастую продолжает поддерживать не нравящуюся ему точку зрения, так как она определяет Вентру, дает им цель и позволяет занять определенное место среди Сородичей – тех самых Сородичей, которыми Вентру вынуждены управлять.

Noblesse Oblige

Вентру, чьи предки стояли во главе третьего и последующих поколений, считают, что они могут руководить другими кланами (если уж не править ими напрямую), и на то у них есть право и причины, подкрепленные историческим прецедентом. Некогда европейские короли аналогичным образом обосновывали свою власть: божественное право. Через Своего посланца, Каина, Господь избрал нас и повелел нам править Сородичами, и да будет так. Природные склонности Вентру к руководству, управлению и прямому контролю лишь придают вес их притязаниям. Каин создал их, чтобы они вели за собой его потомков, и поэтому они должны – не могут, но должны – править.

Божественное право означает такую же ответственность. Вентру существуют не затем, чтобы править остальными Сородичами, как господа правят рабами. Нет, все совсем не так. Каин щедро одарил их, чтобы в годы горестей у остальных его детей были сильные, умные правители. Вентру часто называют себя «пастырями» или «управителями» своих собратьев-Каинитов. Многие из них никогда не забывали выражения, пришедшего из тех времен, когда правила знать: noblesse oblige.

Это французское выражение можно понять следующим образом: Вентру чувствуют себя обязанными трудиться на благо Сородичей ради процветания всех потомков Каина. Они должны вознаградить общество за полученную власть, положение и способности. Вентру всю свою не-жизнь готовы посвятить служению великому делу, которое в наши ночи называется «Камарилья». Они – самый влиятельный клан секты, и само ее существование зависит о того, смогут ли они сохранить силу. Поэтому стремление к власти и влиянию – это не эгоистичные порывы, но благородное поведение. Их сила нужна остальным шес… пяти кланам.

Разумеется, Вентру не считают себя хоть в чем-нибудь обязанными тем, кто отверг их помощь. Кланы Шабаша давным-давно утратили право рассчитывать на защиту со стороны Вентру. Не так давно Гангрел тоже отвернулись от избранников Каина. Мало кто из Вентру испытывает симпатию по отношению к этим звероподобным париям. Гангрел сделали свой выбор, так пусть теперь разбираются с последствиями. Этот же принцип применяется и по отношению к отдельным Сородичам. Когда вампир открыто заявляет о своем выходе из Камарильи – этим часто похваляются анархи, - большинство Вентру отказывается от своих обязательств по отношению к нему, особенно если эти обязательства не приносят им выгоды. Долг – это улица с двусторонним движением.
Dignitas

Большинство членов клана впервые осознало роль руководства в ранние ночи Римской республики. Стоит ли удивляться, что многие свои идеи и идеалы они позаимствовали у почтенных римских предков? В период расцвета Республики великие люди совершали великие поступки, создавая империю, которая расширялась быстрее, чем любая другая империя в истории людей и Сородичей. Они вели войны, сходились в яростных политических баталиях и разрушали города не только из-за жажды наживы или власти. Они поступали так потому, что этого требовали их dignitas.

Понятие dignitas с трудом поддается объяснению. Оно подразумевает не только достоинство, но и многие из добродетелей, почитаемых в японской культуре и обозначаемых словом «лицо» (как в выражении «потерять лицо»). Dignitas – это место человека в обществе, мера его достижений, его социальный статус, его честь. Для римских патрициев dignitas было мерилом человека, его значимости и личных качеств.

Вентру охотно восприняли – и разработали – концепцию dignitas. Это слово означает все, что они в течение тысячелетий почитали священным и существенным. Вентру считают себя патрициями среди Каинитов (так оно и есть на самом деле), высокородными аристократами с хорошими манерами, которые действуют в соответствии с правилами чести и вправе ожидать уважительного отношения к себе. Для многих Вентру, как и для древних римлян, dignitas – это все.

По мере того, как возрастает значимость вампира, растет и его dignitas. Это своего рода сумма всех его достижений. Выигранные битвы, заключенные союзы и занимаемые должности увеличивают dignitas Вентру. В то же время проигрыши, признанные неудачи и проглоченные оскорбления снижают его статус. Dignitas Вентру может как возрастать, так и уменьшаться. У многих Вентру страх потерять лицо и вызванный этим обстоятельством гнев намного сильнее боязни огня или Окончательной Смерти. Для клана, чтящего историю, потеря жизни значит меньше, чем утрата наследия.

Увеличение dignitas – это та цель, которую многие Вентру неустанно преследуют на протяжении всех своих ночей. Разговоры об «обязывающем положении» и сохранении Камарильи – это хорошо и, теоретически, важно, но все же большинство Вентру в первую очередь стараются повысить свой личный статус. Вентру не принижают концепцию dignitas точными подсчетами; у них нет никаких «очков dignitas» или системы наград. Это качество нематериально, как слава или репутация. Чтобы увеличить dignitas, нужно не просто добиться успеха, но добиться его правильным способом. У Сородича, достигшего очередных политических высот обычным образом, dignitas будет больше, чем у того, кто поднялся за счет другого Вентру или пренебрег репутацией клана и приличиями. Имидж, традиции и личностные качества влияют на dignitas ничуть не меньше, чем деньги, влияние и власть.

Практически нет таких проступков (кроме нарушения одной из Традиций), к которым клан относился бы столь же отрицательно, как к беспочвенным попыткам оспорить dignitas Сородича. Вентру с большой серьезностью воспринимают покушения на свой статус. Распространение слухов, приписывание себе чужих достижений и беспричинное оскорбление Вентру (как публичное, так и с глазу на глаз) – вот лишь несколько способов уменьшить dignitas. Таким образом можно приобрести врага до конца не-жизни и навлечь на себя поистине серьезное наказание или взыскание. И в наши ночи сохраняется вражда между старейшинами, один из которых счел, что праздное замечание, сделанное на каком-нибудь светском приеме в XVI веке, угрожало его dignitas. Разумеется, этот пример нельзя считать типичным, но все же он указывает на существование определенной тенденции. Порою Вентру и в самом деле обращались к старейшинам и князьям с просьбой разрешить им уничтожить молодого Сородича, необдуманно оскорбившего их.
Взаимопомощь

Наверное, ни один обычай не отделяет Вентру от остальных кланов так, как их Закон Взаимопомощи. Хотя члены других кланов, как, например, Тремер, тесно связаны друг с другом и часто оказывают поддержку своим собратьям, ни у кого из них нет традиции безоговорочной, обязательной помощи попавшему в беду соклановцу. Многие Аристократы считают, что именно эта традиция обусловила силу клана. Они могут сражаться и соперничать друг с другом, но в годину бедствий все Вентру будут сражаться плечом к плечу, нравится им это или нет.

Этика взаимопомощи требует предоставить собрату-Вентру, который попросит об этом, всю возможную поддержку, невзирая на личные обиды и желания. По общему признанию, на практике это правило труднореализуемо. Многие Вентру научились доказывать, что укрепление их собственного положения и ослабление или крушение соперника пойдут тому Аристократу на пользу. Их аргументы во многом отражают взаимоотношения между кланом и Камарильей. Если же отойти от семантических разногласий, то ни один Вентру никогда не станет по доброй воле причинять вреда тому, кто, ссылаясь на традицию, просит его о гостеприимстве, и мало кто из членов клана допустит, чтобы его гость пострадал. Кары за такое поведение поистине суровы, начиная от бойкота и заканчивая клятвами мести. Когда Вентру просит о помощи, его собрат должен откликнуться и выполнить просьбу. В ответ он может рассчитывать на точно такую же услугу.

Уважать другого Вентру – значит не покушаться на его территорию, не соперничать с ним в его владениях и, самое главное, не оспаривать его dignitas. Это также значит, что Вентру окажет помощь попавшему в беду собрату, и не важно, что ему самому этот поступок доставит массу неудобств. Традиция взаимопомощи восходит к временам древнего Рима, когда Вентру наращивали мощь, противостоя остальным кланам. Хотя у Вентру теперь есть пять «двоюродных» кланов, к которым можно обратиться за помощью, они предпочитают полагаться на собственные силы. Когда Вентру просит, вы делаете.

Просьба во многом определяется традицией. Форма вспомоществования может быть любой, особенно среди либеральных Вентру, готовых изменить традицию ради выгоды: можно просить о помощи, об услуге, о предоставлении информации, о наставлении. Вентру может безнаказанно отклонить такую просьбу. Чтобы воззвать к Закону Взаимопомощи, член клана должен произнести ритуальную фразу: «Я молю тебя о помощи, брат», или воспользоваться любым другим из полудюжины установленных выражений. Честь и обычай обязывают Вентру помочь Сородичу, обратившемуся к нему с такой просьбой. Но все же просителю лучше не беспокоить Вентру по пустякам. Если Шабаш не ломится к вам в дверь, а конкуренты не собираются поглотить вашу корпорацию, вы, обращаясь за помощью, рискуете лишиться dignitas в глазах соплеменников. Просить о помощи в беде не стыдно. Стыдно просить о помощи из страха или недомыслия.

Иногда случается так, что два или более Вентру обращаются с просьбой к одному и тому же Сородичу. В этом случае предпочтение, как правило, отдается старшему из них. Если помогающий вампир считает, что ресурсы позволяют ему помочь и младшему собрату, он может уделить ему часть внимания. Такие ситуации возникают довольно редко. Если Вентру взывает о помощи, значит, он действительно попал в беду и у него нет времени думать об окружающих. Но выдающийся или влиятельный Вентру все же может выбирать, кому он будет помогать. Он может поддержать старшего Сородича, но если он решит, что у того хватает собственных ресурсов, он окажет помощь новообращенному.

Невозможность помочь означает потерю dignitas, утрату статуса и влияния. Более того, если Вентру намекнет, что кто-то из собратьев отверг его просьбу о помощи, оскорбленный Сородич имеет все основания для официальной жалобы. Как и многое внутри клана, наказание за этот проступок обычно зависит от dignitas и значимости жалобщика. Юнцу, отказавшему в помощи могущественному князю, могут грозить кровавые узы или даже Традиция Уничтожения. Князь, проигнорировавший просьбу новообращенного, может отделаться штрафом или же пообещать тому покровительство, в зависимости от сведений, полученных Директорией. Но все же такое случается редко. Вентру гордятся своей помощью товарищам по клану. Эта традиция, на их взгляд, не просто возвышает их и выделяет среди остальных кланов, но и позволяет рассчитывать на то, что кто-нибудь окажется у них в долгу. Для Вентру, как и для высокомерных Тореадоров, обязательства дороже золота.

Вежливость

Вентру, которые на протяжении пяти тысяч лет получали благородное воспитание и существовали в определенной культурной и социальной среде, придают большое значение манерам. Этикет Вентру может быть чрезвычайно запутанным, особенно в Европе, где до сих пор сохраняются некогда утвердившиеся правила поведения. В Новом Свете формальностей меньше, но только по сравнению с Европой. По нынешним меркам, даже самые шумные из городов Старого Света кажутся несовременными и чересчур приличными.

Для Вентру вежливость – это не просто соблюдение установившихся обычаев и правил. Она выполняет несколько важных функций, особенно когда членам клана нужно преодолеть мелкие разногласия и проявить уважение к социальному положению. По природе своей Сородичи – существа легковозбудимые, склонные долго помнить об обидах и слишком остро реагировать на них. Стоит вспомнить о том, с каким трепетом среднестатистический Вентру относится к dignitas, и становится понятно, что вежливость – это не просто вопрос воспитания, но необходимое условие выживания. Некоторая замысловатость, обходительность и отстраненность в общении помогают смягчить угрозу, возникающую из-за взрывных характеров собеседников. Разговор становится менее напряженным, если слегка отвлечься от реальности. Пустословие и почтительные интонации как бы обволакивают два самолюбивых эго, из-за чего имеющиеся противоречия становятся не так важны, как сказанные слова и манера, в которой они были произнесены.

Вентру, не связанные тесными личными отношениями, обычно обращаются друг к другу с соблюдением всех формальностей, по званию или фамилии, в зависимости от ситуации. Не получив предварительно разрешения, они не задают личных вопросов. Вежливая беседа означает, что собеседникам не наносят оскорблений (открытых или завуалированных), не допускают непрошенной критики вышестоящих или равных по положению Сородичей и не говорят вне очереди. Большинство разговоров начинается с пустой болтовни на незначительные темы, чтобы обе стороны смогли расслабиться. Чаще всего речь идет о текущих делах или светских мероприятиях - эти темы доступны каждому и не вызывают сильной эмоциональной реакции. Разговоры Вентру часто кажутся многословными, но приятными. Мало кто из величавых Вентру станет повышать голос или игнорировать слова собеседника. Какие бы чувства не бушевали у него в груди, ни один Вентру с dignitas не проявит их.
Контроль

Зверь таится в холодном сердце каждого вампира, хотя Вентру и не любят признавать этого. Аристократы часто беспощадно укрощают своего Зверя и стараются держать его в узде – ведь даже самый пресыщенный из старейшин может сохранить в себе каплю humanitas. Некоторые надменные Вентру вообще отказываются признавать существование внутреннего чудовища, заявляя, что это проклятие лежит лишь на других, младших семействах. Другие признают наличие неконтролируемых порывов, но гордятся своим умением подавлять их. В любом случае все Вентру, за исключением самых жестоких, придают огромное значение самодисциплине. Самоконтроль открывает путь к успеху, отделяя Аристократов от всех, кто позволяет себе поддаться чувствам. Власть над эмоциями, как и все прочие описанные здесь черты, помогают определить Вентру.

Впадение в бешенство, разумеется, считается наиболее вопиющим примером потери самоконтроля. Как ни странно, но этот проступок Вентру охотно прощают. Зверь живет во всех потомках Каина, как бы они ни отрицали этого. Вампир, впавший в бешенство, явно вышел за пределы благоразумия. Можно надеяться, что Вентру сможет лучше контролировать себя в схожих обстоятельствах, но все же он не застрахован от подобного рода неприятностей. Если утративший самоконтроль Сородич не наносит ущерба Маскараду и не вредит благополучию потомков Каина, его можно простить.

Менее простительны не столь серьезные промахи, возможно, из-за своей алогичности. Вентру должен контролировать все прочие свои эмоции или хотя бы делать вид, что ему это удается. Гнев не должен перерастать в ярость, влечение – в похоть, любопытство – в одержимость. Выкрики, потрясание кулаками, неудержимый смех, тем более – какой кошмар – кровавые слезы считаются верхом непристойности. Благовоспитанный, учтивый Сородич с высоким dignitas просто не позволит себе такого. Это просто не принято.

Утрата контроля не просто неприлична, она еще и ведет к совершению ошибок, а расчетливые Вентру не выносят ошибок, которых можно было избежать. Однако в случае опасности вожди должны действовать, иногда не имея всей нужной информации. Разумеется, невозможно постоянно принимать идеальные решения. Ошибки случаются, но это не повод мириться с промахами, совершенными из страха, под влиянием ненависти, похоти или даже ошибочно выбранной привязанности. Dignitas не позволяет действовать подобным образом. Поддавшись чувствам, Вентру как бы нарушает обязательства перед кланом и Сородичами, для которых он должен быть примером.
Жестокость

Вентру, с их благородными идеалами и желанием служить Сородичам и Камарилье в Последние Ночи, наделены одним весьма неприятным качеством – жестокостью. В основном это связано с их отношением к обществу: по их мнению, организации и идеи намного важнее отдельных личностей (в особенности – стада и не входящих в Камарилью Сородичей). Даже потомки самого Вентру, в особенности молодые вампиры младших поколений, не могут рассчитывать на сочувствие или внимание. Так уж получилось, что, вопреки всем разговорам об обязанностях пастырей и благородных вождей, Вентру практически не интересуются судьбами отдельных Сородичей – за исключением своей собственной. Многие из них сохраняют такое отношение и к некоторым из своих отпрысков. Если Камарилья процветает (с точки зрения Вентру), гибель нескольких беспокойных сородичей ничего не значит.

Разумеется, мудрые Сородичи не озвучивают столь неблагородные мысли. И все же это явное лицемерие побуждает многих Каинитов сплотиться против несговорчивых Вентру.

В вампирском сообществе, где уничтожить собрата можно только при наличии разрешения, эта жестокость проявляется в политической или социальной деятельности. Когда речь заходит о заключении и нарушении договоров, Вентру не знают удержу. Их вежливость, устаревшие традиции и благородные манеры не могут скрыть того простого факта, что ради своей выгоды – которую они охотно представят как выгоду для всех Сородичей – они пойдут на что угодно, стоит им только увериться, что результат стоит усилий. Можно сказать, что Вентру не склонны разрушать связи, прекращать дружеские отношения или идти на риск ради незначительного выигрыша. Лучше проиграть и выжить, чтобы сохранить ресурсы и продолжить бой на следующую ночь. Но стоит только Вентру почуять лакомый кусок, и его ничто не остановит.

При общении с другими Сородичами Вентру соблюдают некоторую осторожность; согласно их моральному кодексу, любой вампир имеет право на существование и даже на власть. Стадо подобных прав лишено. По большей части люди воспринимаются как рабочие муравьи или крестьяне из давно минувшего прошлого. Люди нужны, но незаменимых среди них нет. Можно лишить целую семью средств к существованию, чтобы помешать сопернику, и тут же забыть об этом. Приказ убить несговорчивого лидера профсоюза или оклеветать политика, которого затем можно будет шантажировать, отдается так же легко, как распоряжение камердинеру приготовить на завтра серый костюм. Даже такой довольно интимный процесс, как поиск информации в памяти человека и манипулирование воспоминаниями для Вентру не окрашен эмоциями. Отдельные представители стада не имеют никакого значения.

Нельзя сказать, что Вентру ненавидят людей или считают их низшим звеном в пищевой цепочке, из-за чего их можно убивать и мучить, как это свойственно Шабашу. Вентру просто не считают нужным рассматривать людей по отдельности, в отрыве от общности. Человечество, а не человек, создало Инквизицию – так гласит еще один афоризм Вентру. Вентру быстрее, чем остальные, забывают, что некогда сами были людьми. Человек, в котором они не заметили некоей изюминки, которая сделала бы его ценным ресурсом, а то и возможным гулем или потомком, в их глазах ничего не значит. Используйте их, терзайте их, просто убивайте их – если, конечно, это не нарушит Маскарад, - словом, поступайте с ними так, как вам заблагорассудится.
Предубеждения

Согласно устным преданиям и хроникам, Вентру давали Становление только тем, кто был «достоин» такой чести. На протяжении веков клан принимал в свои ряды дворян, религиозных деятелей и доблестных воинов. Чтобы вступить в этот эксклюзивный клуб нежити, нужно соответствовать чрезвычайно высоким стандартам. Вентру нужны те, кто привык к власти и влиянию, для кого господство стало неотъемлемой частью личности. Иными словами, Вентру по большей части нужны мужчины.

Хотя после становления пол Сородича не имеет никакого значения (народ Каина придерживается принципов равноправия, хотя и не лишен некоторых предубеждений), до судьбоносной ночи он играет немалую роль. На протяжении веков и даже тысячелетий женщины в западных странах не могли приобрести такого влияния, как мужчины. Разумеется, были и исключения, но в основном они лишь подтверждали правило. Несколько древних могущественных женщин-вампиров заслужили уважение клана. Но все же число мужчин намного превосходило число женщин, особенно среди старших Сородичей, и эта диспропорция сохранилась до наших ночей. Клан Вентру во многом похож на закрытый «мужской клуб» с дурной репутацией.

Что касается этнического состава клана, то в основном его члены принадлежат к европеоидной расе. Число африканцев, азиатов и латиноамериканцев среди них примерно такое же, как в окружающем обществе. В тех уголках мира, где космополитизм не в моде, этническое разнообразие может быть еще меньшим.

Вентру часто обвиняют в старомодности. Говорят, что клан застрял в прошлом и не желает меняться. Это утверждение, хотя оно и не полностью соответствует истине, все же нельзя назвать лживым. Сейчас Вентру уделяют полу и национальности примерно столько же внимания, сколько то сообщество, в окружении которого они обитают. Они не колеблясь обратят негра или женщину с большим потенциалом. Но все же некоторых Вентру такой подход не устраивает. Они росли в другие времена, когда принято было верить во врожденное превосходство, и даже смерть не смогла разрушить их предубеждений относительно цвета кожи и формы гениталий. Такие приверженцы старины по-прежнему смотрят на женщин сверху вниз, отрицают достижения национальных меньшинств и сдерживают развитие клана своими замшелыми представлениями о мире.

К сожалению, Сородичи, занимающие высокие посты, в особенности – в доменах Европы и Ближнего Востока, оставались у власти на протяжении столетий, с незначительными перерывами. В их владениях по-прежнему процветают древние предрассудки. Кое-где до сих пор действуют эдикты, запрещающие обращение определенных категорий смертных, но прогрессивные мыслители из числа Вентру смотрят на эти пережитки прошлого с неодобрением. В результате большая часть ограничений была отменена (по крайней мере, официально). И все же Сородичам «неподходящего происхождения» приходится преодолевать предубеждения старших собратьев. Тех из них, кто не принадлежит к клану Вентру, упрямые старейшины часто обливают презрением. К Вентру проявляется несколько большее уважение, как того требует dignitas, но покровительственные улыбки не всегда позволяют скрыть отвращение.

Организация клана

В последнее время многие сравнивают клан Вентру с корпорацией. Хотя это сравнение кажется (а в некоторых аспектах и является) достаточно оправданным, назвать его правильным нельзя. Существующая иерархическая структура клана на много веков старше современных корпораций и проистекает, скорее, из классической древности. В Европе многие кланы до сих пор используют латинские и греческие наименования, на протяжении тысяч лет служившие для обозначения Вентру, хотя в Новом Свете в последнее время в моду вошли термины из современной деловой лексики. В любом случае эти названия одновременно точны и обманчивы.

Структура клана во многом напоминает политические институты Римской Республики. Хотя элементы демократии, присущие классической системе, давным-давно исчезли, некоторые названия и общая структура сохранились. Эта система существует параллельно с организацией Камарильи. Так, Сородич может одновременно занимать должность в клане и в Камарилье. Вентру больше ценят звания, полученные в Камарилье, чем свои собственные устаревшие титулы, за исключением разве что самых высоких (например, членов Директората). Хотя сами Вентру обращают внимание на оба звания, за пределами клана их положение во внутренней иерархии мало кого волнует. Стремясь приобрести уважение и почитание других Сородичей, Вентру стараются добиться званий и должностей, которые будут одинаково цениться как их собратьями, так и прочими Каинитами.

Вентру гордятся тем, что каждый член клана занимает определенное место в иерархии и знает о своих правах и обязанностях по отношению к собратьям. Разумеется, структура клана ничем не напоминает жуткую иерархическую пирамиду Тремер или военную организацию. Вампир вовсе не обязан карабкаться по должностной лестнице. Скорее, члены клана продвигаются от звания к званию (получая свою долю почестей) в соответствии со своими способностями и состоянием. Вентру считают, что такая система делает структуру клана более гибкой, позволяет заметить таланты и, при желании, вознаградить их. На последнее обстоятельство старейшины клана часто указывают юным Вентру, разочарованным и раздосадованным незначительными успехами в не-жизни.

Молодняку клана и в самом деле есть на что жаловаться, хотя самые разумные из них озвучивают претензии вполголоса, опасаясь повредить своему карьерному росту. Чтобы продвинуться в системе клана, одних способностей недостаточно. Старейшины, а именно - местный и международный Директораты, решают, кто и когда пойдет на повышение. Что бы ни говорили старейшины клану в целом, их решения никогда не зависят (и не зависели) только от способностей и достижений вампира. Личные привязанности, сотрудничество, зависть, связи, взятки, долги и уйма прочих чисто политических факторов – все играет свою роль и является частью социального окружения, в котором создается статус Вентру. Сородич, желающий возвыситься, должен хорошо усвоить правила игры и не нажить себе слишком много врагов (или же приобрести достойных союзников). Некоторых такое положение дел не устраивает. Большинство признает существующую систему и считает, что она учит взаимодействовать с миром так, как оно подобает Вентру.

Следует отметить, что практически любой Ветру, за исключением тех случаев, когда один из описанных ниже органов власти открыто наложит запрет, может вступить в иерархию. Различные организации клана управляют огромными активами, большая часть которых состоит из взносов, сделанных отдельными членами клана. Теоретически, самые бедные и незначительные Вентру могут жертвовать на нужды клана один мексиканский песо в год и все равно пользоваться всеми преимуществами своего места в иерархии. На самом деле такая ситуация возникает редко. На высших ступенях иерархии обычно стоят богатые и влиятельные Сородичи. Для менее выдающихся Аристократов выгода заключается в том, что им нечасто приходится пополнять активы клана за свой счет. «У Вентру нет сборов и десятин», - гласит пословица, и большая часть молодых Вентру предпочитает взаимодействовать с миром на своих условиях, по крайней мере, до тех пор, пока возможность занять уважаемое положение среди сверстников имеет для них большее значение, чем полировка серебра на званых вечерах у старейшин.
Звания

Вентру любят звания и должности, хотя мало кто из них признается в подобной эмоциональной привязанности, тем более – в склонности к церемониальным именованиям. Вентру четко различают два вида званий: местные и на уровне клана в целом. В обоих случаях высокопоставленные Вентру имеют решающий голос при решении вопросов о повышении или понижении в звании других членов клана. Выборы не проводятся, никаких гарантий сохранения «рабочего места» не существует.
Звания в клане
Директорат (Совет эфоров)

Большинство юных Вентру слышали о Директорате, таинственном объединении 12 (или около того) старейшин, который имеет огромную власть над кланом. Старшие Вентру помнят его прежнее название – Совет эфоров, под которым это объединение было известно на протяжении многих веков. Традиционное название было позаимствовано у органа правления древней Спарты. Клан ввел это наименование в эпоху Возрождения, так как слово «сенат» вызывало неприятные ассоциации, к тому же казалось неподходящим для обозначения органа власти, состоящего менее чем из трех дюжин Сородичей. Прежние термины продолжают использоваться и в 21 веке, хотя названия «Совет Директоров» и «Директорат» постепенно входят в моду.

Эфоры или директора, устанавливают прецеденты в «клановой политике». Что именно означает эта фраза, во многом зависит от интерпретации: отдельные князья Вентру, конечно же, обладают в своих владениях неоспоримой властью. У юстициара клана, разумеется, есть свои полномочия, обязанности и свободная воля. Представитель Вентру в Тайном Совете Камарильи тоже обладает определенной властью. Чем же, в таком случае, занимаются эфоры?

Во-первых, Совет эфоров управляет частью вложений клана и его владениями. Вентру обладают значительными валютными резервами, распределенными по банкам и тайникам по всему миру. Они владеют недвижимостью, им принадлежат доли в капитале всех крупных (и большей части мелких) корпораций, а часто – и контрольный пакет акций. Эти ресурсы позволяют оказывать помощь нуждающимся членам клана и наделять их значительным экономическим и политическим влиянием, если на то будет их желание. Там, где отдельные Вентру будут мешать друг другу и в результате ничего не добьются, или же в тех случаях, когда они не смогут собрать достаточно ресурсов, чтобы повлиять на ситуацию, Совет эфоров может выступить в качество руководящего органа или кредитной организации. Так, группа Вентру, желающая создать глобальную сеть связи, может не только обратиться к эфорам с просьбой о начальном капитале, но и пригласить их в управляющий орган, не являющийся частью самой компании (тем самым заверив соучастников, что партнеры не приобретут чрезмерного влияния на их сферу деятельности). Управление этой обширной незримой финансовой империей само по себе занимает много времени.

Эфоры выбирают представителя Вентру в Тайном Совете Камарильи. Сородич, удостаиваемый этой высочайшей чести, всегда является выходцем из их рядов, хотя его (или ее) имя держится в тайне (как и имена большей части эфоров, которые действуют в основном через помощников или агентов). Такое влияние на политику Камарильи гарантирует, что Вентру будут с внимаем относиться к воле Совета эфоров. В конце концов, большая часть членов клана надеется в одну прекрасную ночь удостоиться высоких почестей, будь то звание князя, архонта или даже юстициара.

Эфоры также определяют политику клана в целом, когда того требуют обстоятельства. Обычно от этих установок зависит, какую позицию займут Вентру в вопросах политики и безопасности Камарильи. Когда эфоры принимают подобное решение, ожидается, что все члены клана будут следовать их распоряжениям. Хотя многие Вентру могут с легкостью проигнорировать эти указания, князья, примогены и прочие старейшины на заметных должностях обязаны соблюдать волю эфоров. Обычно к вопросам политики причисляют отношения с Шабашем и действия против него, сдерживание растущего могущества Тремер, отношение к Каитиффам и прочее в том же духе. Эфоры уделяют внимание и более приземленным проблемам, например, решают, какой партии оказать поддержку на выборах, какая доля акций должна быть продана и по какой цене, и тому подобные политические и экономические вопросы.

Возможно, самая важная обязанность Совета эфоров - это их участие в решении внутриклановых споров. Когда Вентру не могут прийти к согласию (что случается довольно часто), или когда кто-то из них нарушает одну из бесчисленных традиций клана, дело передается на рассмотрение в Директорат. Менее значимые вопросы решаются на местном уровне, но когда в столкновение вступают интересы двух могущественных членов клана, право окончательного решения принадлежит эфорам. Обычно споры возникают из-за распределения зон влияния и прав на владения. В большинстве случаев лидеры клана позволяют отдельным Вентру решать эти вопросы самостоятельно – таков путь Джихада. Но иногда приходится вмешиваться эфорам, особенно когда спор быстро разрастается и охватывает все новых частников.

Преступление – еще одна область деятельности для эфоров. Когда Вентру нарушает традиции клана, он рискует не только dignitas, но и положением внутри клана и даже собственным существованием. К самым серьезным преступлениям относится убийство другого Вентру и отказ откликнуться на призыв о помощи. Оба случая так редко попадают в поле зрения Директората – хотя, без сомнения, подобные проступки совершаются довольно часто, - что его члены обладают всей полнотой власти в решении этих вопросов. Выдвигается обвинения, после чего ответчик предстает перед эфорами (не обязательно всеми), чтобы подвергнуться допросу. Обычно эфоры вершат суд, укрывшись за занавесом или двусторонним зеркалом, или же из темноты, чтобы обвиняемый не мог увидеть или услышать их. Адвокат опрашивает свидетелей и проводит перекрестный допрос подсудимого. Суд редко длится дольше, чем несколько ночей, и в том случае, когда дело вызывает некоторые сомнения, эфоры могут прибегнуть к помощи банальных Дисциплин, чтобы установить истину.

Выяснив все обстоятельства дела, эфоры могут выбрать для виновного одно из нескольких наказаний. К Окончательной Смерти приговаривают лишь в крайнем случае, так как ни один клан не обладает подобной властью над своими членами, по крайней мере, при буквальном прочтении Традиций Камарильи. На самом деле за свою долгую историю Совет эфоров вынес не один смертный приговор, хотя и не признается в этом. Эфоры могут лишить Вентру званий, владений, покровительства, в некоторых случаях они приговаривают вампира к тюремному заключению (иногда – с колом в сердце, чтобы усилить наказание). В исключительных случаях Совет эфоров может вынудить виновного вампира согласиться на установление уз крови или с пострадавшей стороной, или с одним из влиятельных и ответственных членов клана.

Помимо всех этих мирских обязанностей, у Совета эфоров есть еще одна обязанность, которую не так просто описать словами. Директора задают тон для всего клана. Их мировоззрение, стили управления, политические пристрастия обсуждаются на всех уровнях, в той или иной степени влияя на всех членов клана и позволяя понять, как надо (или не надо) вести дела. Будучи самыми влиятельными представителями самого богатого клана, они обладают огромными связями и множеством слуг и могут оказывать влияние на события глобального масштаба. Помимо этого, они способны на широкомасштабные действия, так как их объединенное могущество – в особенности при взаимодействии с миром смертных – может соперничать с властью правительств крупных стран. То, что мало кто из Вентру знает, кто именно заседает в Совете, делает их власть еще более пугающей и таинственной. Если какое-нибудь объединение и заслуживает звания тайных владык, то это эфоры.

Разумеется, столь величественные идеалы и масштабные действия выходят далеко за рамки сфер влияния практически любого отдельно взятого Вентру. Новообращенный, которому сир не позволяет шантажировать полицейского детектива, едва ли привлечет внимание Совета эфоров, и мало кого из директоров заинтересует Аристократ 13-го поколения, вздумавший поглумиться над одним из принципов dignitas. Как и во всех политических делах и в полном согласии с самой природой империи Вентру, отдельные личности значат намного меньше, чем деятельность крупного органа власти.
Старейшины (Strategoi, стратеги)

Многие достойные члены клана не заседают в Совете Директоров. Некоторые из них носят титул князя, другие – звание примогена, но все они пользуются в клане огромным уважением. Они известны намного более широкому кругу лиц, чем эфоры, по меньшей мере, среди членов клана, так как их не окружает завеса таинственности. Без сомнения, часть тех, кого широкая общественность знает как strategoi, одновременно является и эфорами. Узнать, как обстоят дела на самом деле, не представляется возможным. Вне зависимости от своей принадлежности к Директорату, все strategoi исполняют почетные обязанности «военачальников» клана Вентру, на что намекает их название. Они проводят в жизнь решения таинственных эфоров, принуждая всех соблюдать волю Директората. По большей части они - единственные Вентру, кто поддерживает прямые, может быть, даже личные отношения с Советом эфоров.

Strategoi отвечают за реализацию ежедневных, рутинных решений эфоров. Каждый из них отвечает за свою сферу деятельности. На территориях с высокой плотностью населения их власть может распространяться лишь на несколько сотен квадратных миль, но старейшины, обитающие на равнинах канадского и американского запада, порою отвечают за целые штаты. Обычно strategoi обустраивают себе убежища на подвластных территориях, часто являясь при этом примогеном или уважаемым старейшиной. Князья среди них встречаются довольно редко, так как княжеские обязанности по отношению к подданным отнимают слишком много времени, чтобы их можно было успешно совместить с деятельностью strategoi.

Из ночи в ночь strategoi наблюдает за коммерческой и политической деятельностью Вентру своего региона, не забывая при этом и о собственных нуждах и dignitas. Во время кризиса strategoi обязаны проследить за воплощением в жизнь принятых Директоратам решений, касающихся вторжений Шабаша, взбунтовавшихся анархов или заигравшихся во власть Каинитов, чьи действия угрожают владениям Вентру. Разумеется, официально они не могут приказывать князьям, но благодаря поддержке эфоров они получают в свое распоряжение ресурсы, объем которых превышает их и без того немалые состояния. Стратеги могут помочь в разрешении внутриклановых споров или привлечь внимание Директората к излишне норовистому Вентру. В целом, их полномочия аналогичны обязанностям юстициара Камарильи, хотя и распространяются только на клан Вентру.
Исполнители (ликторы)

Стратеги редко сами пачкают руки грязной работой. Он решают, как именно должна быть исполнена воля эфоров, а затем дают задание своим ликторам. Если стратегов можно сравнить с юстициарами, то ликторы – это архонты. Молодежь часто называет их «антикризисными управляющими», то есть теми сотрудниками корпорации, кто переходит из отдела в отдел, решая возникшие проблемы. Ликторы занимаются тем же самым на уровне всего клана Вентру.

Ликторы специализируются в решении того или иного типа задач. Часть из них занимается финансовыми вопросами, другие обладают выраженными чертами лидера, третьи отличаются выдающимися дипломатическими способностями. Если у старейшины Вентру или одного из консорциумов клана возникают неприятности, с которыми они не в состоянии справиться самостоятельно (группа старейшин с трудом признает поражение, но для вызова ликтора достаточно обращения одного уважаемого Вентру), они обращаются к своему стратегу с просьбой о помощи. Обычно эта помощь приходит в лице ликтора. Чаще всего этого бывает достаточно. Само присутствие представителя стратега (а значит, и эфоров) позволяет склонить Вентру к совместному решению проблемы под руководством ликтора – решению, которое они смогли бы принять и сами, если бы на время позабыли о мелких разногласиях.

Звание ликтора весьма почетно, особенно среди относительно молодых (до 200 лет) членов клана, стремящихся повысить dignitas. Бывало так, что ликтор вступал в город, полный враждующих Вентру, чтобы в конце концов, когда все будет сказано и сделано, получить титул князя. К тому же ликтор, получая звание, вступает пусть на долгий, но верный путь к должности стратега, а может быть, и эфора. Но появившиеся возможности часто ставят под угрозу как политическое положение, так и само существование ликтора, и исполнителям приходится помнить об этом. Выполняя грязную работу по поручению стратегов, можно нажить себе могущественных врагов, а командование отрядами, направленными на отражение атаки кровожадного Шабаша или анархов, всегда сопряжено с опасностью. Для тех, кто сумел справиться с испытаниями, звание ликтора становится первым шагом к величию.
Агенты (трибуны)

Совет эфоров поддерживает сеть контактов и «полевых агентов» по всему миру. Этих Сородичей называют трибунами или агентами; они служат глазами и ушами эфоров в городах Камарильи (а иногда – и Шабаша). У них нет официальных полномочий или обязанностей, часто они даже отказываются публично называть свою должность (тяжелое решение для Вентру). Обычно трибуны – это молодые Вентру, способности которых были замечены стратегами или ликторами. Они не только обладают убедительным послужным списком и заметным dignitas, но и с уважением относятся к старейшинам и традициям Вентру, пусть даже и не всегда.

Большую часть времени трибуны свободны от выполнения своих обязанностей. Но иногда они получают сообщения от эфоров (переданные через стратега), которые они должны передать кому-нибудь из известных представителей клана в своем городе. Часто именно городские трибуны, а не старейшины, просят стратегов о помощи. Не будучи правителями города, они не рискуют dignitas, в случае нужды обращаясь за помощью. Бывает так, что трибун просит о поддержке тогда, когда в этом не было необходимости, но мало кто из них повторяет эту ошибку дважды. Пересуды среди местных Вентру и в клане в целом часто вынуждают паникера расстаться с должностью, а то и покинуть город.

Самой важной обязанностью трибуна является помощь ликтору или стратегу, посетившему город. Хотя часто трибуны занимают в клане и Камарилье и другие должности, считается, что в первую очередь они должны служить Совету эфоров (и его представителю). Иногда эта служба вызывает зависть и злость у местных представителей клана, но эфоры, как правило, щедро вознаграждают своих подчиненных за проявленное рвение.
Пэры

Не все отличившиеся Вентру пополняют коллекции марионеток и пешек у старейшин. Хотя цели Совета эфоров и его сторонников заслуживают восхищения, мало кто из Вентру хочет покорно исполнять все капризы сиров и старших собратьев.

Совет пэров – это неофициальное, хотя и признанное объединение Вентру, которые хоть чего-нибудь добились в Камарилье или в родном клане. Чтобы получить звание пэра, одного признания со стороны князя недостаточно, но условия вступления в совет нельзя назвать невыполнимыми. Одобрение, полученное от представителя иерархической структуры клана, дает полное право называться пэром. Пэров Вентру можно найти практически в любом городе, где есть убежища Аристократов.

Совет пэров существует для того, чтобы сохранять традиции Вентру и поддерживать концепцию dignitas – других целей у него нет. Наделяя определенным статусом «хороших» членов клана, Вентру вознаграждают тех из них, кто строго придерживается правил и создает себе имя, не вызывая ненужного раскола в рядах собратьев. Например, молодой Вентру, который может повлиять на исход слушаний по переделу земельной собственности и не дать нарушить покой городского Элизиума, может ожидать, что ему предложат вступит в ряды пэров. Честолюбивый Вентру, захвативший долю своего сира в корпорации, на такие почести рассчитывать не может.

Иными словами, звание пэра – это не более чем показатель социального статуса, пропуск в клуб для Вентру с кристально-чистой (если не безупречной) репутацией. Но Вентру придают подобным вещам большое значение – так они могут отделить себя от недостойных особей, затесавшихся в их ряды.
Городские звания

В последнее время стало модным соотносить структуру клана в пределах одного города с корпоративным устройством и присваивать отдельным Вентру звания, связанные с ведением бизнеса. На самом деле эти звания представляют собой осовремененные традиционные титулы Вентру, которыми клан пользовался на протяжении многих веков, позаимствовав их из политической жизни Спарты и Рима. Современная модель позволяет понять, как именно действуют Вентру, но все же многие уважаемые члены клана, в особенности в Старом Свете, предпочитают прежние звания.

Местные объединения Вентру называются консорциумами ( consortium), хотя точного значения это слово не имеет. Некоторые старейшины используют его вместо слова «котерия», когда речь идет о группах юных Вентру, другие Аристократы называют так союз двух и более Вентру, занятых одним делом. Это слово вошло в моду не так давно, примерно десять лет назад, потому что оно звучит намного элегантней, чем «фракция» или «тайная организация».
Коллегия (герусия)1

Герусия (это слово можно перевести как «совет старейшин»), или Коллегия, эффективно решает проблемы, возникающие у обитающих в городе Вентру. Обычно она состоит из старейшин, самых опытных Сородичей данного региона. Если в городе есть князь-Вентру, он (или она), вероятнее всего, возглавляет герусию. В противном случае коллегией управляет примоген или другой Вентру, занимающий высокий пост в Камарилье. Присоединиться к коллегии можно только по приглашению, получив одобрение большей части членов совета. Вступивший в коллегию Вентру может получить отставку только в самых крайних обстоятельствах (которые определяют эфоры клана).

Если сравнивать с корпорацией, то герусия следит за соблюдением коммерческих и политических интересов Вентру в городе, иными словами, выполняет функции холдинговой компании. На самом деле некоторые коллегии занимаются и другими делами. Эта организационная структура не только управляет фондами и распределением должностей, но и следит за инвестициями и деятельностью отдельных Вентру. Как правило, Вентру не конкурируют друг с другом за ресурсы и контакты напрямую. Герусия выступает арбитром при решении любых конфликтов интересов на местном уровне. Совет может потребовать от члена клана свернуть деятельность в той или иной сфере, и решение это будет проводиться в жизнь любыми устраивающими коллегию способами. Например, если два Вентру не могут договориться о влиянии на местное металлургическое предприятие, герусия может провести слушанье и вынести решение в пользу одного из них, при условии, что кто-то из спорщиков привлечет ее внимание к вопросу. Но Вентру неохотно обращаются за помощью к коллегии, поскольку в этом случае они как бы признаются в неспособности удержать и усилить свое влияние.

Герусия проводит встречи двух видов. Ежемесячные встречи на уровне клана обычно проходят в первый вторник месяца. Эти собрания должны посещаться всеми городскими Вентру, так как на них обсуждаются новости и прежние дела, выслушиваются жалобы и отчеты, передаются сообщения, распоряжения или объявления, поступившие от высших должностных лиц клана. Время от времени герусия проводит и отдельные, закрытые встречи, на которых обсуждаются финансовые или политические вопросы, а также и тайные дела клана.

Вопреки всей значимости и dignitas, присущим герусии, она практически лишена официальных полномочий. Коллегия не может отдавать приказы другим Вентру города. Или, точнее говоря, она может, но не имеет власти напрямую наказывать тех, кто не подчинился ей. С другой стороны, обходных маневров никто не отменял. Те, кто пошел против воли коллегии, становятся париями – а то и встречают рассвет. Вентру могут покуситься на владения и политическое положение нечестивца, лишенного защиты коллегии, и обычно они так и поступают. Самое надежное оружие коллегии – это влияние пэров, и старейшины пользуются им чуть ли не единолично.
Управляющие (преторы)

Звание претора считается высшим в городской иерархии Вентру. Как правили, преторы, или управляющие, входят в состав герусии. В городе не может быть более одного претора (их вообще может не быть), который часто занимает пост князя или примогена. Как позволяет понять второе название должности (управляющий), эти могущественные Сородичи руководят делами Вентру в пределах города. Чтобы достичь столь высокого положения, Вентру должен быть не просто старейшиной, но старейшиной с исключительными достоинствами (dignitas) и множеством сторонников среди пэров. Преторы пользуются почти полной независимостью, и только эфоры или стратеги могут сместить их с должности.

Претор за счет своих собственных средств содержит место, где проводятся ежемесячные заседания коллегии и куда может придти любой Вентру. Обычно это закрытый клуб, но претор может выбрать и любое другое помещение, будь то зала в отеле, конференц-зал в небоскребе или рабочий кабинет в убежище самого претора. Атмосфера, царящая в месте встречи, и оказанный прием напрямую влияют на репутацию претора, поэтому на поддержание роскошной и впечатляющей обстановки тратится немало средств. Претор возглавляет собрания коллегии и имеет решающий голос при проведении голосования в герусии.

Помимо этих полномочий, у претора нет официальной власти. И все же чаще всего этот Вентру обладает в городе огромным влиянием, которым он вполне может воспользоваться при решении касающихся коллегии вопросов. Одно только получение должности претора значительно увеличивает его dignitas. Будучи в центре всех дел городских Вентру, он имеет доступ к людям и информации, которого лишены остальные члены клана. Более того, соплеменники в случае кризиса обращаются к нему с просьбами о руководстве и, как правило, безоговорочно следуют его рекомендациям (по крайней мере, не задают слишком много вопросов).
Контролеры (эдилы)

Следующее за преторами звание – эдилы, или надзиратели. Эти Вентру помогают герусии и преторам точно так же, как контролеры помогают управляющим. Они ведут учет способностям и возможностям нижестоящих Вентру и занимаются текущими делами, например, выполняют еженощные финансовые операции, отслеживают потенциальные инвестиции и следят за тем, чтобы все взятки были уплачены вовремя и в полном объеме. Эдилы выступают от имени вышестоящего начальства, донося его распоряжения, приказы и требования до остальных членов клана. В случае кризиса они становятся военачальниками, организующими боевые отряды и ведущими их в реальный или метафизический бой.

Как правило, эдилами становятся опытные служители (ancillae) с отменным послужным списком и собственными предприятиями и зонами влияния в городе. У них достаточно ресурсов, чтобы выполнять свои обязанности без привлечения помощи со стороны. Претор или герусия в целом могут выдвинуть кандидатуру на должность эдила. Теоретически, в городе может быть неограниченное число контролеров. Практически же даже в крупном городе их редко бывает больше трех, а обычно – один-два. В конце концов, в городе, где проживает семь Вентру, назначать на должность половину из них просто бессмысленно.
Старшины (квесторы)

Вслед за эдилами идут квесторы, или старшины. Эти сородичи лишь на одну ступень выше обычных Вентру. Молодые, имеющие некоторый опыт Вентру получают звание квестора в знак признания их свершений, которые принесли dignitas им самим и клану в целом и увеличили состояние клана. Квесторы помогают вышестоящим Вентру, выполняя задания, без которых управление вложениями становится затруднительным. К таким заданиям относится как открытие брокерских счетов2, так и сокрытие трупов новопреставленных профсоюзных боссов. Часто эдилы передают квесторам распоряжения без каких-либо дополнительных пояснений. Квесторы, хорошо выполняющие свою работу, могут рассчитывать на повышение в иерархии клана, а также на появление возможностей, которые в любом другом случае были бы упущены.

Иногда квесторы кичатся своим званием перед рядовыми Вентру. Хотя реальной власти над младшими собратьями у них нет, все же они с полным правом могут сказать, что старейшины выслушивают их, чем большинство новообращенных похвастаться не может. Квесторы проводят ночи в борьбе за внимание и расположение начальства, которое иногда может бросить им косточку. Но косточки у Вентру – это фондовые опционы стоимостью в несколько сотен тысяч долларов или важные правительственные контракты, поэтому играющие по правилам квесторы процветают.
Компаньоны (ирены)

В самом низу пирамиды находятся ирены, также называемые компаньонами. Молодой Вентру должен пройти долгий путь, прежде чем он заработает уважение со стороны членов клана, и не важно, кем был его сир. Словом «ирен» в Спарте называли неопытных юношей, еще не созревших для битвы и не ставших настоящими мужчинами. Примерно так многие Вентру и относятся к молодняку. Разумеется, у них превосходное происхождение, они владеют множеством ценных навыков, обретенных до становления, но все же они – лишь птенцы, которым нужно время и опыт, чтобы закалить характер и стать истинным Вентру.

Ирены не пользуются уважением, но при этом у них нет почти никакой ответственности. Хотя иногда их называют компаньонами, все же у молодых Вентру нет официальных обязанностей, которые они должны выполнять. Если квестор или высокопоставленный Вентру просит их об услуге, они, разумеется, могут отказать ему. Нет способа надежней навеки сохранить за собой статус ирена, но все же никто не может принудить новообращенного к выполнению задания. Большая часть иренов все же делают то, о чем их просят, одновременно изыскивая способы увеличить собственное влияние и повысить dignitas. Чтобы добиться высокого положения, надо работать по правилам системы. Диссиденты у Вентру почетом не пользуются.
Вкладчики, партнеры и нечлены3

Разумеется, не все Вентру являются прислужниками или потомками местной коллегии. Те Вентру, которые вкладывают средства в операции коллегии, могут не занимать никаких должностей, но это не делает их второсортными партнерами. Для Сородичей, не желающих связываться с коллегией, не-жизнь продолжается точно так же, как и для всех остальных вампиров. Многие Вентру, не вошедшие в местные и клановые иерархические структуры, занимают заметное положение в Камарилье. Ничто не мешает им самостоятельно зарабатывать признание (см. «Игра соло»). Вентру не навязывают иерархию всем членам клана, они просто поощряют соплеменников к использованию его обширных ресурсов и их увеличению.

http://wod.su/vampire/book/clanbook_ventrue/02

0

2

Игра соло

Не стоит думать, что Вентру должен обладать целым списком титулов и званий, чтобы стать влиятельным или интересным персонажем. Большинство Вентру ограничиваются пэрством, а новообращенным еще предстоит достичь хотя бы этой ступени.

Вентру и в самом деле более организованы, чем остальные кланы. Но даже клан Вентру не накладывает жесткие ограничения. Сержант Аристократов не будет тарабанить в дверь убежища персонажа и пугать его колом за невыполнение пункта 517-а Устава Вентру.

Иерархия Вентру преследует две цели. Во-первых, она позволяет Сородичам-Вентру объединять ресурсы и получать большую прибыль, чем получил бы каждый из них по отдельности. Это объединение вкладчиков, политическое лобби, ассоциация представителей высшего общества, профсоюз и социальный договор4 в одном флаконе. Во-вторых, она позволяет плетущим интриги старейшинам… ладно, этого вам лучше не знать.

Многие Вентру создают себе состояния, практически не полагаясь на помощь иерархической структуры. Они поступают так по многим причинам. Некоторые Аристократы не хотят быть должными себе подобным. Другие Вентру предпочитают единовластно управлять своими активами, не доверяя почтенным старейшинам, которые хитроумными манипуляциями заставляют соплеменников делать то, что считают нужным.

Вентру не стыдятся собратьев, не участвующих в работе системы. Разумеется, им сложнее заработать уважение и признание… но не каждый Вентру нуждается в одобрении со стороны товарищей.

Становление

Вентру приберегают свою кровь для тех, кого они считают достойными, тех, кто на полкорпуса обгоняет все стадо. Только те мужчины и женщины, черты характера которых вызвали восхищение у возможного сира, могут считаться кандидатами на становление. Но даже в этом случае многие Вентру не принимают окончательного решения. Хотя каждый Сородич при выборе потомства руководствуется своими собственными чувствами, у клана в целом есть стандарты, которым должен соответствовать новый Вентру. Новообращенные, не удовлетворяющие требованиям клана, очень скоро обнаруживают, что собратья сторонятся их, что они лишены множества возможностей и в целом находятся в невыгодном положении. Многие будущие сиры обсуждают свой выбор со старейшинами, в том числе и с собственными сирами, тем самым пытаясь определить, как новый Вентру будет принят в сообществе.

Сейчас время знати миновало, особенно на Западе. Ранее могущественные человеческие династии производят на свет слабосильных избалованных неумех, которые способны управлять разве что парой слуг да средствами, перечисляемыми из фонда доверительного управления. С тех пор, как два века назад знать начала приходить в упадок, Вентру переключили внимание на менее благородные, но более перспективные классы. Сейчас мало кто из новообращенных Вентру может похвастаться происхождением из титулованной семьи, разве что по случайному совпадению. Хотя Вентру считают себя аристократией сообщества Каинитов, человеческие титулы их больше не интересуют. Их всегда привлекала только власть, связанная с титулами.
Правительство

Стереотипы рисуют Вентру идеальными неупокоенными бизнесменами, но при этом члены клана вполне уютно чувствуют себя и в коридорах власти. Политика и бизнес долгое время шли рука об руку, а деньги всегда играли немалую роль при принятии политических решений. К тому же власть правительства – возможность добиваться цели одним указом и судить окружающих, предвкушение того, что твоим распоряжениям будут подчиняться, - воздействует на умы многих Вентру. Не стоит удивляться, что успешные политики становятся прекрасными Вентру.

Разумеется, Вентру очень редко обращают удачливых общественных деятелей. Внезапная неспособность бывшего или действующего сенатора прогуляться в течение дня не останется незамеченной. В современном мире к выбранным представителям власти обращено слишком много внимания. Только в редких случаях разумный Вентру решится дать Становление известной личности, так как придется имитировать смерть этого человека (или придумывать какую-нибудь еще подходящую историю), чтобы объяснить его исчезновение. И даже тогда большинство Вентру считают, что риск от создания нового Сородича намного превышает выгоды от его вступления в ряды клана.

Вместо этого Вентру с интересом наблюдают за советниками и прожженными бюрократами, которые знают все входы и выходы, но мало известны за пределами своего круга. К тому же в современной политической жизни советники наделены большей властью, чем народные избранники, которых они представляют. Они дергают за ниточки, управляя делами и даже определяя политический курс. Вентру сами именно таким способом влияют на политическую обстановку в человеческом сообществе.

Вентру обращают этих профессиональных политиков ради их опыта, образа мышления и квалификации, а не ради той власти, которыми они обладают. Политическая обстановка меняется слишком быстро для того, чтобы обращать человека только ради занимаемой им в данный момент должности. Для решения подобных вопросов Вентру пользуются налаженной сетью связей, подхалимов, союзников и верных гулей. Отпрыски с опытом работы в правительстве становятся Вентру потому, что они знают, как править. Они могут принимать решения, отдавать распоряжения, анализировать причины возникновения кризиса и вести переговоры. Обычно такие новообращенные с самого момента Становления отмечены печатью будущего величия. Сиры учат их нести бремя обязанностей по отношению как к Вентру, так и к Сородичам в целом. В конце концов, они – будущее клана, выдающиеся последователи своих сиров. Если, конечно, смогут подождать несколько веков.
Бизнес

За последние несколько веков управление финансами и получение прибылей стали для Вентру второй натурой. Старейшины клана давно признали, что в западном обществе власть перешла от родовой знати, избранной самим Небом, к новой денежной аристократии. Действуя с проницательностью, которую многие сочли бы им несвойственной, они полностью посвятили себя постижению и подчинению нового мира свободной торговли и ничем не ограниченного капитализма.

И Вентру покорили этот мир. Бизнес – это не только искусство, но и навык, и во многих своих проявлениях он вечен. Хороший предприниматель всегда останется хорошим предпринимателем. Но все же рынки, технологии и товары меняются, хотя основы остаются неизменными. Поэтому Вентру уже долгое время наблюдают за представителями крупного бизнеса, стремясь найти способных отпрысков, которые помогли бы им расширить и без того постоянно увеличивающиеся капиталы. Банковское дело, частная собственность и долгосрочные вложения уже досконально изучены, а вот Интернет, биотехнологии, система здравоохранения, внешний рынок ценных бумаг и биржевая торговля в течение дня5 – это новые сферы деятельности, требующие новых знаний.

К несчастью для новообращенных, разбирающиеся в финансах Вентру обычно получают Становление только из-за умения зарабатывать деньги для клана, в отличие от политиков, которых выбирают ради их лидерских качеств. Разумеется, Вентру придают большое значение деньгам, но все же деньги – лишь инструмент. Наличие солидных капиталов позволяет Аристократам добиваться желаемого во всех остальных областях жизни. И все же к таким Вентру относятся с некоторым предубеждением, особенно выраженным среди старейшин благородного происхождения. Они считают этих «банкиров» чем-то вроде ремесленников. Конечно же, они являются членами клана, но их личные качества не позволяют им в полной мере воспринять благородное наследие, дающее право руководить потомками Каина. В результате новообращенным часть приходится с трудом зарабатывать себе имя. Успехи в бизнесе – это именно то, что клан ожидает от них, а проявить себя в иных областях им мешают другие Вентру, которым тоже нужно повышать dignitas.
Организованная преступность

В обществе всегда существовал криминальный элемент, и не слишком щепетильные Вентру давно рассматривали преступников как потенциальных членов клана. Давние предрассудки и тяга к благородству означали, что на протяжении тысячелетий мало кто из уважающих себя Вентру задумался бы о возможности становления для столь низкосортных смертных. Но в прошлом веке преступность на Западе набрала силу, подчинив отдельных правонарушителей, и стала тем, что вызывает у Вентру искреннее уважение: организацией.

В определенном смысле представители криминалитета являются превосходными кандидатами на Становление. Большинство из них не понаслышке знает, что такое абсолютная власть, умеет принимать жестокие, неприятные решения и тайно влиять на события в мире смертных. Они понимают ценность денег и знают, как с их помощью можно подчинять себе других людей и целые организации. К тому же, в отличие от политиков, они скрывают свою власть, не демонстрируют ее на публике. Поэтому их исчезновение из мира живых не вызывает особого интереса.

Несмотря на все эти превосходные качества, воротилы преступного мира обладают чертами, которые большинству Вентру кажутся неприемлемыми. Во-первых, они грубы, необразованны и не уважают традиции, в особенности те из них, кто был обращен в последние пять десятилетий. Даже те, кто не вписывается в этот стереотип, становятся жертвами предубеждения. Если Вентру, способный похвастаться благородным происхождением или степенью MBA, узнает, что его собрат в прошлом был преступником, он начинает относиться к несчастному с некоторой долей презрения. В результате большинство Вентру, которые при жизни были криминальными авторитетами, с трудом пробивают себе путь наверх, если только им не удается продемонстрировать исключительные способности и безупречные манеры.

Мало кто из преступников сохраняет связь со своими бандами дольше нескольких лет. Став неупокоенным, можно сохранить за собой пост главаря, так как мало кто из подчиненных станет спорить с решением встречаться только по ночам. Но постепенно эта связь слабеет. Часто Вентру назначает приемника, обычно – способного «шестерку» или гуля, которые и руководят бандой в его отсутствие. В этом случае Вентру может десятилетиями пользоваться услугами своей банды. Но по большей части новообращенные вынуждены самостоятельно создавать себе состояния. Если они хотят повысить свое положение в клане, им приходится использовать все свое влияние и связи в преступном мире, чтобы найти другие способы повысить dignitas.
Вооруженные силы

В далеком прошлом военачальники и знать действовали как единой целое. Сейчас в большинстве стран, на которые распространяется влияние Вентру, политическая власть отделена от армии. Смертные, служившие в вооруженных силах, считаются подходящими кандидатами на Становление, в особенности если им удалось достичь высоких званий или получить множество наград (звания и чины особенно милы сердцу Вентру). Они знают, как отдавать приказы, и умеют достойно вести себя. К тому же они умеют выполнять распоряжения и с непритворным уважением относятся к организациям и власти. Иными словами, у них есть все качества, необходимые Вентру.

Или почти все. Дело в том, что характер большинства военных совсем не подходит для Сородича. Они ценят четность, прямоту и порядочность, то есть те качества, которые совсем не нужны в посмертии, заполненном убийствами, предательствами и разрушающейся человечностью. Проще говоря, они вовсе не жаждут до скончания веков пить кровь и наносить удары в спину. Те, кто способен на это – беспринципные наемники, вступившие в армию не ради защиты своего народа, но ради наживы, - не обладают качествами, вызывающими у Вентру восхищение. Поэтому, хотя многие старейшины по-прежнему изучают военных в надежде найти подходящего потомка (и по другим причинам), выходцев из армии среди Аристократов все меньше и меньше.
Профсоюзы

Так как по природе своей профсоюзы – это политические организации, среди их членов Вентру могут найти немало кандидатов на становление. На протяжении многих лет интересы Вентру шли вразрез с интересами набирающего силу профсоюзного движения в Западной Европе и Соединенных Штатах, но стоило только профсоюзам добиться реальной власти, и клан поспешил примкнуть к ним, надеясь использовать их влияние в своих целях. Хотя в некоторых странах профсоюзы постепенно утрачивают власть, они все же исправно поставляют Вентру свою долю новообращенных. Лидеры профсоюзов, как и политики, обладают всеми необходимыми Вентру навыками: они умеют управлять людьми, вести дела и принимать жесткие решения, если того требует обстановка. К тому же можно без особых трудностей подстроить их исчезновение, если только они не занимают самых высоких постов (нет, Джимми Хоффа6 – не Вентру).

Сородичи, начинавшие свою карьеру в профсоюзах, обычно продолжают интересоваться теми же вопросами, которые волновали их при жизни. Они знают рабочее движение изнутри, и это позволяет им манипулировать большими группами организованных рабочих ради достижения собственных целей. Единственная трудность заключается в том, что, подобно религиозным деятелям, многие члены профсоюзов искренне верят в идеалы. Не все профсоюзные боссы охотно перейдут на сторону противника только потому, что стали вампирами. Поэтому Вентру обращают внимание на тех из них, кто уже каким-либо образом скомпрометировал себя (например, продемонстрировал алчность или поддался на шантаж).

Опыт и навыки, полученные профсоюзными деятелями при жизни, прекрасно подходят для Вентру, а вот их низкое происхождение (как правило) – нет. Знатные члены клана (их не так уж мало) свысока смотрят на этих неотесанных демагогов. Даже если новый Сородич демонстрирует утонченные аристократические манеры, к нему все равно будут относиться с предубеждением, памятуя о его прошлом. Несмываемое пятно плебейского происхождения порою мешает добиваться dignitas и занимать должности в клановой структуре (но не за пределами клана). Со временем проблема становится менее острой, а некоторые из крупных профсоюзных деятелей, обращенных в 19 веке, пошли на уступки, отказавшись от своих прагматичных ценностей ради повышения статуса.
Духовенство

Отношения Сородичей и Церкви имеют долгую и бурную историю. Стремление набожных, недоверчивых смертных объединяться в общины мешает вампирам подчинять их своему влиянию. Но церковники на протяжении многих веков обладали невероятной светской властью. Институт Церкви (вне зависимости от региональной и конфессиональной принадлежности) нравится Вентру, в особенности присущая ему ритуальность, уважение к традициям, власть над смертными и влияние на общество. Что касается отдельных представителей духовенства, то Вентру могут заинтересоваться ими – а могут и пройти мимо.

По сравнению с прошлыми веками, в западном мире церковь утратила немалую часть влияния. Некогда епископы, наряду с дворянами, были излюбленными фигурами или жертвами в интригах Вентру. Но времена меняются, и сейчас духовенство уступает в привлекательности другим категориям смертных. И все же у церковников есть нечто, чего нет у всех остальных: власть над моралью. Когда речь заходит о поведении Сородичей, Вентру воображают себя этакими платоновскими идеалами. Они считают, что им дано определять взгляды Сородичей и правила взаимодействия с окружающим миром. Религиозные деятели верят, что проповедуемый ими этический кодекс позволит построить новый, лучший мир. Вентру нравится эта праведная самонадеянность.

От старых привычек не так-то просто избавиться, и Вентру по-прежнему с большим уважением относятся к тем своим собратьям, которые некогда были священнослужителями. Последователи традиционных, устоявшихся религий с определившимися сферами влияния обычно обладают прекрасными манерами и легко находят общий язык с утонченными Вентру. Знатоки ритуалов быстро привыкают к хитросплетениям политики Проклятых. Сородичи, некогда служившие Церкви, обычно добиваются высокого положения в клане, так как перед ними открыты почти все пути. Единственным исключением можно счесть малочисленных новообращенных из числа последователей радикальных или реакционных культов. Многие Вентру считают их неотесанными наглецами и даже не рассматривают как потенциальных членов клана. Тем немногим, кто все же вступил в клан, пришлось преодолеть немало трудностей, связанных с предубеждением со стороны благородных соплеменников.
Научные круги

Любой профессор подтвердит, что коридоры университета – это не то место, где можно обрести власть. Главы самых крупных учебных заведений могут обладать политическим влиянием на уровне города или штата, но все же большинство ученых ограничиваются мыслями и словами, не доходя до действий. Чем же тогда они могут заинтересовать Вентру? По большей части они действительно не привлекают внимания Аристократов. Но порою кто-то из Вентру решает, что прозорливый мыслитель или находчивый конструктор может оказаться полезным, и дает становление паре ученых, вырывая их из библиотек и с головой погружая в таинственный мир Каинитов.

Ученые (по крайней мере, те из них, которые вызывают интерес у Вентру) умеют думать. Они могут решать возникшие проблемы, обладают опытом взаимодействия с различными структурами, часто умело жонглируют словами и идеями. Они знают, как провести исследование и вычленить основные причины проблемы. В клане, члены которого с трепетом относятся к истории и традициям, умелый исследователь может оказаться полезным приобретением. Наконец, кандидаты из числа ученых знают, как донести до окружающих некую мысль и как убедить их согласиться с озвученной точкой зрения. Иначе говоря, ученые, по мнению Вентру, знают, как внушить людям нужный образ мыслей.

Бывший профессор, присоединившийся к клану, едва ли может рассчитывать на прочное положение. Если у него нет иных привлекательных качеств (например, благородного происхождения или хорошего воспитания), большинство Вентру будут относиться к нему как к существу забавному, но слишком непонятному. Знать сочтет его простолюдином, для бизнесменов он станет полезным инструментом, а для политиков – бесполезным мечтателем. Поэтому ученый, не обладающий достаточной энергией, обречен быть советником или помощником. Большинство выходцев из ученых кругов чувствуют себя в этой роли вполне уверенно. Присущее им честолюбие было подавлено долгими годами размышлений. Вечная не-жизнь, сверхъестественные возможности, деньги и влияние, которые можно получить благодаря клану, вполне удовлетворяют все их запросы и желания. Все свое время и таланты они тратят на исследование Сородичей – поистине неохватное поле деятельности.
Прочие

Перечисленные выше категории ни в коем случае не включают в себя всех смертных, которым может быть даровано Становление. Это всего лишь наиболее распространенные типажи. Клан всегда ищет людей талантливых и способных, а эти качества порою можно найти в совсем неожиданных местах. Часть новообращенных при жизни была связана со СМИ и индустрией развлечений. Аристократы могут принять в свои ряды одаренных писателей, способных влиять на умы, умных наемных убийц и даже спортсменов и учителей со связями. Даже у «обычных людей» можно обнаружить ту искорку, которая привлечет внимание Вентру или пробудит его дремлющие страсти. Вентру не признают ограничений, ими движут лишь традиции и предрассудки. Большинство Вентру не верит, что все люди были созданы равными, но только в окружении степенных старейшин новообращенные порою чувствуют, что их происхождение накладывает на них некую отметину.

Пищевые ограничения

«Почему Каин наложил на тебя это проклятие?» - спрашивает [Вентру] рыбак в апокрифических «Ночных историях Первого Города». – «Почему бы не пить из кого хочешь?».

На самом деле Вентру именно так и поступают – пьют из кого хотят. Точнее, они пьют только из кого хотят. Их аристократичный вкус за века стал настолько утонченным, что они питаются только строго определенной категорией смертных, даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. Что касается проклятия Каина, то Вентру не спешат его признавать. Они вовсе не считают себя обделенными (по крайней мере, не признаются в этом в смешанной компании). Пищевые привычки для них – лишь результат выбора, а также признак хорошего воспитания.

Разумеется, в действительности все сложнее. Если бы дело заключалось лишь в выборе, рано или поздно нашелся бы достаточно грубый (или практичный…) Вентру, который выбрал бы возможность пить из всех сосудов. Но таких Вентру не существует. Даже те из них, кто получил Становление при необычных обстоятельствах и никогда больше не встречался ни с сиром, ни с соплеменниками, все равно соблюдают определенные ограничения при выборе пищи. К тому же, эти ограничения соблюдаются даже в бессознательном состоянии. Впавший в торпор Вентру не станет поглощать кровь смертных, не соответствующую его вкусам. Даже будучи на грани Окончательной Смерти, он скорее изрыгнет неподходящую кровь, чем переварит ее.

С чем связано столь неудобное ограничение? Доказательств того, что Каин и впрямь наложил проклятие на своего потомка, практически нет. Скорее уж, это свойство крови Вентру, приобретенное за долгие века, на протяжении которых клан давал Становление придирчивым аристократам. Не стоит забывать и о ментальной составляющей. У Вентру есть возможность принять осознанное решение о своих пищевых предпочтениях. После того, как выбор сделан, изменить его практически невозможно (о некоторых примечательных исключениях будет сказано ниже).

Непосредственно после Становления Сородичу доступны все варианты. В течение нескольких ночей новоявленный Вентру может питаться кем захочет. Выбор будет сделан только после того, как Вентру ощутит вкус крови, который он сочтет поистине превосходным. Обычно выбор делается не тогда, когда новообращенного терзает юношеский голод, но тогда, когда у него впервые появляется возможность не торопясь выбрать жертву и насладиться едой. Этот вкус так восхитителен, так чарующ, что Сородич никогда больше не согласится на что-либо иное.

Теоретически, Вентру, который каждый раз ест только тогда, когда доходит до грани безумия, не станет разборчивым в пище. Такой вампир должен обладать железной волей и наслаждаться опасностями охоты, и все же когда-нибудь произойдет срыв с крайне неприятными последствиями. Мало кто из новообращенных Вентру осознают эту возможность, и только малая их часть за всю известную история клана решилась реализовать ее. Стоит ли говорить, что всех их ждал ужасный конец?

Вентру, с их разборчивостью, обладают весьма тонким вкусом. Один раз вдохнув запах, они могут понять, подходит им кровь или нет. Подобно опытному виночерпию, они могут определить возраст, состояние здоровья и пищевые привычки «сосуда». Если речь идет о крови Сородича, опытный Вентру может определить такие загадочные свойства, как клан и возраст, а то и назвать поколение с точностью, которая заставит побледнеть от зависти любого Тремера. Эта способность зависит не столько от сверхъестественных умений, сколько от опыта, полученного за все те годы, когда приходилось обращать внимание не только на таинственную силу крови, но и на менее осязаемые ее свойства.

Одним из немногих случаев, когда Вентру все же может сменить пищевые предпочтения, является исчезновение «сосудов» с требуемой ему кровью. Полное, безвозвратное исчезновение. Такая ситуация возникает редко, так как большинство Вентру предпочитают пить из определенных категорий людей. Те же, кто обладает более изощренным вкусом - например, предпочитает кровь представителей определенной национальности, - могут столкнуться с большими трудностями. Не один Вентру погрузился с холодные объятия торпора после того, как в мире не стало «сосудов» нужной ему национальности или касты. Существуют не вполне достоверные предания о Вентру, привыкших к вкусу крови одного-единственного человека – и горе им, если после неизбежной кончины любимого «сосуда» им не удавалось изменить пищевые пристрастия.

Возможно, самым известным примером является жестокий и хитроумный римский Вентру, вошедший в историю под именем Демокрита. Он получил Становление во время войны с Карфагеном и привык к крови карфагенян. Век спустя, когда наконец была одержана победа и римляне полностью разрушили город, Демокрит лишился «запасов» живительной жидкости. Он обнаружил, что жители вновь отстроенного римского Карфагена ему не подходят. Вскоре Демокрит впал в торпор. Пробудившись, он понял, что кровь карфагенян ему больше не нужна. Вскоре он приобрел новую привычку, на этот раз – к крови жителей Византии, и с тех пор питается ими. Название изменилось, но кровь горожан по-прежнему устраивает его.

Агогэ7

Не важно, сколько лет человек прожил до Становления. На фоне всей истории клана новообращенные Вентру – всего лишь заблудившиеся в лесу дети. Ответственность за подготовку нового члена клана возлагается на плечи сира, но обычно свою роль в ней играют и местные структуры клана. Воспитание уверенного, способного и достойного Вентру подразумевает умение учиться у всех, а не только слепое запоминание наставлений – и предубеждений – сира.

Вентру называют период обучения агогэ, по аналогии с образовательной системой древней Спарты. Сопоставление с агогэ, самой суровой и всеобъемлющей системой воспитания юношества в мире, здесь не случайно; Вентру нравится сравнивать собственные методы обучения с жестокими традициями Спарты. Хотя юные Вентру, в отличие от молодых спартанцев, не спят на соломенных подстилках и не заняты постоянной военной подготовкой, им приходится преодолевать множество трудностей интеллектуального и эмоционального характера. Они должны быстро усвоить все традиции и тонкости этикета Вентру, одновременно с этим постигая возможности не-жизни и пытаясь найти свое место в структуре Камарильи и сообщества Каинитов в целом.

Учтите, что новообращенный не всегда проходит через агогэ. В неразберихе нынешних ночей у многих сиров просто нет времени на посвящение отпрысков во все тонкости их наследия. Потом эти «дети с ключом на шее» с трудом приспосабливаются к выпавшей им нелегкой доле.
Момент Становления

Если птенец в прошлом не был гулем и не имел никаких иных отношений с Сородичами, превращение в бессмертного паразита может оказаться для него настоящим потрясением. Большинство Вентру в течение нескольких ночей позволяют своим отпрыскам привыкать к новому состоянию, кормя их или своей кровью, или же кровью из личных «запасов». В этот период времени Вентру описывает потомку сложившуюся ситуацию так, как он считает нужным. Содержание подобных наставлений – его личное дело, традиции агогэ не дают никаких рекомендаций на этот счет. Но все же желательно, чтобы птенец понял: отныне он стал членом закрытого, благородного, ответственного семейства. Перед ним открываются огромные возможности, но они идут в паре с весьма важными обязательствами.
Рождение в смерти

Многие Вентру и кое-кто из Сородичей за пределами клана соблюдают любопытный обычай: празднование ночи смерти (по аналогии с днем рождения). Хотя кое-кто из Вентру считает этот обычай ненужной показухой, большинству ритуал нравится, в основном из-за его пышности и возможности устроить или посетить прием. Особую популярность традиция приобрела в Последние Ночи, так как она позволяет Вентру хотя бы на время забыть о напророченной Геенне, о которой они изо всех сил стараются не думать. Сиры могут организовать для своих потомков пышное празднество, старейшины устраивают в имениях грандиозные приемы, и даже князья иногда на короткое время сходят с трона и позволяют тамадам на одну ночь занять свое место.
Выбор

Через несколько ночей, когда птенец привык (хотя бы немного) к своему новому существованию, а тело его заполнилось драгоценным витэ, приходит время выбора предпочитаемого типа крови. Обычно в первый вечер сир сопровождает своего отпрыска, отправляющегося бродить среди стада, хотя в последнее время эта традиция стала менее распространенной. Новообращенный смотрит на человеческие толпы и прислушивается к своему сердцу и нёбу. Рано или поздно он находит человека, перед запахом которого не в силах устоять. Затем он питается, иногда – с помощью сира. Так он выбирает кровь, которая отныне станет поддерживать его существование.
Начало обучения

На этом «медовый месяц» заканчивается. Новоявленный вампир отправляется в странствие по залитому кровью миру Сородичей и Вентру. Как минимум на неделю, а иногда и на гораздо больший срок, сир и его отпрыск затворяются от мира. Сир наставляет своего потомка, указывает ему на книги, которые нужно прочесть, и обучает его основным умениям, в том числе рассказывает, как использовать кровь для исцеления ран или увеличения физических атрибутов, как питаться, не оставляя следов, что такое Традиции, знакомит его с историей Камарильи, историей и структурой клана и пр. Агогэ требует, чтобы сир непрестанно проверял отпрыска, задавая ему вопросы и побуждая его к размышлениям. Многие сиры предпочитают сократический метод8, продолжая обучение по мере того, как птенец усваивает ранее полученный материал. Наказанием за неудачи и ошибки становятся оскорбления или даже физическая боль. Все согласны с тем, что это весьма неприятный опыт: единственная оговорка в перечислении чьих-либо предков может привести к недельному лишению витэ.
Представление

Первый этап обучения заканчивается, когда сир понимает, что его ученик узнал достаточно, чтобы не опозорить его в обществе. Как того требуют традиции Камарильи, сир представляет потомка князю города, тем самым официально вводя его в сообщество Сородичей. Все обитающие в городе Вентру присутствуют на церемонии представления и внимательно изучают нового собрата. Затем Вентру собираются вместе, чтобы похвалить или раскритиковать поведение новообращенного. Именно тогда птенец встречается с остальными своими соплеменниками, возможно – впервые.

Продолжение обучения

На этом этапе большинство сиров предоставляют отпрыскам свободу, так как, согласно традициям Камарильи, больше не несут ответственности за их действия. У Вентру так не принято. Для них процесс обучения только начинается. Пэры требуют, чтобы сир отвечал за поступки ученика еще некоторое время, фактически – до окончания агогэ. В течение всего довольно длительного периода обучения новообращенный живет вместе с сиром или в предоставленном сиром убежище. Некоторые выдающиеся личности умудряются жить самостоятельно, но даже они постоянно ощущают, что кто-то присматривает за ними.

Сир продолжает обучать и проверять своего потомка, а остальные члены клана могут придти ему на «помощь». Новоявленный Вентру обычно проводит часть времени с местными представителями клана. Даже те из Вентру, кто враждебно относится к сиру нового собрата, время от времени присоединяются к обучению птенца. Все они наставляют, а затем экзаменуют новообращенного, добиваясь, чтобы он полностью усвоил мировоззрение Аристократов, прежде чем двигаться дальше. Обычно на это уходит несколько месяцев, а то и лет (в зависимости от того, сколько Вентру принимает участие в процессе и насколько они старательны), но в результате новообращенный получает довольно полное представление о клане и начинает разбираться во владениях «корпорации» и сферах влияния в городе. На этом этапе Вентру по-прежнему не может участвовать в собраниях коллегии и прочих встречах клана, но сиры часто рассказывают отпрыскам о текущих делах.
Экзамен

В конце концов сир экзаменует своего подопечного. Юный Сородич должен проявить себя: самостоятельно создать зону влияния в городе, не пользуясь помощью остальных Вентру. Например, он может заключить выгодный договор с какой-нибудь корпорацией или предприятием, наладить отношения с членами политической или правительственной организации или (вариант для особо храбрых юнцов) обрести покровительство со стороны кого-нибудь из городских Сородичей.

До тех пор, пока новообращенный не нарушает Традиций и не вторгается в сферу влияния другого Вентру (если только указанный Вентру не отказался участвовать в агогэ; в этом случае новообращенный не нуждается в его одобрении), он может делать все, что угодно. Из-за накладываемого ограничения пройти последнюю проверку не так-то легко, особенно в городах, где влияние старших соплеменников не позволяет воспользоваться многими из потенциальных возможностей. Когда новообращенный проходит испытание, он докладывает о своих успехах сиру. Сир решает, насколько в самом деле преуспел его отпрыск. Он порекомендует новообращенного претору и герусии только в том случае, если будет удовлетворен результатами. После этого новообращенный обязан явиться на следующее запланированное собрание коллегии, чтобы предстать перед всем кланом.
Выход в свет

Наконец, новообращенный предстает перед собранием сородичей и наставников. Он подробно рассказывает о себе, традициях клана, истории и о том, как он прошел последнее испытание. После этого, согласно ритуалу, клан должен проголосовать за принятие новичка в свои ряды. На самом же деле только глупейший из сиров рискнет представить птенца коллегии, не убедившись предварительно, что герусия примет его. Затем новичок получает единогласное одобрение клана (те, кто категорически против его принятия, могут промолчать). Претор задает ему ряд ритуальных вопросов, ответы на которые понятны каждому Вентру. Отвечая, новообращенный перечисляет свою родословную и обещает следовать традициям клана и Камарильи.

После того, как с формальностями покончено, начинается празднество. Принятие нового собрата в клан для Вентру – повод для веселья. Так как агогэ гарантирует, что новичок обладает талантами и способностями, почитаемыми в клане, можно сказать, что с его появлением все Вентру стали сильнее. Теперь у них есть еще один преданный (хотя и юный) союзник, к которому можно обратиться в трудные времена. Развлечения обычно длятся до конца ночи. На празднестве подают редкие сорта предпочитаемой новичком крови. Такие вечеринки, как легко понять, предназначены только для Вентру и обычно проводятся в эксклюзивных заведениях, способных обеспечить секретность и безопасность. Ходят слухи, что один своевольный князь как-то привел на подобную встречу свою любовницу из клана Малкавиан, но где именно это произошло, не указывается. Новоявленный член клана, окруженный роскошью, богатством и влиянием, чувствует, что отныне он и в самом деле стал частью некоего особого сообщества. Одновременно с этим потоки крови и толпящиеся вокруг ходячие трупы дают новичку понять, что сообщество это весьма опасно и зловредно.

Самостоятельное существование

После окончания вечеринки новообращенный возвращается в свое временное убежище, где проводит еще один – последний – день. Со следующей ночи он сам становится хозяином своей судьбе. Вентру больше не обвиняют его сира в промахах и ошибках ученика. Хотя многие новообращенные сохраняют тесную связь с сирами, отныне они могут общаться и соперничать с кем угодно, как в клане, так и за его пределами. Пройдя последнее испытание, новичок обретает некое влияние, тот фундамент, на котором он будет возводить свои dignitas и состояние. На короткое время им овладевает пьянящее, восхитительное ощущение.

Затем реальность напоминает о себе. Очень скоро новичок понимает, что все радости и товарищество его выпускного вечера остались позади, а на передний план выходят жестокость и твердость, свойственные внутренней политике Вентру. По ночам его терзает неугасимая жажда крови. У него нет ни власти, ни положения. Ему нужны союзники, связи и договоренности, которые позволят развиваться. Борьба, которую он вел во время агогэ, начинает казаться пустяком по сравнению с яростной свободой, в которую он погрузился. Но он готов к трудностям; без сомнения, он даже рад им. В конце концов, такова его кровь. Он – Вентру.
Правила и манеры

Податься гневу значит проявить невежливость. Невежливость – грех.

Вентру весьма серьезно относятся к этикету, в особенности при общении друг с другом. Разговаривая с кем-нибудь из грубоватых Сородичей, можно позабыть о высоком стиле, но в общении с уважаемыми соплеменниками требуется проявить как можно больше изысканности и почтительности. В конце концов, от них вы ожидаете ровно того же.

Уважение – вот что лежит в основе бесчисленных правил Вентру. Достоинства Сородича требуют, чтобы остальные считались с ними, сам же он, в свою очередь, будет воздавать должное всем, кто того заслуживает (это почти все члены клана Вентру или, по меньшей мере, пэры). Почтенный, благовоспитанный Аристократ даже помыслить не может о том, чтобы открыто нанести оскорбление уважаемому собрату или хотя бы отнестись к нему с пренебрежением. Подобное отношение будет скрыто глубоко в подтексте разговора. Только в том случае, если Вентру первым опустился до открытых оскорблений, пэры могут позволить себе отпустить ядовитые замечания. Такая перепалка доставляет им некое злобное удовольствие, хотя бы потому, что случается редко.
Правила этикета

Вентру, придающие большое значение знакам отличия и традициям, со временем разработали кодекс поведения настолько обширный, что для его записи понадобилось бы несколько увесистых томов (не то чтобы он был когда-нибудь записан). В нем можно найти самые разнообразные «рекомендации», начиная с того, какого цвета одежду следует надевать на собрания коллегии (темно-синий, серый или, если нет выбора, черный), и заканчивая указаниями по подбору подарков в честь ночи смерти (прекрасным выбором станут дорогие, но неброские украшения, а вот реликвии, относящиеся к дате Становления виновника торжества, могут вызвать неловкость, если только они не…). Все эти правила прекрасно решают следующие задачи: а) создают клану репутацию закостенелых консерваторов; б) гарантируют, что члены клана, движимые порывами своего «эго», не ввяжутся в кровавые свары с соплеменниками. Считается, что пункт «б» вполне окупает пункт «а». Ниже приведен список наиболее важных и распространенных правил, согласно которым Вентру строят свое поведение. Но самое важное правило гласит: убедись, что никто не сможет уличить тебя в открытом нарушении этих рекомендаций.
Приветствие и светская беседа

Всегда обращайтесь к другому Сородичу по званию, если таковое у него имеется. Если у него много званий, в смешанной компании предпочтительней использовать звания Камарильи. К Вентру, лишенному звания, следует обращаться по фамилии (например, господин Рубин, госпожа ДеКуниг).

Мужчинам пожимают руку, женщинам – целуют. Женщины протягивают мужчинам руку для поцелуя и целуют знакомых женщин в правую щеку.

Во всем уступайте старейшинам. Прежде чем заговорить, подождите, пока они обратят на вас внимание.

Ни в коем случае не прерывайте речь собрата по клану, даже если вы – старейшина.

Ни в коем случае не обижайтесь на старейшину, прервавшего вас, даже если это было сделано в грубой форме.

Разговаривая со старейшиной или слушая его, всегда смотрите ему в глаза. Тем самым вы продемонстрируете не только заинтересованность, но и веру в то, что он не будет использовать на вас дары Каина.

Личные дела и деловые интересы лучше оставить как есть – личными, если только Сородич первым не начал обсуждение.

Прочие Сородичи интересуются вашими успехами вовсе не так сильно, как, по вашему мнению, должны бы. Бахвальство вызывает раздражение.

Не повышайте голос, не используйте в речи бранные слова, не обесценивайте беседу иным образом.

Вместе с тем, избегайте общения по этому новомодному «Интернету».

Пищевые предпочтения Вентру – его личное дело. Об этом не спрашивают.
Собрания клана и коллегии

Председателем провозглашается самый высокопоставленный Вентру из всех присутствующих. Если двое присутствующих имеют одинаковое звание, председателем становится старший из них. Если старейший задерживается, не следует пренебрегать им из-за этой задержки.

Ходом собрания руководит младший помощник председателя (как правило, эдил), который намечает основные пункты обсуждения, предоставляет слово выступающим и следит за соблюдением протокола. Подобная система позволяет председательствующему Вентру не вникать в организационные подробности и сконцентрировать внимание на более важных вопросах (или просто спать, если такого будет его желание).

Список обсуждаемых вопросов составляется заранее и доводится до сведения всех участников собрания. Все отклонения от этого списка должны быть одобрены председательствующим Вентру.

При обсуждении каждого следующего вопроса первым слово берет Вентру с самой низкой должностью. Старейшины и равным им по положению участники могут вежливо прервать выступающего, задав ему вопрос или прокомментировав его слова. Остальные участники собрания должны подождать окончания выступления и задать вопросы не оратору, но тому Вентру, который руководит собранием (но не председателю).

Если возникает необходимость в голосовании, голоса собираются в том же порядке, от низших к высшим. По решению председателя может быть проведено тайное голосование.

В конце участники могут назвать темы, которые хотелось бы обсудить на следующем собрании, представив их на рассмотрение председателю.

Не прерывайте говорящих, не шутите над словами других участников собрания. Выкрики и грубая лексика недопустимы. Следите за своими эмоциями. Собрания – это официальные мероприятия, а не повод для веселья.
Появление на публике

Вентру всегда должны прилично одеваться и вести себя на публике с большим достоинством, вне зависимости от времени ночи или ситуации.

Ни в коем случае нельзя публично выражать несогласие со старейшиной, в особенности если рядом находятся младшие Вентру.

Аналогичным образом, не следует публично выражать несогласие с ровней или младшими собратьями. Мир должен видеть нашу сплоченность.

Ни при каких обстоятельствах не обсуждайте дела клана с чужаками.

Относитесь к другим членам Камарильи, к какому бы клану они ни принадлежали, с таким же уважением, которого ожидаете от них. Не опускайтесь на их уровень, не позволяйте вовлекать себя в обмен колкостями с бездельниками, избегайте непристойных ситуаций.
Дисциплины

Не воздействуйте волей или чарами на собрата по клану без крайней на то необходимости.

Если оный собрат пользуется уважением со стороны пэров, сложно представить себе ситуацию, в которой такое воздействие станет необходимостью.

Неприлично читать мысли, осквернять воспоминания и управлять чужими эмоциями, но иногда эти действия необходимы, если только объект воздействия – не Вентру.

Если старейшина требует впустить его в твой разум и действует при этом в пределах полномочий, не сопротивляйся ему.

Только князь, юстициар, стратег и претор (а также эфор, если вам доведется встретиться с ним) имеют право требовать впустить их в твой разум.
Помощь

Помогай Вентру, который обратился к тебе за помощью. Законы Взаимопомощи нерушимы.

Не выражай недовольство и не стыди собрата, обратившегося к тебе за помощью. Это его право и твоя обязанность.

Обращайся за помощью только в случае необходимости. Уважаемые Сородичи не любят впустую тратить время.

В светской беседе не принято напоминать об обращении за помощью.

Помни, что однажды тебе тоже может понадобиться поддержка со стороны собратьев, и веди себя соответствующим образом.

Разногласия и споры

Всему миру Вентру демонстрируют свое единство – по крайней мере, пытаются уверить в нем всех окружающих. Они заявляют о единстве духа и замыслов всего клана, стремящегося к великим целям, например, к сохранению Камарильи. Жесткие правила внутреннего этикета поддерживают создаваемый Аристократами образ. Сосредоточенные, вежливые Вентру кажутся ледяными статуями, всегда сохраняющими самоконтроль и соблюдающими клановую дисциплину. На самом же деле ситуация несколько отличается от желаемого образца. Вентру не хуже других кланов и сект Каинитов знают, что такое разногласия и яростное соперничество. Дети Каина по природе своей эмоциональны, завистливы, честолюбивы и злобны. Добавьте к этой взрывоопасной смеси одержимость личными dignitas, и вы удивитесь, почему клан Вентру до сих пор не развалился.

На текущий момент клан сохраняет цельность, в основном потому, что Вентру осознают: пока они вместе, они способны на многое. Поэтому возникает необходимость в продуманных до мелочей правилах поведения, жесткой иерархии и внутренних механизмах разрешения споров. Все эти факторы помогают Вентру работать сообща и не просто выживать как клан, но процветать. И все же под спокойной поверхностью бурлит опасный поток, который, вырвавшись, вовлечет Вентру в нескончаемые битвы Джихада.
Суды

Вентру давным-давно решили, что им нужен независимый суд, который сможет без применения насилия разрешать споры между соплеменниками. Также им была нужна система, которая позволила бы сохранить dignitas обеих сторон, понизив (или полностью устранив) раздражительность, которая охватывает вступивших в спор Вентру. В результате возникла существующая в наше время судебная система Вентру, специальный суд для разрешения разногласий, который является чем-то средним между площадкой для дебатов, третейским судом и публичным представлением.

У клана нет постоянных судов или судей. В случае необходимости любой входящий в иерархическую цепочку Сородич – то есть от пэра и выше – может обратиться к вышестоящему собрату с просьбой собрать суд. Для созыва суда надо, чтобы все стороны согласились с таким решением. Обычный Вентру не может заставить своего соплеменника предстать перед судом. Такая возможность есть только у эфоров. При этом старейшины могут посоветовать спорщикам решить свои проблемы с помощью пэров – совет, которому мудрые Вентру последуют без колебаний.

Затем спорщики выбирают председателя, который будет руководить слушаниями. Желательно, чтобы этот арбитр был по должности выше обоих участников спора, но в реальности можно прибегнуть к услугам равного по положению собрата. Мало кто из достойных Вентру согласится, чтобы председателем суда стал вампир ниже их по званию. Арбитр созывает суд, который обычно длится один вечер. Вход в зал суда открыт любому из проживающих в округе Вентру, и в тех случаях, когда разбирается дело двух могущественных Сородичей, помещение обычно бывает переполнено, так как на суд съезжаются вампиры, проживающие за сотни миль от города. Затем начинаются дебаты, в ходе которых каждая из сторон может озвучить свои доводы, вызвать свидетелей и продемонстрировать ораторские таланты.

Вентру подкрепляют свои доводы ссылками на исторические прецеденты и просят собратьев с исследовательским складом ума назвать подходящие к делу традиции, если сами не могут их обнаружить. Пока идет суд, Вентру всегда говорит сам за себя, он не может пригласить адвоката или просить совета у товарищей. Судья не опрашивает стороны, но спорщики сами могут поочередно задавать друг другу вопросы. Чтобы избежать невежливых и даже оскорбительных вопросов, все вопросы сначала задаются судье, который затем озвучивает их непосредственному адресату.

Когда все сказано и сделано, Вентру просят судью вынести решение по их делу. Судья удаляется, чтобы обдумать все услышанное и принять решение. Никто, даже эфор, не может обращаться к судье, пока он находится в раздумьях. Следующей ночью суд собирается снова, и судья оглашает принятое решение. Это решение является обязательным только в том случае, если оба спорщика согласятся с ним. Но несогласие ставит под сомнение dignitas судьи, а также заставляет заподозрить спорщика в двуличности и лживости. В конце концов, он уже обязался следовать указаниям суда. Только полный глупец способен отвергнуть решение суда, если, конечно, у него нет убедительного доказательства того, что суд был подкуплен или попал под чье-то влияние. И даже в этом случае ему лучше было бы обратиться с просьбой о назначении нового судьи и проведении повторного слушанья.

0

3

Молодость и старость

Как можно занять чье-то место в иерархии, если никто из вышестоящих собратьев не уходит в отставку? Коротким ответом будет «никак». Вентру или сам добивается положения, или надеется на Окончательную Смерть, которая освободит для него желаемое место. Такова цена, которую приходится платить за вечную не-жизнь.

Стеклянный потолок – вот на что чаще всего жалуются члены клана. Молодым Вентру некуда двигаться и негде развернуться. Все владения уже захвачены. Что же им делать? Старейшины снова и снова выслушивают подобные жалобы. Представители других кланов, в особенности слабо организованных, например, Бруха или Малкавианы, постоянно дразнят новообращенных Ветру этой ограниченностью. Сами новички чувствуют некоторую зажатость и подавленность. О, что за испытание – быть новообращенным в самом многообещающем клане Камарильи, бессмертным существом, способным подчинять своей воле и запугивать смертных силой мысли! Можно ли вообразить что-нибудь более ужасное?

На самом деле ситуация в клане всегда была такой, и ничто не предвещает изменений. С подобной проблемой сталкиваются все кланы Сородичей, но у Вентру она приобретает особую остроту из-за их жесткой иерархии, поощряющей честолюбивое стремление занять как можно более высокое положение. И все же на протяжении тысячелетий клан выдерживал это испытание, значит, выдержит его и в нынешние ночи. Так говорят старейшины.

Но старейшины могут ошибаться. За последние годы мир изменился, и Аристократам предстоит столкнуться с новыми трудностями. Изменились люди, которые становятся Сородичами. Смертные XXI века не хотят терпеливо ждать. Честолюбивым, сильным людям результат нужен не в этом десятилетии, а в этом году. «Молодняк» Вентру хочет все больше и больше – и как можно скорее.

К тому же сейчас в ночи бродит больше Вентру, чем в прежние времена. Частично этот рост вполне естественен, так как численность стада и Сородичей с веками увеличивается. Частично – нет. Учащающиеся нападения Шабаша, выход из Камарильи доблестного клана Гангрел и распространение истерических настроений среди Сородичей привели к тому, что Вентру стали обращать рекордное количество людей. В результате этого неосторожного шага у клана стало больше бойцов, готовых выполнять поручения старейшин, но эти бойцы честолюбивы и вряд ли удовлетворятся положением вечных слуг.
Поиск решения

Проблема противостояния стариков и юнцов сохраняется не только из-за безразличия старшего поколения, но и из-за того, что вот уже много веков никто не может решить ее. Задача кажется невыполнимой. У достигших определенного положения Вентру нет ни необходимости, ни желания отказываться от обретенного благополучия, а деятельные «прогрессисты» вовсе не жаждут поумерить амбиции. Многие считают, что только четкая иерархия клана, безупречные манеры Аристократов и слепое следование традициям позволяют до сих пор обойтись без кровопролития и внутренних раздоров.

Молодому Вентру предлагается единственное безусловно выполнимое решение, известное с давних лет: найти себе новую сферу деятельности. Молодые Вентру стараются прорваться на недавно открытие рынки или во вновь создаваемые сферы влияния (не забывая при этом о планировании и прогнозировании). У них есть некоторое преимущество перед другими кланами, претендующими на тот же кусок пирога: Вентру ощущают за собой поддержку всего клана. Старейшины всегда поощряют молодых собратьев, активно работающих ради расширения владений клана. Клан при этом становится сильнее, а молодежь перестает жаловаться на недостаток возможностей. Интернет, международная торговля, технологические новинки, даже развитие ранее бесперспективных рынков – вот откуда смышленые, готовые к нововведениям Вентру черпают ресурсы.

Время от времени членам клана приходится делать менее приятный выбор. Когда молодой Вентру становится слишком честолюбивым или же начинает излишне громко выражать недовольство, старейшина может решить, что с него хватит. Нет, речь не обязательно идет об Окончательной Смерти, ведь есть еще кровавые узы. Такая судьба поджидает нетерпеливых Вентру, которые часто даже не сразу понимают, что с ними происходит (для Сородича установление пищевых пристрастий отдельно взятого Вентру не составит больших проблем). Но насильственное наложение уз крови – это серьезное оскорбление, и едва ли тому, кто станет подобным образом манипулировать Проклятием Каина, удастся сохранить dignitas. Поэтому дать разрешение на такие действия могут только эфоры. Большинство Вентру считают узы крови крайней мерой, допустимой только в исключительных случаях.
Аутсайдеры

Некоторые люди просто не ладят с окружающими. Случается так, что Сородичи отказываются вступать в игру, несмотря на почтенного сира, жесткую систему агогэ и обходительных (по крайней мере, при личном общении) пэров. Они не хотят участвовать в политической жизни Камарильи или встраиваться в иерархию клана. На dignitas они плевать хотели. Упиваясь обретенным бессмертием (или проклиная его), они не желают работать в пределах системы и отправляются в свободное плавание. Вентру быстро отрекаются от этих мятежников, считая их чем-то вроде каитиффов или отступников (хотя последние не всегда соответствует истине).

Вентру, с пренебрежением относящийся к клану и осмелившийся публично продемонстрировать такое отношение, не может рассчитывать на привилегии, права и защиту, которые доступны его благонадежным соплеменникам. Собратья не только откажутся помогать изгнаннику, но и не пожалеют усилий, чтобы как можно сильнее осложнить ему не-жизнь. Хотя Традиции Камарильи по-прежнему защищают его – например, от нарушений Маскарада, - предприимчивые Вентру обычно находят способ разобраться с неугодным Сородичем. Почти половина наглецов исчезает в течение полугода после выхода из клана. Они или добровольно уходят в изгнание, или им помогают их бывшие собратья.

Если Вентру продемонстрирует искреннее раскаяние и станет умолять о прощении и милости, он может искупить свой проступок. Часто наказанием для него становятся полностью или частично наложенные узы крови. И даже в этом случае пройдет немало времени, прежде чем ему удастся вернуть ранее отвергнутое доверие Вентру. Но все же немало раскольников со временем возвращаются в клан, осознав, что мир хищников вовсе не так дружелюбен и безопасен, как им казалось, а у клана больше возможностей, чем у одиночек.
Клики

Помимо клановой иерархии, Вентру встраиваются и в социальные сети. Сородичи ищут тех, кто разделял бы их интересы, не только среди обитателей города, но и по всему миру. Хотя Вентру редко питают к собратьям нежные чувства или доверяют им, они ценят светские сборища, так как на них можно обменяться новостями, узнать о новых тенденциях и обзавестись полезными контактами. Встреча проходит удачней, если собираются пэры с общими интересами, так как Сородич, на время позабыв о ненависти, презрении, гневе, зависти и недоверии, может почувствовать расположение к тем, кто находится с ним в одной комнате.
Клубы дегустаторов

Будучи Сородичами с утонченными вкусами, Вентру ценят малейшие различия в витэ, даже в рамках действующих строгих ограничений. Смертные не одинаковы, и кровь от разных тел так же разнится между собой, как вино, изготовленное из урожаев разных виноградников. Бордо первого урожая несравнимо лучше продаваемого на розлив дешевого вина, и точно так же витэ человека, которых хорошо жил и питался или же является ярким представителем определенного типа, намного превосходит по своим достоинствам кровь из обычного «сосуда».

Вентру предпочитают не распространяться о своих пищевых пристрастиях, но рано или поздно Аристократы с одинаковыми предпочтениями узнают друг о друге. В плотно населенных регионах, таких, как Западная Европа или восточное побережье США, Вентру со схожими вкусами иногда собираются вместе, чтобы испить из избранных сосудов. Такие сообщества, называемые клубами дегустаторов, время от времени устраивают встречи, обычно для светского общения (хотя от политики и бизнеса никуда не деться), или даже только ради того, чтобы насладиться букетом редкостного витэ.

Собрания клубов дегустаторов обычно проходят в тайне даже от остальных Вентру, и редко когда в клубе состоит более шести вампиров. Постоянные члены клуба часто соперничают друг с другом, выясняя, кто из них сможет достать на «обед» самую вкусную кровь. Некоторые из клубов с давней историей, вот уже несколько веков устраивающие подобные встречи, даже выращивают и разводят «скот» с излюбленным типом крови. Например, в итальянском клубе, члены которого питаются только потомками арабских завоевателей Сицилии, состоит богатый Вентру, создавший себе имидж филантропа и историка-любителя. Он отбирает маленьких детей, принимая во внимание их происхождение, родословную и образ жизни, и усыновляет их или открывает для них трастовые фонды, дожидаясь, пока они достигнут зрелого возраста и станут пригодными для дегустации.

Разумеется, вступить в клуб дегустаторов можно только по приглашению. Только те, кто обладает достаточным благоразумием и чувствительным нёбом, могут надеяться когда-нибудь присоединиться к его членам. Секретность, окружающая членство в клубе, означает, что мало кто из посторонних Вентру знает о существовании клики. Так как между всеми ее участниками возникают узы родства или, по меньшей мере, товарищества, они заключают между собой тайные контракты и сделки, о которых прочие Сородичи и Вентру могут узнать далеко не сразу.
Шахматные клубы

Многие Вентру любят шахматы, не только как игру, но и как метафору жизни и не-жизни. Старшие Сородичи часто называют смертных пешками, политические решения - ходами, победу над соперником – матом и т .п. Даже гнусные Ласомбра признают за Вентру любовь к «игре царей». В самой игре таится интеллектуальная и культурная загадка, подпитывающая эго и чувства Вентру. Шахматы – это воплощение стратегии, игра, в которой случайности нет места. Ах, если бы можно было из ночи в ночи жить по ее правилам!

Если же отвлечься от метафор и размышлений, то придется признать: многим Вентру просто нравится играть в шахматы. Во многих городах Сородичи часто встречаются вечерами, чтобы сыграть партию и поговорить. Ночные турниры, время от времени устраиваемые в Элизиуме, позволяют Сородичам собраться, поболтать, затеять интригу и проверить свое мастерство в любимой настольной игре, находясь при этом в полностью подконтрольном пространстве. Считается, что Аристократу, увлеченному игрой (и любым другим делом), не подобает испытывать сильных эмоций или торжествовать по поводу победы. Каким бы возбуждением ни был охвачен Сородич, бурное проявление эмоций – будь то радость или горе – считается явным признаком подлого происхождения.

Чтобы проявить себя в шахматном сообществе Вентру, нужно приложить немало усилий. Вампиру приходится проводить за игрой много времени лишь для того, чтобы оставаться на одном уровне с другими игроками. Плохо играть в шахматы – это все равно, что надеть черный ремень под коричневые туфли или взять бокал с вином не за ножку. Если ты пришел играть, изволь играть хорошо. Для тех, кто увлечен игрой, партии приобретают огромное значение. Гроссмейстеры из числа Вентру часто решают споры не на дуэли или клановом суде, но за шахматной доской. Намного удобней найти приемлемое решение за честной игрой, чем в неразберихе битвы или хитросплетении политических интриг.

Хотя победы в турнирах нельзя сравнить с достижениями в реальном мире, Вентру с большим почтением относятся к хорошей игре и высоко ценят тех, кто умеет играть. На остальные игры, пусть даже не менее захватывающие и интеллектуальные, такие, как го, Вентру смотрят свысока. Шахматы воплощают в себе стиль, западные традиции и изящество, столь ценимые Вентру. Это их игра, и этим все сказано.
Олимпийцы

Большинство Вентру не считают отдельных людей достойными внимания. Для них смертные – лишь шестеренки в величественном механизме человечества. Поэтому многие члены клана (в особенности старейшины) охотно манипулируют людьми просто развлечения ради. Они стравливают людей подобно древним императорам, отправлявшим на арену гладиаторов, или, как сами они предпочитают думать, подобно богам, развязавшим войну между греками и троянцами. Между собой Вентру называют таких Сородичей олимпийцами – не за их богоподобную внешность, но за любовь к мелким, хотя и забавным проказам.

Так как на самом деле эти Вентру – вовсе не древние боги (по большей части), им редко удается стать настолько могущественными и влиятельными, чтобы стравить между собой два народа. В своих развлечениях они обычно ограничиваются отдельными людьми. Время от времени – раз в десять-двадцать лет – группы олимпийцев проводят встречи, чтобы развлечься или положить начало состязанию, которое будет длиться несколько лет. Обычно эти состязания бывают двух видов: человек против человека или человек против мира. В первом случае каждый из Сородичей выбирает себе фаворита. Затем каждый из игроков пытается изменить ситуацию так, чтобы его подопечный одержал победу над пешками других Вентру. Это испытание по форме редко напоминает жестокие гладиаторские бои или битву насмерть. Скорее, речь идет о достижении успеха в бизнесе, победе в суде или возможности оказать влияние на исход выборов.

В состязании «человек против мира» один из Вентру принимает сторону смертного. На бедолагу, попавшего в сети игры, обрушиваются все испытания Иова, так как остальные олимпийцы всячески вредят ему – его финансовому положению, юридическому статусу, психическому состоянию и положению в обществе. Его защитник-Вентру прилагает все усилия для того, чтобы помочь подопечному продержаться в течение заранее оговоренного времени. Обычно в таких состязаниях ставки доходят до невероятных размеров – на кон ставятся не только деньги, но и влияние, покровительство, статус и более редкие «награды».

Немало Вентру считают развлечения олимпийцев безвкусными и даже опасными. Но так как эти состязания нравятся многим старейшинам и уважаемым членам клана, никто и не думает их запрещать. До тех пор, пока Традиции – в особенности Маскарад – не нарушены, а интересы Вентру не задеты, клан относится к увлечениям олимпийцев как к безвредной, хотя и изрядно надоевшей причуде. В конце концов, жизнь отдельных смертных почти ничего не значит по сравнению с миром в целом.
Философы

Как правило, Вентру не тратят время на бесплодные размышления о неведомом. У них есть дела в реальном мире, и дела эти требуют внимания. Но кое-кто из них все же находит – или выкраивает – время для того, чтобы встретиться с товарищами и поговорить о загадках бытия. На проводимых время от времени встречах эти кабинетные философы обсуждают все те же старые проблемы, волновавшие Сородичей на протяжении многих тысячелетий. Кто мы? Кем был Каин? Мы прокляты? Что происходит с нашей человечностью? И так далее, и тому подобное.

Основное отличие философских кружков Вентру от остальных мыслителей из числа Сородичей состоит в том, что Вентру пытаются найти практическое применение своим дискуссиям и выводам. Они часто погружаются в жаркие споры о таких понятиях, как обязанность, долг, божественное право и dignitas, которые играют большую роль в жизни Вентру. Философы могут повысить моральный и интеллектуальный авторитет князя или иной власти в определенной сфере или же обосновать моральные принципы, способные повлиять на решение суда пэров. Подобно тому, как церковь смертных благословляла крестовые походы и войны, хитроумный философ может найти убедительное оправдание старейшине, решившему нанести удар по врагу или собрать воедино все свои силы.

Вентру с философским складом ума редко устраивают себе убежища в одном и том же городе. Иногда они отправляются в путь, чтобы пообщаться с единомышленниками, а в остальное время обмениваются письмами (или даже электронными сообщениями). Эти кружки мыслителей могут приобрести в регионе немалое влияние, если их члены буду выдвигать здравые философские концепции. Одному из самых известных таких кружков, клубу «Британский фонарь», приписывается большая часть политических решений английской ветви клана в XVII- XVIII веках. Власть его начала угасать только после того, как остальные осознали ее существование. Князья сочли членов клуба навязчивыми нахалами и, из чувства противоречия, стали отвергать все предлагаемые клубом идеи. Создается впечатление, что такое отношение к философам сохраняется и в наши дни. У мыслителей Вентру власть сохраняется только до тех пор, пока остальные не подозревают о ней. Затем она исчезает или же за нее приходится платить…
Сплетники

Сородичи живут на всем земном шаре и относятся к самым разным культурам, но при этом их сообщество по сравнению с миром смертных весьма невелико. Будучи частью мира вампиров, сообщество Вентру отличается еще меньшими размерами и большей замкнутостью. К тому же клан Вентру считается самым сплоченным кланом после Тремер и производит впечатление общности, члены которой или непосредственно знакомы друг с другом, или знают тех, кто знаком с остальными соплеменниками. Чтобы связать друг с другом членов этого благородного клана, не понадобится даже «трех рукопожатий».

Как известно всем, кто учился в школе или работал в офисе, близкое общение порождает не только презрение, но и сплетни. Вентру, несмотря на все их благородство и безупречные манеры, сплетничают так же охотно, как и все остальные разумные существа. На самом деле в любви к сплетням Вентру уступают разве что злоязыким Тореадорам. Разумеется, Вентру пытаются извлечь из сплетен некоторую практическую пользу (как и почти из всех своих занятий), поэтому говорят в основном о политике, бизнесе и dignitas, не особо интересуясь тем, кто и с кем разделил кровь, а кто со зла дал Становление подопечному своего соперника.

Компании сплетников (которых порою уничижительно именуют «гусиными стаями») можно найти на любом уровне клановой структуры. В сообществе Вентру, состоящем из союзников, кровных родичей и деловых партнеров, распространению информации и слухов отдаются с той же страстью, что и в Интернете, и так было на протяжении тысячелетий. Члены этих групп могут относиться друг к другу с прохладцей и недоверием, но все они придерживаются распространенного мнения: обмен информаций приносит пользу всем участникам. Большинство Вентру старается присоединиться хотя бы к одной из таких компаний, а некоторые из Сородичей с обширными связями состоят в дюжинах «стай».

Обмен информацией обычно происходит на светских мероприятиях, а также посредством писем, электронных сообщений, телефонных звонков и посыльных. Общество не налагает на такие компании никаких обязательств, не вынуждает их следовать правилам и соответствовать стандартам. Скорее, члены «стай» по обоюдному согласию решают обмениваться всей полученной информацией. При этом все понимают – хотя и не озвучивают, - что никто не станет разглашать информацию, способную повредить его интересам. Разумеется, остальным членам группы такая мелочь, как возможное причинение неудобства сотоварищу по увлечениям, разглашать секреты не мешает. Такова жестокая реальность не-жизни заядлого сплетника.
Дипломаты

Когда дело доходит до воплощения взятой на себя роли вождей в сообществе Каинитов, клан Вентру сталкивается с определенными трудностями. По большей части остальные Сородичи им не нравятся. Многие Вентру, увлеченные собой, своими повадками, хорошими манерами и внешностью, не слишком жалуют менее удачливых собратьев. Они стараются быть настолько любезными, насколько это возможно – или насколько это необходимо. И все же более свободомыслящие Вентру проявляют интерес к другим кланам и пытаются наладить отношения между вождями и последователями. Таких деятелей клан называет дипломатами.

Дипломаты не объединяются в «группы по интересам», а, скорее, ищут единомышленников на всех уровнях клана. У них редко проводятся официальные или даже неофициальные встречи, хотя они и стараются извещать товарищей о своих успехах и достижениях. У них нет официального статуса, термин «дипломат» никогда не используется при общении за пределами клана, а в разговорах между Вентру ему часто придают насмешливый или иронический оттенок. Для всего остального сообщества Сородичей они – обходительные, хотя, возможно, излишне болтливые Вентру.

Чем же в таком случае занимаются дипломаты? Ответ очевиден – они налаживают отношения. Они показывают остальной Камарилье, что Вентру – вовсе не напыщенные снобы, заботящиеся исключительно о собственной силе, положении и престиже. Эти общительные Аристократы интересуются проблемами и мнениями других кланов и предлагают озвучить их просьбы тем из Вентру, кто наделен властью. Хотя они не наделены официальными полномочиями и в целом разделяют установки всех Вентру, добрые слова, обращенные к представителям менее удачливых кланов, позволяют сгладить шероховатости, возникающие при еженощном общении.

Никто не проходит специальную подготовку, готовясь стать дипломатом, и даже не ставит перед собой подобной цели. Дипломатами становятся непроизвольно, когда выясняется, что некий Вентру может вполне успешно общаться с выходцами из других кланов. Такое поведение не остается незамеченным. Старейшины могут попросить этого Вентру продолжить общение или даже расширить контакты, иными словами, взять на себя роль «специалиста по связям с общественностью». В результате Сородич становится кем-то вроде тайного, но весьма умелого миссионера. Остальные кланы могут обращаться к нему и говорить с ним.

Дипломаты обычно обладают схожим мировоззрением и общаются друг с другом намного успешней, чем с остальными Вентру. Обычно они крайне озабочены общественным мнением и выступают против действий, которые могли бы повредить репутации клана в глазах остальной Камарильи. Часто они работают сообща и обмениваются посланиями и информацией, стремясь укрепить положение Вентру среди остальных кланов. Например, Аристократ, находящийся в хороших отношениях с кланом Бруха, может помочь товарищу избежать гнева со стороны разъяренного Бруха, в ответ заручившись поддержкой на случай столкновений с Носферату. Хотя тесное общение с чужаками бросает тень на репутацию вампира, польза, которую он порою приносит пэрам, в конце концов работает на увеличение его dignitas.
Новаторы

В клане постоянно раздаются жалобы: старейшины подгребли под себя всю власть и влияние; они захватили самые стоящие домены. Молодежь не может подняться по иерархической лестнице без того, чтобы кого-нибудь из старших соплеменников не настигла Окончательная Смерть, а такой судьбы своему сородичу не пожелает ни один уважающий себя Вентру. Чтобы найти себе место в мире и обрести присущие их положению dignitas, многие юные Вентру объединяются в клики, частично – ради обретения некоторых преимуществ, частично – помня о поговорке «один в поле не воин».

Старейшины и служители часто называют таких юнцов новаторами – первые с долей изумления, вторые совершенно искренне. Новаторы считают себя будущим клана (что не обязательно соответствует истине), той движущей силой, которая может привести Вентру к нужным результатам (что вполне вероятно). В большинстве случаев эти группы обладают энергией и страстностью революционной ячейки или начинающего дельца. Опьяненные внезапно обретенной силой, готовые оставить свой след в мире, они предаются совместным мечтам и строят планы, надеясь достичь желанной цели.

По большей части встречи этих групп напоминают «летучки», на которых юные Вентру могут высказать свои обиды, не опасаясь оскорбить старейшин. Новаторы следят за соблюдением секретности намного строже большинства общественных объединений Вентру. Они настаивают на том, что информацию об их встречах нельзя разглашать, как нельзя разглашать содержание исповеди или закрытого заседания совета директоров. Лишившись закрытости, такие группы перестали бы играть роль слабительного средства. Старейшины по-разному относятся к этой таинственности. Некоторые из них прибегают к помощи соглядатаев или следящих устройств, пытаясь узнать, что происходит на встречах. Другие, более уверенные в собственных силах и положении, оставляют за новообращенными свободу действий. Рано или поздно они выйдут из возраста игр.

И в самом деле, со временем почти все такие группы распадаются. Через несколько лет большинство Сородичей начинает постепенно отходить от новаторов. К этому времени они уже успевают обзавестись собственными владениями, обязанностями и даже потомками, за которыми надо присматривать. К тому же, ни один Вентру, претендующий на достойное положение, не захочет, чтобы его связывали с подобными юношескими объединениями, поэтому, если он хочет казаться сильным, ему надо отречься от этих младотурков.

И все же время от времени группе новаторов удается проявить себя, как это случилось с кружком на Западном побережье, который десять с лишним лет назад проявил интерес к компьютерной промышленности, или с группой, пять веков назад отправившейся в Новый Свет. Добившись положения и dignitas, к которым они так долго стремились, новаторы обычно становятся теми, против кого недавно выступали: уважаемыми Вентру, обремененными владениями и властью, которые надо охранять от нового поколения юных новаторов, стремящихся захватить их.

Вентру и мир смертных

Вентру, как и все прочие Сородичи, существуют одновременно в двух мирах. В первую очередь, они – часть мира Сородичей и кланов, мира, в котором секты и города схлестываются в битвах после наступления темноты, мира, в котором Сородичи, и в особенности Вентру, проводят большую часть времени. Но они также и часть мира смертных, который называют то реальным миром, то миром спящих, то миром черни, то просто – человечеством. Он окружает Сородичей, влияет на все их действия и, фактически, является площадкой для всех их схваток и побед. Смертные – это земля, по которой ходят Сородичи, это деньги на их счетах, это кровь, поддерживающая их существование. Без смертных мир вампиров был бы невозможен, как бы ни пытались Сородичи отрицать это.

Вентру охотно признают власть и влияние людей в обоих мирах. Вся организационная мощь Камарильи предназначена для защиты Сородичей от мстительного зверя по прозванию человечество. Инквизиция преподала хороший урок. Вместе с тем, многие Вентру считают, что Сородичи во всем превосходят стадо, а сами они во всем превосходят Сородичей (пусть и не безмерно). Но как же им удается примирить два таких разных подхода: страх перед людьми и чуть ли не полное пренебрежение ими? Очень просто. Они уважают организации и не обращают внимания на отдельных людей.

Подобное отношение тревожит многих Сородичей. Они утверждают, что такие взгляды немногим отличаются от доктрины кровожадного Шабаша, говорят, что Сородичи – не боги, им не позволено играть жизнями смертных. Такое «мягкосердечие» обычно встречается насмешками и высокомерными взглядами. Вентру не презирают мир смертных, они относятся к нему как к полезному инструменту или обязательному ритуалу, примерно как смертные относятся к процессу питания и уборке мусора.
Сила организаций

Сила человечества заключена в его многочисленности. В одиночку человек не может противостоять даже самому юному из Сородичей. Небольшие группы людей ничего не могут противопоставить пугающим силам старейшин. Но армии, неуправляемые толпы и общественные движения сметут все на своем пути. У стада есть замечательная особенность – они могут работать вместе, чего не дано большинству Сородичей. Они охотно подчиняют себя стремлению к высшей цели или (в крайнем случае) склоняются перед сильным владыкой. Вентру восхищаются присущим смертным умением подавить собственные «я» и пренебречь своими нуждами и желаниями.

На самом деле Вентру пытаются добиться того же как от клана, так и от Камарильи в целом. Они могут похвастаться некоторыми успехами, но борьба с хаосом и алчностью еще далека от завершения. Совсем недавно Камарилья, это излюбленное детище Вентру, пережила серьезный удар: уход клана Гангрел. Одновременно с этим, междоусобные схватки и трения в клане не позволяют Вентру сообща работать в полную мощность. Даже Тремер, с их легендарной иерархической структурой, не могут добиться дисциплины, духа сотрудничества и преданности, которые царят в армиях постиндустриальных государств.

Итак, Вентру с большим уважением относятся к человеческим организациям и даже побаиваются их. Хотя они могут повлиять на ключевые фигуры в группе, группа в целом продолжит движение к цели и власти. Изменение результатов местных выборов не разрушат демократию. Подкуп судьи или полицейского не приведет к развалу системы правосудия. Шантаж священника не помешает процветанию Церкви. На место убитого солдата встанет новый, потрясая ружьем. Идея и организация – это нечто большее, чем просто сумма составляющих частей, и Вентру вынуждены считаться с этой силой. Взаимодействие с объединившимися людьми и подавление их пугающей энергии требуют множества усилий, невероятной хитрости и несокрушимой силы воли. Вентру в прошлом уже справлялись с этой задачей, они управляли целыми системами, пытаясь с их помощью достичь собственных целей, но работа их никогда не была легкой. Это все равно, что играть с огнем. Стоит на краткий миг забыть об осторожности, и огонь обожжет своего повелителя.

Бессилие отдельных людей

С другой стороны, отдельно взятый человек ничего не значит. В отличие от большинства членов Шабаша, которые смотрят на людей как на еду, Вентру не питают уважения к людям из-за особенностей их разума. Вентру превосходно владеют Дисциплинами, позволяющими формировать, менять и стирать мысли и эмоции других существ. Никакой другой клан не сравнится с ними в этом умении. Даже самый юный Аристократ быстро учится влиять на разум людей. Зрелые служители и старейшины Вентру в буквально смысле слова могут управлять всеми действиями и мыслями человека, если в том возникнет потребность. Как можно уважать существо, с разумом которого ты можешь делать все, что заблагорассудится?

Подобное высокомерие у Вентру возникает безо всяких усилий с их стороны, и они всячески его поддерживают. Некоторая доля самоуверенности, убежденности в своих силах и ощущения собственного превосходства может сослужить хорошую службу, особенно когда речь заходит о техниках ментального и эмоционального контроля. Если Вентру хочет уверенно пользоваться своей Дисциплиной, ему просто необходимо чувствовать, что он может с легкостью захватить разум смертного. Подобное отношение лишь усиливает имеющиеся у Вентру предубеждения.

Клановая культура поощряет пренебрежительное отношение к отдельным «сосудам». Вентру редко называют людей по имени, разве что в случае крайней необходимости. Обычно в разговорах о делах смертных они используют названия организаций. «В Чейз-банке открылись новые интересные возможности» или «Из ратуши сообщают, что наше предложение будет принято». Если они говорят об отдельных людях, обычно называется звание человека или должность, если у него нет звания. «Полицейский не доставит нам хлопот» или «Мой информатор сообщил мне о новом поставщике в нашем регионе». Лишенные имен люди становятся взаимозаменяемыми. Не важно, кто из смертных играет ту или иную роль, главное, чтобы Вентру мог определить, к какой части обширной людской сети этот человек относится.

Однако, не стоит думать, будто Вентру вовсе не интересуются отдельно взятыми представителями человечества. Разумеется, им известны имена влиятельных людей, на изучение их личностей, биографий и слабостей Вентру готовы потратить немало времени. И все же они смотрят на этих людей сквозь вуаль презрения. Вот этот человек, слабый, как и все люди, наделен еще вот такими слабыми и сильными сторонами. В конце концов, «он всего лишь скот, а его кровь и имущество будут моими, захоти я того».
О влиянии, власти и контроле

Одним из самых известных заблуждений относительно Вентру, распространенном в том числе и среди молодняка клана, является вера в то, что они якобы управляют человечеством. Сама мысль о том, что несколько Сородичей, пусть даже весьма могущественных, могут управлять огромными человеческими организациями, вызывает у старейшин горькую усмешку. Они знают, где лежит предел их возможностям. Может быть, некогда князь Вентру и в самом деле мог управлять всей жизнью своего города. Но ночи, когда Вентру пятого поколения правили греческими городами с населением в 30000 человек, давно остались в прошлом. Сегодня в человеческих городах проживают миллионы людей, в странах – сотни миллионов. О контроле над таким множеством людей можно только мечтать.

Даже на местном уровне – например, в полицейском департаменте или муниципалитете, - полный контроль невозможен. Вампир, пробуждаясь от дневного сна, не может нажать на кнопку с надписью «арест приспешников моего соперника». Прежде всего, подобный открытый захват власти запрещен Маскарадом, но даже если бы никаких ограничений не существовало, большинство не справилось бы с задачей. Стадо чувствует, когда что-то идет не так в большом масштабе. Несколько попавшихся на взятке полицейских или политик, сфотографированный в кожаных ремнях и с забитым кокаином носом, не кажутся чем-то невероятным или исключительным. Но если целая система перейдет на службу Сородичу или клану, вызванное этим переходом потрясение заставит людей насторожиться. Дело даже не в том, что практически невозможно достичь полного контроля, длящегося хотя бы несколько ночей. Дело в том, что подобные мечты попахивают глупостью.

Влияние. Вентру хорошо понимают, что такое влияние, и используют его. Дело в том, что контроль часто доставляет больше хлопот, чем приносит пользы. Даже Вентру, с их предприятиями и прочими связями в мире смертных, не особо интересуются жизнью большинства людей. Зачем пытаться управлять, тратить время и силы на то, с чем ты можешь столкнуться раз в год – а то и в десять лет? Лучше уж найти несколько действенных рычагов, людей, на которых можно нажать, если потребуется повлиять на события.

Что же, в таком случае, представляет собой влияние? Это знакомство с клерком из архива, который выдаст вам нужную информацию в обмен на несколько баксов или ключи от «Мерседеса», чтобы покататься на выходных. Это обязанный вам вахтер, у которого есть ключи от всех дверей. Это возможность перечислить некую сумму на номерной счет в банке и добиться того, что конгрессмен проголосует против законопроекта. Это знакомая проститутка, которая заставит полицейского дважды подумать, прежде чем составлять рапорт о происшествии. Это даже может быть служащий корпорации, которого вы сделали гулем, связав его узами крови. Влияние обычно незаметно и не требует больших усилий для поддержания. Вам не нужно просиживать ночи в ратуше, растопыривать руки и угрожающе шевелить когтистыми пальцами. Все, что вам нужно – это знать, за какой нерв потянуть, на какую кнопку нажать, чтобы получить желаемый результат.
Власть и способности

Власть - вот еще одно слово, практически полностью утратившее значение, по крайней мере, то значение, которое в него некогда вкладывали. В буквальном смысле слова власть означает возможность что-то сделать, добиться какого-то результата. Старейшина скажет вам, что единственная власть, которой он в самом деле обладает, неразрывно связана с его личностью. Солдаты могут дезертировать, знакомые – исчезнуть, а агенты – предать вас. На самом деле вы не контролируете никого, кроме себя самого. Вы можете подталкивать других людей в нужном вам направлении – иногда очень настойчиво подталкивать, - но в конечном итоге это они, а не вы, совершают действие, каким бы оно ни было.

Аналогичным образом, клан платит определенную цену за использование своих ментальных и эмоциональных возможностей. Постоянное использование Дисциплин применительно к одним и тем же объектам со временем приводит к одному из двух результатов. Жертвы или становятся весьма несговорчивыми, подозрительными и опасными, или же впадают в полную ментальную и эмоциональную зависимость от вампира. Первый исход очевидно нежелателен, но и второй немногим лучше. Смертные марионетки, утратившие инициативность и свободу воли, менее предприимчивы, чем их полноценные собратья, и часто вызывают ненужные подозрения у коллег и друзей. Более того, на Дисциплины тратятся время, энергия и силы, которые Вентру мог бы употребить на что-нибудь еще. Использование вампирских умений оставляет заметный след, который внимательный Сородич может считать без особого труда. Стоит ли прибегать к столь негибким методам, оповещая Тремеров или Шабаш о том, кто именно находится под вашим влиянием? Наконец, Дисциплины – это последнее, крайнее средство в арсенале клана; их использование означает, что решить проблему другими, более изящными методами не удалось. Элегантные Вентру ненавидят столь вульгарные «козырные карты», лишающие их возможности выбора.

Мудрые Вентру предпочитают приберегать свои силы на крайний случай, выжидая и подготавливая момент, когда использование крохотной частицы энергии позволит добиться максимального эффекта. До тех пор они обходятся иными средствами. Владельцам крупных состояний в большинстве случаев проще купить нужное им решение. С другой стороны, угроза чьим-то финансовым интересам иногда оказывается еще более убедительным стимулом, чем деньги. Обмен услугами, quid pro quo, срабатывает там, где деньги бессильны. Если этих методов убеждения окажется недостаточно, можно прибегнуть к угрозам (но не насилию). И только в том случае, когда все эти способы окажутся неэффективными, умный Аристократ воспользуется своими способностями, чтобы достичь желанной цели.

Путь к власти: учебник для начинающих Вентру

Но как же юному Вентру научиться выбирать между кнутом и пряником, чтобы уподобиться давно овладевшим этим искусством старейшинам? Основы этого умения закладываются в период агогэ, когда ученик знакомится с разными подходами к вопросу, набор которых во многом зависит от личности учителя. Так или иначе, но почти все члены клана признают некие общие принципы. Неудивительно, что Вентру, создавшие так много традиций, выработали «приемлемый» путь к власти. Хотя не все юные Вентру следуют предлагаемым ниже курсом, многих он вполне устраивает. И оценивают их в основном по тому, насколько удачно у них получается идти по выбранному маршруту.
Закладка фундамента

Закладка основ благосостояния начинается на последних этапах агогэ. Вентру отправляется в свободное плавание, чтобы обрести источники своей будущей власти и влияния. Прежде всего, до того, как двинуться дальше, Вентру должен найти себе надежное, респектабельное и удобное убежище. Пэры придают большое значение обстановке, окружающей их товарища. Убежище должно быть таким, чтобы в нем не стыдно было принять старейшин, сира и просителей (хотя старейшины едва ли пожалуют в гости к молодому собрату, их слуги вполне могут заглянуть к нему). Подходящими вариантами считаются особняки, фешенебельные квартиры, даже элитные клубы. В дополнение к этому известному (по крайней мере, среди Сородичей) убежищу уважающий себя Вентру должен обзавестись несколькими тайными, безопасными укрытиями. На самом деле некоторые Аристократы никогда не спят в официальных «убежищах», сохраняя их за собой только для видимости.

По возможности, все в убежище должно быть законно, оплачено и не обременено дополнительными условиями. Чем меньше у смертных поводов заглядывать в ваш дом, тем лучше. Многие молодые Вентру берут традиционную ипотеку на приобретение жилища, как для того, чтобы избежать ненужных подозрений, так и потому, что у них не хватает наличных средств для покупки достойного убежища.

Обговаривая цену, оформляя кредиты и решая прочие финансовые вопросы, не следует забывать о благоразумии. Если вы загипнотизируете агента по торговле недвижимостью и заставите его продать вам дом за четверть цены, могут возникнуть подозрения, но несколько вежливых слов и чарующих улыбок могут убедить его назвать минимально возможную цену и даже немного снизить ее. Точно так же можно уговорить продавца заключить сделку именно с Сородичем, вне зависимости от того, кто еще хотел бы приобрести дом.

Эти способности понадобятся Сородичу и в дальнейшем, когда в конструкцию убежища будут внесены некоторые изменения (в целях безопасности и защиты от света), о которых инспектору технадзора лучше не знать или забыть. Это же правило распространяется и на подрядчиков, сооружавших тайные комнаты или устанавливавших системы безопасности. Явные провалы в памяти вызовут множество вопросов и подозрений. Чтобы заплатить подрядчикам сверх оговоренной суммы и пояснить, что в подвале вы хотите обустроить «игровую комнату», а не «надежное убежище для вампира», нужно обладать тактом, но такой подход более чем оправдан. К тому же подрядчики выполнят работу быстрее и дешевле, если их заказчик не будет общаться с ними речевыми сообщениями и пугать их сверхъестественными силами.
Безопасное питание

Позаботившись о месте для сна, Вентру должен заняться поисками крови. Для Вентру эта задача сложнее, чем для представителей остальных кланов. Пищевые ограничения могут сильно осложнить не-жизнь. Более того, стоит врагам узнать об этих ограничениях, и дела могут пойти совсем плохо. Каждому юному Вентру нужно найти «стадо», от которого он постоянно будет питаться, и позаботиться о запасных источниках пищи на случай чрезвычайных ситуаций.

Чтобы собрать «стадо», требуется время. Чем обширней список потенциальных кандидатов, чем лучше, поэтому прагматичные Вентру пользуются каждой возможностью, чтобы сблизиться с подходящими смертными. Для этого им часто приходится тратить время и силы на мероприятия, клубы и светские сборища, которые в другом случае не вызвали бы у них ни малейшего интереса. Хитроумные Вентру всегда находят способ обратить такое времяпровождение себе на пользу. В общем-то, к этому их вынуждают обстоятельства, так как стоит кому-нибудь заметить Вентру, который без явной выгоды проводит время в компании смертных определенного типа, и вычислить истинную причину его поведения не составит труда.

Чтобы скрыть свои пищевые предпочтения от прозорливых Сородичей, многие Вентру примыкают к более крупным светским компаниям или обществам, среди членов которых можно найти и носителей нужного им типа крови. Так как Вентру охотно поддерживают контакты с миром смертных и общаются с самыми разнообразными компаниями и группами людей, определить, кто именно служит для них источником крови, бывает довольно затруднительно. Здравомыслящие Вентру порою намеками дают понять, что питаются кровью людей, которые на самом деле никогда не смогли бы стать для них источниками пищи, тем самым сбивая с толку возможных противников.

На случай непредвиденных обстоятельств, у Вентру всегда должен быть под рукой запас нужного типа крови – в безопасном месте или человеке. Решить эту задачу может, например, доверенный помощник. Большинство Вентру хранит запас крови у себя в убежищах. Те, кто может себе это позволить, держат в убежище людей с нужным типом крови, чтобы они всегда были в пределах доступа. Жестокосердные Вентру иногда даже погружают своих потенциальных «доноров» в кому и хранят их в кладовых с больничным оборудованием. Но такие «палаты интенсивной терапии» лучше держать в тайне, не только для того, чтобы обезопасить запасы крови, но и чтобы отвадить любопытных смертных, которым вдруг захочется узнать, что за тела лежат у вас в доме.
Власть денег

Часто, хотя и не всегда, Вентру вступают в не-жизнь с уже имеющимися у них ресурсами. Но, хотя двухэтажный дом и гараж на четыре автомобиля могут произвести впечатление на коллег по работе, клан миллионеров этим не удивишь. Пришло время покинуть кабинет, забыть о 401(k)9 и приступить к накоплению серьезного инвестиционного капитала.

Деньги для Вентру имеют очень большое значение. В клане они выполняют примерно такую же роль, как и в мире смертных: служат показателем статуса, власти и успешности. Вентру без солидного капитала не может считаться успешным, по крайней мере, на первый взгляд. В то же время деньги вообще не важны. Большинство Вентру, в особенности из числа высокопоставленных Сородичей, уверены в этом. У них в течение долгого времени было так много денег, что они уже не осознают, как эти деньги зарабатываются, и не переживают из-за трат. Скорее всего, деньги на приобретение желаемого у них найдутся. Именно к такому положению вещей предлагается стремиться юным Вентру: денег должно быть так много, чтобы о них можно было не думать.

Разумеется, эту цель легче сформулировать, чем достичь. Инвестиции начинают приносить доход далеко не сразу, компании не превращают вкладчиков в миллионеров за одну ночь, даже если в эту ночь проходили непредсказуемые торги по Интернету. Все традиционные способы обрести богатство, придуманные смертными, годятся и для Вентру; а из-за того, что у Сородичей есть время, чтобы переждать неблагоприятные рыночные условия, эти способы становятся еще более эффективными. Но инвестиции вам ничем не помогут, если у вас нет первоначального капитала. По счастью, у Вентру есть и иные активы, к тому же существуют старые, давно проверенные способы финансирования будущей карьеры Сородича.

На самом первом этапе Вентру может попросту украсть деньги. Воровство считается занятием позорным, недостойным и подлым, но иногда без него не обойтись. Зайдите в универсам, продуктовый магазин, винную лавку или бар. Посмотрите в глаза человеку, стоящему за прилавком, и прикажите ему отдать вам деньги; под раздачу все равно попадет этот человек, если только у Вентру такое поведение не войдет в привычку. Помните о камерах слежения и не повторяйте этот фокус дважды, хотя в трудные времена он сгодится. Недостатком этого способа – помимо его позорности – является то, что так практически невозможно получить настоящие, устраивающие Вентру суммы. Вентру ворочают миллионами, а не десяти- и двадцатидолларовыми купюрами.

К счастью, богатых людей можно обмануть и заставить раскошелиться. Богач может расстаться с деньгами по одной из сотни причин, не вызывающих никаких подозрений. Сейчас Вентру предпочитают благотворительность и политические взносы. В обоих случаях умело построенный разговор или личное обаяние приводят к тому, что человек берется за чековую книжку, в особенности если переговоры идут под хорошо выдержанное вино и изысканные угощения, предложенные просителем. Более традиционным, но от этого не менее ценным источником средств остается Церковь, куда верующие охотно (помня о вычетах из налогооблагаемой базы) несут свои пожертвования. Преимуществом всех этих методов является то, что люди не ожидают никаких материальных благ в обмен на деньги. Они уверены, что приобретают политическое влияние, спасение, хорошие отзывы в прессе, или дают деньги просто потому, что хотят почувствовать себя хорошими. Мало кто проверяет, на что идут эти деньги.

Не удивительно, что большинство Вентру входит в совет директоров как минимум одного благотворительного фонда. Но лучшей и самой прибыльной дойной коровой всегда был и остается бизнес. Если у Вентру есть бизнес-план и начальный капитал, он может добиться чего угодно. Нужны новые инвесторы для начинающей компании? Переговоры с потенциальным партнером зашли в тупик? Трудности с подбором кадров? Хитроумный Вентру может решить все эти и сотни других проблем за столом переговоров. Такт и хорошие манеры никогда не мешали Вентру стоять во главе неофициальной иерархии Сородичей.

Потомок известного или влиятельного члена клана может даже рассчитывать на «заем» из сундуков Вентру или с личных счетов наставника. Хотя многие Вентру сочтут подобное злоупотребление родственными связями мошенничеством, эти же самые Вентру без колебаний поступили бы точно так же, будь у них такая возможность. Некоторые сиры могут отказать в просьбе, желая, чтобы их потомки проявили себя. Другие охотно предоставят требуемые средства, рассчитывая, что в будущем это позволит им окунуться в сияние dignitas своих подопечных и вызвать зависть у пэров.

На все это требуется время, хотя и не так много, как может показаться. В течение двух лет после Становления большинство птенцов обретают богатство (если не имели его ранее). Через десять лет все, за исключением самых недалеких (или самых беспечных), управляют состояниями в миллионы долларов. Это обычная ситуация. Если через двадцать лет после Становления у вас не так много денег, чтобы можно было навсегда забыть о них, что-то с вами не в порядке.
Слуги

В отличие от многих кланов, Вентру иногда напрямую нанимают на службу большое количество смертных. Довольно запутанная клановая система соподчинения объединяет в десять раз больше людей, чем Сородичей, и это еще не считая тех тысяч смертных, на которых распространяется влияние отдельных Вентру. Подобная ситуация сложилась по двум причинам. Во-первых, Вентру не испытывают по отношению к смертным такого страха, как остальные Сородичи… или который должны были бы испытывать. Хотя никто из вампиров в этом не признается, но большинство Каинитов рядом со стадом чувствуют себя неуютно. Они боятся допустить какую-нибудь ошибку и выдать себя, вызвав гнев вооруженной факелами толпы. Вентру меньше боятся людей потому, что работают с ними, и часто смотрят на Детей Сифа с высокомерием, граничащим с беспечностью или неосторожностью. Как они говорят, знание порождает презрение; у многих надменных Вентру неприязнь к людям переходит всякие границы.

В определенный период не-жизни практически у всех Вентру возникает потребность в надежных смертных прислужниках. Ему могут понадобиться юристы, бухгалтеры и менеджеры, чтобы управлять его имуществом. По большей части это обычные люди, которые не подозревают, что они работают на Сородича или на необычного предпринимателя. Богатые Вентру нанимают этих бумагомарателей дюжинами, отдавая им в управление отдельные части собственности, при этом люди могут даже не знать о существовании друг друга. Их наем и увольнение ничем не отличаются от таких же процедур в мире смертных.

Более опасны те люди, с которыми Вентру работают в непосредственной близости. Те мужчины и женщины, которые выполняют их прямые пожелания, управляют их владениями и озвучивают их ультиматумы. Хотя обычно они ничего или почти ничего не знают об истинной природе Сородича, они уверены, что работают на очень богатого, влиятельного и скрытного работодателя. Как правило, эти сотрудники весьма талантливы, изобретательны и получают за свои услуги приличные суммы. Мудрые Вентру практически всегда знают, чем можно удержать таких людей в своей власти: или дарами Каина, или более приземленными средствами, такими, как шантаж, пусть даже данные для него будут полностью сфабрикованными. Эти рычаги влияния не предназначены для того, чтобы подталкивать сотрудника к действию (у него должно быть желание работать на Сородича); они нужны на крайний случай, когда человек выходит из подчинения.

И, наконец, не стоит забывать о самых доверенных слугах, которые прекрасно осведомлены о сущности хозяина. Раскрытие своей вампирской природы не просто нарушает правила Маскарада, но и ставит под угрозу само существование Сородича. Вентру должны быть полностью уверены в слугах и не забывать о том, что из-за доверия к этим людям «ожидаемый риск потерь» возрастает вдвое. Намного проще найти нового слугу, чем разобраться с последствиями предательства. Иногда эти слуги работают на Сородича в надежде – явной или тайной, - что рано или поздно хозяин даст им становление. Порою именно так и происходит, хотя и не так часто, как они надеются.

Как уже говорилось выше, Вентру понимают, что всех смертных слуг, в том числе и гулей, можно заменить. В самом деле, если Вентру считает данного человека бесценным, а не полезным – как принято говорить в кругу Аристократов, - значит, пришло время искать этому слуге замену. Для Вентру нет никого ценнее его самого. Сородичу, который настолько утратил контроль над своими владениями, что не может управлять ими без помощи смертного, лучше умереть. История не раз доказывала истинность этого утверждения.

Приобретение dignitas

Обустроив убежище, обеспечив себе запасы крови и обретя капитал, Вентру может полностью посвятить себя накоплению того, что будет составлять смысл всех его ночей: dignitas. Это заимствованное из латыни слово воплощает в себе саму суть Вентру. Оно значит обретение власти и влияния, победы над врагами и возвышение в иерархии, славу и почет в Камарилье, и, разумеется, достоинство и благородство, свойственное поведению всех Вентру.
Инструменты

Как именно зарабатывается dignitas? Существует множество самых разнообразных способов. Ниже описываются сферы деятельности, успешность в которых признается и ценится кланом. Но вначале речь пойдет об основных инструментах, которыми Вентру может воспользоваться на пути к славе и почету, о тех четырех составляющих успеха, что есть в запасе у каждого Вентру: о деньгах, информации, уважении и власти.
Деньги

Вот уже много тысячелетий смертные добиваются власти и известности без помощи каких-либо сверхъестественных сил, не обладая бессмертием. Ничто не мешает Вентру воспользоваться тем же набором инструментов, самым действенным из которых являются деньги. Польза от денег понятна и очевидна: на них можно купить оружие, безопасность, солдат и информацию. Ими можно подкупить политиков, судей, законодателей, заплатить ими за службу и даже за любовь. Умение управлять ими может стать оружием: вы можете заморозить счета своего противника или поглотить его компанию, схлестнувшись с ним на торгах. Деньги – это самый простой путь к власти, и неудивительно, что Вентру так много времени тратят на обретение капиталов, которые позволят больше не думать о деньгах.

Чтобы умело использовать деньги, надо знать, что все (или почти все) имеет свою цену. Основная задача состоит в том, чтобы узнать эту цену, даже если ее не знают сами продавцы. Стоит вам назвать подходящую цену, и вы добьетесь желаемого. Не стоит забывать и о том, что цена может быть отрицательной. Для самых богатых ценой может оказаться сохранение того, что у них есть, перед лицом возможных потерь. Если цена вдруг оказалась слишком высока, оглядитесь вокруг. Лицо, приближенное к вашему «товару» (жена, партнер, советник), может оказаться более уступчивым – и, возможно, вложение в него будет более выгодным.

Любой моралист скажет вам, что деньги и алчность до добра не доводят. Умный Вентру знает, что иногда деньги могут стать источником неприятностей. Когда дело доходит до шантажа или сфабрикованных обвинений, неизвестно откуда взявшиеся деньги причиняют больше вреда, чем их отсутствие. Анонимные неучтенные счета могут привлечь к жертве внимание Внутренней налоговой службы, заставить поверить, что данный чиновник брал взятки, или вызвать подозрения у супруги. Деньги могут быть «грязными», свидетельствовать о преступлении, в котором «засветились» их серийные номера. Владение такими деньгами и их расходование могут обернуться для врага Вентру большими проблемами.
Информация

Вентру ничуть не хуже Носферату знают ценность информации, но не понимают, почему ради ее получения нужно прятаться в тенях и рыскать по сточным канавам. Часто Вентру охотятся за информацией с еще большим пылом, чем за деньгами, потому что, во-первых, ее труднее получить, во-вторых, она более ценна. Вообще-то, одним из лучших свойств денег является то, что на них можно купить информацию. Знание – это ключ к власти. Чем больше ты знаешь о врагах, соперниках, возможных партнерах, союзниках и своих собственных владениях, чем эффективнее ты можешь управлять. Вовремя пришедшие сведения - будь то информация по биржевым торгам или код от тайного убежища противника - могут изменить судьбу.

Так как Вентру, в отличие от некоторых Сородичей, не умеют становиться незаметными взгляду, им приходится прибегать к более традиционным способам сбора информации. Успешные Вентру считают, что все Аристократы с самого начала должны помнить о некоторых вещах, в том числе о сплетниках и информаторах. Можно воспользоваться услугами частных детективов, и большинство Вентру легко найдет среди них такого, кто за определенную сумму согласится нарушить правила (не стоит забывать о важности денег). Умный наниматель сначала проверит его на обычных заданиях, таких, как промышленный шпионаж или слежка за кем-нибудь из знакомых людей. Постепенно смертный все больше будет погружаться в мир Сородичей, получая от Вентру намного большие суммы, чем от остальных своих клиентов. В конце концов у вампира появится преданный «исполнитель» или, в крайнем случае, надежный источник информации.

Вкладываясь в ищейку, Вентру должен помнить о новейших и надежнейших средствах слежения, которые только можно приобрести. Когда дело доходит до подслушивания чужих разговоров, возможности техники намного превосходят умения Носферату. Даже не слишком состоятельный Вентру с кое-какими связями среди стражей правопорядка может прослушать телефонные переговоры, установить «жучок» в интересующем его кабинете или отследить передвижения нужного человека. Многие Вентру, по своему обыкновению, изо всех сил сопротивлялись нововведениям, но конкуренция со стороны молодых, честолюбивых соплеменников вынудила даже самых упертых членов клана прибегнуть к современным устройствам.

Обзаведясь основными средствами получения информации, Вентру принимается расширять круг знакомств, информаторов и дружески настроенных к нему людей. И снова присущая членам клана вежливость играет на руку Сородичу. Сверхъестественные способности Аристократов позволяют им добиться доверия даже тогда, когда остальные способы оказались недейственными, а воспитанность заставляет их обращать внимание на то, что им говорят. У Вентру всегда ушки на макушке, если, конечно, он хочет преуспеть в не-жизни. Благовоспитанные, приятные в общении, способные при желании сорить деньгами Вентру знают, как завести знакомства и как поддерживать их, в особенность если эти знакомства позволяют получить ценную информацию.

Наконец, если все остальные способы не помогли, Вентру всегда может положиться на собственные умения. Если обаяние не подействовало, а информация представляется жизненно важной, ее можно просто вырвать из памяти жертвы. Сверхъестественные способности позволяют Вентру вынудить смертного сказать правду, не оставляя возможности для обмана. При этом не следует забывать о соблюдении Маскарада, к тому же такой способ получения информации сопряжен с некоторыми трудностями. Но если персонажу надо знать наверняка, более надежного источника ему не найти.
Уважение

Чтобы преуспеть, Вентру недостаточно обаяния и денег, ему нужно еще и уважение. Уважение – это обоюдоострый клинок, и самые удачливые из Вентру умудряются одной его стороной резать глотки своим врагам, а второй – бриться. При желании это оружие можно направить и против самого Вентру, и один этот факт поддерживает в вампире бдительность, честолюбие и изысканность. Вентру не просто опасаются нарушений Маскарада или клыков своих сверстников, они также с уважением относятся к словам старейшин и притязаниям нижестоящих соплеменников. Они следуют обычаю dignitas, уважительно принимая все возможные последствия отступления от этой традиции. Такое отношение позволяет им двигаться вперед, не поддаваясь страхам.

С точки зрения Вентру, внешнее уважение – иными словами, уважение со стороны людей, - намного полезней и интересней. В конце концов, смирение не входит в перечень добродетелей Вентру. Честолюбивым Вентру приходится заботиться не только о достойном внешнем виде и пристойных манерах, но и о создании подобающей репутации. Улыбки, не позволяющие разглядеть оскал, могут нанести урон достоинству Сородича, чего не допустит ни один обладающий dignitas Вентру. Страх порождает уважение, точно так же, как справедливость, экономность или ореол успешности. Уважение вынуждает окружающих вести себя наилучшим образом. Наконец, то факт, что мир (или хотя бы его часть) относятся к тебе с уважением, повышает Вентру настроение и придает ему уверенности, позволяющей добиваться желаемого.

Но как же приобрести столь важное качество? Прежде всего, Вентру не должен бояться доводить начатое до логического конца, особенно в отношениях со смертными и не принадлежащими к Камарилье Сородичами. Нельзя приобрести все необходимое для вечной не-жизни в обмен на обещания или занятые деньги. Разумеется, Вентру не должен убивать всех вокруг и покушаться на сундуки старейшин просто для того, чтобы показать свои силы. В этом случае он будет выглядеть глупцом или мерзавцем, к тому же зря потратит время и энергию. Нет, к крайним мерам Вентру должен прибегать только тогда, когда того требуют обстоятельства, но в этом случае он не должен колебаться ни секунды.

Смерть – не единственная такая крайняя мера. Вообще-то, это даже не самая жестокая мера из возможных. Например, упрямого смертного прислужника можно приструнить, начав угрожать его семье. Юного панка-бунтаря, не жалеющего соблюдать существующий порядок, можно поставить на колени давлением общества. Вентру, обладающие властью над чужими умами, редко прибегают к пыткам, хотя не брезгуют и ими, просто потому, что так проще напугать или «расчистить» последствия. Но вызвать страх могут не только физические действия. К перечню излюбленного оружия можно добавить шантаж и вымогательство. Пригрозите человеку раскрытием его секретов или опустошением банковских счетов, и он моментально пойдет на уступки. У Вентру существует немало афоризмов об уважении, и один из самых распространенных гласит: все чего-нибудь боятся, поэтому вам нужно лишь выяснить, чего именно боится ваш оппонент.
Власть и возможности

И снова мы слышим это непонятное слово: власть. Слово это использовалось настолько часто, что в мире немертвых оно почти утратило всякий смысл. В пределах нашего рассуждения власть можно определить как способность добиваться желаемых результатов. У Вентру могут быть деньги, информация и безупречная репутация, но если он никак не может распорядиться этими качествами, то какой в них прок? Умение навязать миру свои желания – вот истинное мерило власти. Чем большую часть мира Сородич может подчинить своей воле, тем сильнее его власть. Эта тема заслуживает более тщательного рассмотрения, чем все предыдущие. Ниже рассказывается о том, как и зачем Вентру приобретает власть в разных сферах жизни.
Бизнес

Статус в деловом мире зависит не от количества получаемых денег, а от того влияния, которое те или иные области промышленности оказывают на мир. Никого не интересует, какую прибыль приносят Сородичу его три радиостанции. Интерес вызывает возможность продавить через эти станции определенные политические программы или замять случай нарушения Маскарада. Не важно, что VentruSoft побил все рекорды при первичном размещении акций. Может ли Аристократ воспользоваться технологиями своей компании, чтобы войти в компьютерную сеть Носферату? Оптовые продажи оружия? До тех пор, пока обе стороны конфликта покупают одинаковое вооружение, поводов для беспокойства нет. Иными словами, многие предприятия, которые почти не приносят прибыли, все же повышают престиж управляющего ими Вентру. Все, что может принести пользу самому Сородичу или клану в целом, работает на повышение престижа Вентру.

Приоритет результатов и влияния над прибылью означает, что Вентру вовсе не обязательно управлять денежными потоками фирмы или быть ее официальным собственником для того, чтобы повысить dignitas от владения ею. У юного Вентру практически нет шансов подчинить своему влиянию более-менее крупную корпорацию. Да ему этого и не нужно, если у него под рукой есть несколько служащих низшего и среднего звена, которые предоставят ему доступ к внутренней информации фирмы и помогут заполучить нужные товары и услуги. Зачем приобретать агентство по прокату автомобилей, если для получения желаемого ресурса достаточно сделать один звонок шоферу?

Еще одним способом обретения dignitas для честолюбивых Вентру является подъем с самого дна в городе, где вся промышленность давно захвачена старейшинами. Совет директоров и управляющий директор могут плясать под дудку старого Вентру, но старейшине вряд ли известно, что происходит в грузовых доках. Осторожный юный Вентру начинает игру на самом низком уровне. В его власти оказываются складские запасы и график передвижения грузовиков, чем он вполне может воспользоваться ради собственной выгоды.

Даже в крайних случаях, когда – и если – старый Вентру понимает, что что-то не так, дело будет передано на суд клана, и судья вынесет окончательное решение. У молодого Вентру есть немалые шансы доказать, что старейшина плохо управлял своим владением, и сохранить все заработанные активы. С другой стороны, старый Вентру затаит на него злобу, а в том случае, если дело будет проиграно, юнец лишится немалой доли dignitas. Политические интриги Вентру – занятие не для слабонервных.

0

4

Местное самоуправление

Вентру пытаются зацепиться за любую сферу деятельности городских властей, надеясь заполнить органы самоуправления своими шпионами, информантами и агентами. На самом деле все не так страшно, как кажется. Большинство этих «марионеток» даже не подозревает, кому они поставляют информацию и от кого получают деньги. Тем не менее, всегда можно ожидать, что в одной из структур муниципалитета – от правоохранительных органов до службы по оценке имущества – есть кто-то из смертных ставленников Вентру. Разумеется, не стоит думать, что все государственные служащие на самом деле подчиняются могущественному тайному правительству неупокоенных – в этом просто нет необходимости. Вовсе не обязательно напрямую влиять на процесс зонирования, если эту работу может выполнить кто-то из помощников. И снова, как и в случае с бизнесом, важно не то, на кого ты влияешь, важны результаты. Только они интересуют Вентру.

На самой вершине пирамиды находится мэр или городской совет (в зависимости от формы самоуправления). Вентру стараются не прибегать к прямому воздействию на столь высокопоставленных чиновников. К тому же, этими чиновниками пытаются управлять многие заинтересованные стороны, поэтому Вентру далеко не всегда может оказать на них хоть какое-то влияние. Да и потом, работа мэра в основном связана с вопросами, которые Вентру просто не интересуют. За таким прислужником нужно постоянно присматривать, а на это часто не хватает времени. Тем не менее, как минимум один Вентру в городе – обычно князь или претор – имеет выход на мэра. У него есть связи, позволяющие в короткое время добиться встречи или разговора с главами муниципалитета. Если же налаженных отношений нет, Вентру всегда может воспользоваться силой убеждения – как на ментальном, так и на эмоциональном уровне.

Основная сложность при работе с мэром, городским советом и прочими градоправителями заключается в том, что затраченная энергия далеко не всегда окупается в полном объеме. Сами по себе градоначальники мало что делают. Они отдают приказы подчиненным, которые, в свою очередь, передают распоряжения начальства исполнителям. Намного эффективней – и безопасней – сразу обратиться к людям, которые будут выполнять приказы. Чиновники низших уровней не только легкодоступны, на них, к тому же, проще оказать влияние. Зачем вынуждать мэра оказывать давление на окружного прокурора, чтобы тот замял дело, если ваш знакомый клерк может случайно «потерять» улики, без которых дело в суде развалится? И таких примеров множество.

К тому же, влияние на отдельных представителей аппарата управления приобретает особую важность, если учесть, что на самом деле градоначальники далеко не всегда могут заставить своих подчиненных выполнять приказы. Выборные лица приходят и уходят, а обросшая связями бюрократия остается на месте. Кто-нибудь обязательно захочет расположить к себе служащих налогового контроля, агентства по оценке имущества, правоохранительных органов и отдела транспортных средств. Все эти чиновники могут оказать ценные услуги, от выдачи фальшивых удостоверений личности и до разрешения на постройку новых убежищ (или выдворения беспокойных конкурентов из их жилищ). Даже общественные службы, такие, как пожарное отделение, заслуживают внимания со стороны находчивого Сородича. В конце концов, несколько неловких поворотов и лишних шагов в исполнении знакомого пожарного – и убежище вашего соперника может сгореть дотла, в то время как ваш собственный дом будет защищен наилучшим образом.

Чтобы обрести такое влияние, Вентру нужно провести небольшое расследование и выяснить, кто именно и за что отвечает. Кто подписывает распоряжения и кто их выполняет? У кого есть пароли для входа в компьютерную сеть? Все это нужно знать, прежде чем приступать к действиям. Чаще всего самый простой способ получить подобную информацию – это встретиться с кем-нибудь, кто долгое время работал в органах власти, и расспросить (или допросить) его. Затем Вентру надо наладить отношения с наделенными реальной властью смертными из тех отделов, которые Сородич хочет причислить к сфере своего влияния. Для этого сгодятся обаяние, лесть, подкуп, совращение – или Доминирование.

Наконец, не надо забывать, что один Вентру не может распространить свое влияние на все органы местного самоуправления. Скорее уж, каждый отдельно взятый Вентру постарается наладить контакты в одной из служб. Ключевым моментом внутренней политики Вентру является обмен услугами. Если у одного из Сородичей имеются связи в полицейском департаменте, остальные Вентру будут обращаться к нему за помощью при сложностях с полицией. Клановые традиции требуют, чтобы помощь была оказана, если, конечно, это не грозит положению самого Вентру. Он, в свою очередь, может рассчитывать на ответные любезности. Как правило, если за помощью обращается высокопоставленный Вентру, услугу ему оказывают, не надеясь на вознаграждение. У высокого положения есть свои преимущества.
Федеральное правительство

Федеральное правительство – это отдельная тема для разговора. По большей части Вентру не имеют на него никакого влияния. Если только Вентру не обустроил себе убежище в границах здания, где заседает правительство, у нет почти никаких шансов напрямую повлиять на государственную политику. Даже тем, кто обитает в двух шагах от резиденции премьер-министра или президента, придется преодолеть немало трудностей. Лидеры государства всегда находятся на публике, к ним привлечено всеобщее внимание, и манипулировать ими не сможет никто, кроме, разве что, самых сильных и хитроумных старейшин. Кроме того, слишком многие пытаются оказывать влияние на правителя, поэтому Вентру придется позабыть обо всех остальных делах и полностью посвятить себя подавлению воли президента и нашептыванию ему своих приказов, иначе у него просто ничего не получится.

То же самое можно сказать и об органах законодательной власти и прочих выборных чиновниках, хотя и в меньшей степени. Под влияние Вентру часто попадают выборные от штатов и округов. Влияние это ни в коем случае нельзя считать абсолютным, оно сравнимо с влиянием какого-нибудь могущественного смертного лоббиста. И все же в случае необходимости у Вентру должна быть возможность организовать встречу с законодателем. Он должен знать, за что будет отдан голос при принятии очередного решения. Разумеется, наглое манипулирование человеком и неприкрытое использование Дисциплин опасны, они вызывают нездоровый интерес не только у гипнотизируемой жертвы, но и у ее помощников и коллег.

Лучше всего влиять на национальную политику теми же средствами, которые используют смертные: деньгами и лоббированием. Нет никакой необходимости тратить ценную энергию там, где деньги могут решить практически любой вопрос, который только может возникнуть у вампира. В конце концов, федеральное правительство редко занимается проблемами, оказывающими серьезное влияние на существование Сородича. Большинство Каинитов не ведет открытых войн и не командует танковыми дивизиями и эскадрильями истребителей, никто из них – за исключением нескольких Старцев – не участвует в вендетте и не пытается отомстить врагам через органы государственной власти. Время от времени им бывают нужно федеральное финансирование для постройки местной автострады – в качестве услуги одному из смертных партнеров – или легальное прикрытие для какого-нибудь делового соглашения. Эти потребности нельзя назвать сверхъестественными, поэтому для их удовлетворения не нужны сверхъестественные способности.

Многие выдающиеся Вентру имеют в своем распоряжении оплачиваемого лоббиста, способного воздействовать на местную, региональную или национальную политику. Обычно подобными делами занимаются поверенные Сородичей. Разные Вентру по-разному решают эту задачу. У большинства из тех, кто интересуется только местной политикой, нет никаких связей с лоббистами. Пока все работает как надо, их имена не должны становиться достоянием общественности.

Те, кто связывает свои интересы с государственной политикой, предпочитают заводить в нужной среде более тесные знакомства. Часто они находят лоббистов, которых можно улестить и задобрить так, что те будут сотрудничать с Сородичем, зная, что перед ними – вампир. Таким образом, они всегда остаются на гребне волны и могут при необходимости повлиять на ситуацию. Чтобы обрести такого прислужника, надо действовать теми же средствами, что и при поиске верного помощника в делах домашних: создание соответствующих условий, кровавые узы, шантаж, подкуп.
Организованная преступность

Практически все Вентру в тот или иной момент не-жизни прибегают к услугам криминального мира. Законы смертных на Сородичей не распространяются, и мало кто из Вентру в своих поступках руководствуется человеческими понятиями о законности и честности. Те остатки humanitas, что у него сохранились, не мешают Вентру еженощно нарушать закон, будь то приказ о прослушивании чьих-либо телефонных разговоров или похищение человека для допроса. Все эти действия совершаются по мере необходимости специально подобранными профессионалами. И, самое важное, никто ни при каких обстоятельствах не должен связывать имя Вентру с подобными происшествиями.

Вентру должен максимально отдалиться от противоправных действий. Правоохранительная система – это один из тех пугающих человеческих институтов, которые могут причинить Вентру реальный вред, как на личном, так и на деловом уровне. Большинство Вентру не полагаются на меры предосторожности и предпочитают вовсе не иметь ничего общего с уличной преступностью, отдавая приказы через доверенных гулей и прочих посредников и оказывая анонимные услуги в качестве благодарности.

Обрести связи в преступной среде довольно просто, хотя поиск людей опытных и умелых требует некоторого времени. Обычно Вентру делят своих «знакомых» из числа преступников на две категории: расходный материал и опытные агенты. В первую категорию входят уличные хулиганы и члены банд, которые охотно творят насилие в обмен на деньги. Некоторым Вентру их услуги могут вообще никогда не понадобиться, но с помощью таких людей удобно запугивать смертных, устраивать показательные нападения на убежища анархов и выполнять тому подобные операции, рассчитанные на грубую силу и не требующие интеллектуальной работы. Как следует из названия, данную категорию людей используют несколько (или даже один) раз, а затем избавляются от них.

Наладить контакты с профессиональными преступниками сложнее. Обычно это вышедшие из низов гангстеры или польстившиеся на грязные деньги сотрудники правоохранительных органов, и найти их непросто. Они могут долгое время работать на Вентру, зарабатывая хорошие деньги, но не настолько хорошие, чтобы можно было выйти в отставку. Они руководят незаконной деятельностью и проводят расследования. Вентру, не желающие доверять столь щекотливую работу кому попало, сами «выращивают» таких агентов, беря молодого человека под свое покровительство и подготавливая его к выполнению заданий. Иногда – если этот человек сумеет прожить достаточно долго – он может стать гулем или даже получить Становление в качестве весьма сомнительной награды за то, что смог оправдать доверие Вентру.

Влияние на уже действующие преступные организации – это отдельная тема для разговора. Разумеется, многие Вентру связаны с этими организациями, но здесь они сталкиваются с сильной конкуренцией со стороны других кланов. Более того, многие из таких организацией уже привлекли к себе ненужное внимание правоохранительных органов. Хотя влияние на преступный картель приносит выгоду и повышает престиж Вентру, решать важные и требующие особой осторожности вопросы ему приходится самостоятельно. Связь с миром организованной преступности лучше не афишировать.

Можно сказать, что связи в преступной среде и качество этих связей сильно влияет на dignitas Вентру. Криминальный мир сильнее, чем любая другая сфера жизнедеятельности, связан с нарушениями норм, как юридических, так и моральных. Способность любыми методами доводить дело до конца высоко ценится в клане. Разумеется, все должно быть сделано с изяществом, в соответствии с традициями и без прямого нарушения этикета. Потоки крови на улицах и боевики мафии, разбивающие коленные чашечки всем, кто попадется по руку, старейшин не впечатляют. Намного больше их заинтересует тот соплеменник, который сумеет без лишнего шума «заткнуть» лезущего не в свое дело репортера или организовать похищение акта о праве собственности из убежища Тореадора.
Общество

Если выйти за рамки крупного бизнеса, правительства и организованной преступности, становится очевидно: весь мир смертных чуть ли ни молит предприимчивых Вентру обратить на него внимание и почтить своим присутствием. Вентру особенно ценят умение повелевать большими группами людей. Презренный Тореадор хочет провести прием в честь открытия выставки своего протеже? Подбейте «новых правых»10 устроить акцию протеста и объявить выставке бойкот. Шабаш пытается открыть в городе одно из своих поганых святилищ? Помогите жителям района составить петицию и добиться выселения неугодных соседей и восстановления снесенной старой церкви за счет города. Как вам скажет любой Вентру, у людей есть власть, и время от времени им надо напоминать об этом.

В далеком прошлом Церковь была лучшим средством воздействия на все население в целом. Сегодня она сохранила немалую часть своей силы, хотя и утратила былое могущество. На ее место пришли новые боги: популярные музыканты, бульварные издания, телевидение и кино. Тореадоры подмяли под себя немалую часть шоу-бизнеса, но Вентру не оставляют попыток распространить свое влияние и на сферу развлечений, пусть даже это влияние будет чисто деловым. По мере того, как крупный бизнес скупает СМИ и развлекательные организации, берет их под свой контроль и делает зависимыми, позиции Вентру в этой сфере становятся все устойчивей.

На местном уровне Вентру могут завязать полезные отношения с главами отдельных церквей, политических организаций или общественных объединений. Клан долгое время участвовал в деятельности таких закрытых сообществ, как масоны, и групп наподобие храмовников11 и Благотворительного и покровительствующего ордена лосей. Загородные клубы и клубы для джентльменов служили Вентру убежищем и местом для проведения встреч, а также источником ценных контактов и информаторов, возможности которых были поистине безграничны. Вентру могут проникнуть в любую группу людей, созданную для обмена идеями и поиска единомышленников, и превратить ее в ценный ресурс.

Власть таких групп довольно обманчива. Общественные движения обретают силу только тогда, когда в них вовлечено много людей, а это ставит под угрозу влияние Сородича. К счастью для Вентру, сбившиеся в большие толпы люди перестают думать самостоятельно. Талантливый оратор с сильной личностью может создать у толпы боевое настроение и подтолкнуть ее к нужным действиям. Старейшины Вентру, пережившие Инквизицию, лично наблюдали этот феномен. Теперь они помогают обучать своих потомков тому, как надо использовать ярость толпы против врагов – и какие предосторожности при этом надо соблюдать.

Само совершенство

Вентру считают себя самым сильным и самым значительным из кланов; самым совершенным семейством Каинитов. Они, предположительно, оказывают самое большое влияние на мир смертных и занимают самые важные должности в Камарилье. Природные способности делают Вентру великолепными лидерами, а традиции, воспитание и манеры выделяют их из всего того неупокоенного сброда, что рыщет в ночи. Разумеется, такие заявления кажутся напыщенными и высокомерными, и мало кто из остальных Сородичей согласится с ними, но Вентру и в самом деле наделены немалыми достоинствами. Речь не идет о судьбе, благородном наследии или «руке Каина», но клану Вентру, судя по всему, принадлежит вся полнота светской власти в мире.

Чем можно подкрепить эти провокационные заявления? Прежде всего, Вентру обладают большим влиянием, чем почти любой другой клан, несмотря на численность их соперников. Так как большинство важных должностей, в том числе и княжеских, занимают члены клана, Вентру могут так или иначе контролировать процесс создания Сородичей. В молодые годы Вентру тратят на обдумывание будущего намного больше времени, чем многочисленные отступники или представители других разрастающихся кланов, таких, как Бруха. Вентру ведут более спокойную не-жизнь и предпочитают увеличивать состояние, а не растрачивать энергию на легкомысленные забавы и насилие.

К тому же, тесные связи клана с человеческими организациями позволяют ему добиваться желаемых результатов и защищать свои интересы и своих представителей. Обладая, наверное, самыми многочисленными связями в мире смертных, Вентру могут отгородиться от противников грудой тел. Невероятное богатство и обширные знакомства клана только усиливают его могущество. Они могут купить все и всех, стоит им только захотеть. Другие состоятельные кланы, такие, как Джованни или Тореадоры, и близко не сравнятся с Вентру в обладании обширными, четко структурированными ресурсами.

Повторим еще раз: Вентру занимают в Камарилье больше важных должностей, чем представители любого другого клана. Князья Вентру повышают престиж клана и расширяют его влияние в своих городах. Примогены, сенешали, шерифы и гарпии из числа Вентру еще больше усиливают положение клана. Они могут грызться между собой по самым незначительным поводам, но в трудные времена все могущественные Вентру объединяют усилия, и тогда они могут двигать горы. Лишить Вентру власти очень сложно, потому что большинство должностей принадлежит его соплеменникам. Более того, предприимчивые Аристократы всячески пытаются занять те места, которые еще не попали в руки Вентру. С каждым десятилетием число руководителей Вентру растет, а не уменьшается.

Иерархия и традиции Вентру превратили их в один из самых сплоченных кланов Сородичей, за исключением таинственных Тремеров и замкнувшихся в тесном семейном кругу Джованни. Большинство Вентру, какими бы ни были их личные мотивы, понимают, что это единство (пусть даже поддерживаемое такой абстракцией, как dignitas) позволяет им увеличивать собственное благосостояние и известность. Тот факт, что в случае надобности Вентру могут рассчитывать на помощь (или хотя бы на невмешательство) соплеменников, возвышает клан над остальными Сородичами, в особенности теми, кто не обладает королевским милосердием и благородством.

Недавние ночи показали: времена меняются. Физически сильные кланы, такие, как Бруха, по-прежнему играют важную роль в Камарилье. Но так уж получилось, что современное оружие позволило уравнять тех, кто изначально обладает повышенными физическими способностями, и тех, кто этих способностей лишен. Вентру вовсе не нужна воинская доблесть поддерживающих их кланов, скорее, они хотели бы выровнять физические силы игроков.

Все вышесказанное придает определенный вес претензиям Вентру на звание «первых среди Сородичей». В этом отношении ситуация складывается вполне благополучно. Сильнейшие или нет, но Вентру по-прежнему нуждаются в остальных пяти кланах, которые поддерживают существование и функционирование Камарильи. Они это понимают и охотно признают. Но не стоит забывать об одной мелочи. Камарилья пережила потерю Гангрел. Возможно, она переживет потерю еще одного клана. Потери Вентру она не переживет.
Камарилья

Камарилью создали Вентру, с незначительной помощью со стороны дружественных кланов. Клан взял на себя обязанности по развитию секты и поддержанию традиций. Большая часть dignitas клана связана с этой пятисотлетней мечтой, и старейшины Вентру вовсе не хотят, чтобы с ней что-нибудь случилось. По мнению Директората, тесная связь Вентру и Камарильи в обозримом будущем не нарушится.

Вентру считают себя руководителями секты. Они должны возглавлять остальные кланы и помогать им в поддержании стандартов и традиций Камарильи. Здесь правило noblesse oblige проявляется в полной мере. Камарилья существует для того, чтобы приносить пользу Сородичам, защищать их как друг от друга, так и от гнева смертных. Вентру гордятся своими обязанностями перед Сородичами и обычно с невероятной серьезностью относятся ко всему, что касается секты и ее целей. Некоторые Вентру твердо верят, что их клан прекрасно существовал бы и без Камарильи. У них есть власть и возможность защитить себя. Прочие кланы не столь удачливы. Они не могут сотрудничать со стадом, как это делают Вентру, поэтому навлекут на Сородичей новую, еще более ужасную Инквизицию.
Гангрелы

Уход клана Гангрел стал для Вентру тяжелым ударом – намного более тяжелым, чем они стараются показать. Это, без сомнения, тяжелая потеря и для секты, и для стоящего у ее руля клана. Существует несколько точек зрения на это событие. Некоторые считают, что Камарилья должна полностью снять с себя ответственность за клан и проклясть Гангрел, как были прокляты Джованни и прочие неподконтрольные линии крови. Другие жаждут примирения. Они хотят вернуть в секту хотя бы часть Гангрел и признать их орган управления частью структуры Камарильи. Конечно, этот орган не сможет объединить всех (или хотя бы большинство) Сородичей-анималистов, но он создаст клану определенную репутацию и вернет имя Гангрел в реестр секты.
Претенденты на трон

Вентру молчаливо признают еще двух претендентов на верховенство в Камарилье: Тремеров и Тореадоров. Клан еженощно трудится над тем, чтобы не позволить этим могущественным соперникам узурпировать власть и потеснить позиции Вентру. Прежде всего, он старается установить как можно более тесные отношения с обоими кланами, следуя давней мудрости: «Держи друзей близко, а врагов – еще ближе». К Ласомбра эта тактика едва ли применима, но она вполне годится для художников и магов.

Угроза со стороны Тореадоров ощущается сильнее, в основном потому, что их сферы влияния и сеть контактов в мире смертных частично пересекаются с интересами Вентру. К тому же Тореадоры, в отличие от Тремеров, находятся в хороших отношениях с большинством остальных кланов, что делает их позицию довольно сильной и позволяет им рассчитывать на поддержку (впрочем, многие Сородичи относятся к этому факту как к меньшему из зол). По счастью, то же самое можно сказать о самих Вентру, которым удалось наладить хорошие рабочие отношения с Тореадорами. Оба клана одинаково смотрят на многие вопросы политики Камарильи, они довольно успешно работают бок о бок. В настоящий момент оба клана соблюдают пусть напряженный, но нейтралитет, и Вентру не ставят перед собой задачу систематического ослабления Тореадоров. Зато они используют своих фактических союзников в игре против общих соперников, Тремеров.

Вентру никогда не питали особого почтения к Тремерам, но они уважают власть, которой обладает клан. Чернокнижники владеют таким множеством неведомых умений, что Вентру – весьма здравомыслящие Вентру – при общении с ними испытывают беспокойство. Время от времени Тремеры пытаются усилить свое влияние в Камарилье, но Вентру ставят их на место при помощи самого надежного оружия из своего арсенала: уважения. Все остальные кланы боятся неведомого, а Тремеры – это воплощенная тайна. Их считают кланом, наименее заслуживающим доверия, и Вентру не позволяют остальным забыть об этом. По мнению Вентру, они смогут удерживать Тремеров в узде до тех пор, пока клан не сумеет избавиться от своей зловещей репутации.
Отношения между кланами

Все перечисленные ниже стереотипы Вентру были и остаются именно стереотипами. Вентру могут совершенно по-разному относиться к отдельным представителям других кланов. Не все Вентру разделяют общее отношение клана к остальным Сородичам. И все же эти стереотипы позволяют представить, как Вентру относятся к дружественным Каинитам и миру в целом.
Бруха

Бруха – это настоящая загадка: они невыносимо нахальны в молодости и невероятно умны в старости. Трудно сказать, что хуже. Нужно воздать должное их силе и их взглядам, но многовековые обиды и взрывной характер делают их в лучшем случае непредсказуемыми союзниками. Относитесь к ним с уважением, но держите их на расстоянии вытянутой руки, как вы поступили бы с опасным животным.

Малкавианы

Наши психически неуравновешенные кузены, несмотря на все свое безумие, все же приносят Камарилье ощутимую пользу. Мы плодотворно сотрудничали с ними в прошлом, но не в тех случаях, когда требовалась точность. При общении с ними следует сохранять чувство юмора – как и терпение. И потом, они в лучшем случае могут быть второстепенным источником ресурсов, но уж никак не непосредственной угрозой или ценным активом. Чаще всего (но не всегда) лучшая тактика по отношению к ним – полное игнорирование.
Носферату

Они знают то, что известно и нам: информация – вот источник власти. Их способность собирать информацию поражает, но их одержимость собранными сведениями вызывает жалость. Все же они трудятся на благо секты и вовсе не обязательно желают нам смерти. Носферату могут стать превосходными союзниками, если их удастся обнаружить, но они редко оказываются там, где вы хотели бы их видеть (по крайней мере, в глаза они не бросаются). У каждого князя под рукой должен быть один их них, но не стоит испытывать к ним признательность.
Тореадоры

Наши ближайшие союзники и соперники. К счастью для нас, они витают в облаках и не слишком интересуются делами. Пустая увлеченность красотой отвлекает их от более важных занятий. Но они неглупы и в случае кризиса могут с должным пылом взяться за решение проблем. Чтобы управлять ими, надо направлять их к правильно выбранным целям. Нашим целям.
Тремеры

Опасные, скрытные и бесчестные. Волшебство Тремеров выделяет их из толпы, но увлеченность «магическим искусством» делает их париями и отверженными. Что ж, тем лучше. Если и есть клан, без которого секта прекрасно бы обошлась, то это они, но все же лучше числить их среди союзников, чем позволить присоединиться к Шабашу или обрести независимость. Они не так могущественны, как им кажется, но все же за ними нужен глаз да глаз.
Шабаш

Дураки, чудовища и предатели нашей расы. Мы не испытываем жалости к Шабашу. В мире для них нет места, поэтому они должны быть уничтожены – все, до последнего вампира. Их неразумное, грубое и нелепое поведение является насмешкой над наследием Каина и ставит под угрозу всех нас. Если бы не неусыпная бдительность Ласомбра, они давным-давно порвали бы друг друга на куски. Рано или поздно именно так мы с ними и поступим.
Ласомбра

Со времен Первого Города они пытаются нагнать нас, наступают нам на пятки, надеясь подобрать за нами объедки. Они играют во власть, но не понимают ее сути. Они прячутся в тенях и издалека наблюдают за человечеством, боясь – и не желая – взять быка за рога. С каждой ночью их влияние слабеет, на место старейшин приходят необразованные мерзавцы, знать не знающие о достоинстве и способностях, которыми некогда славился клан. Они вызывают неприязнь и достойны лишь презрения, насмешки и – в первую очередь – огня.
Цимисхи

Непонятные чудовища – вот кто они, и при этом очень опасные. То есть, опасны они тогда, когда вы в темном переулке сталкиваетесь с их отвратительной шайкой. Во всех остальных случаях они довольно безвредны. Ребяческое увлечение плотью лишило их и проницательности, и цели.
Независимые кланы

Если независимые кланы и достойны доброго слова, то только потому, что у них хватило ума не присоединяться к Шабашу. Приняли бы мы их в Камарилью? С настороженной улыбкой. Это выродившиеся, низкие, сомнительные кланы, но все же они застуживают места за нашим столом. До тех пор, пока они соблюдают наши правила, мы готовы оказывать им покровительство. В наших городах они могут вести свое бесцельное существование, не беспокоя при этом тех, у кого есть более важные дела.
Ассамиты

Любопытная семейка, эти Ассамиты. Они наделены пугающей энергией и способностями, но тратят не-жизнь на дьяблери. С помощью Тремеров мы вырвали им клыки, но сейчас они, похоже, готовятся расплатиться с нами; Ассамиты вырвались из западни и нарушили наше соглашение. Поэтому мы не можем более мириться с ними. До тех пор, пока мы не сумеет снова посадить их на цепь, доверять им можно только в крайнем случае.
Последователи Сета

Обаятельные гадюки, умеющие подчинять и унижать. Мы не собираемся терпеть их и их ужасные методы. Они пачкают все, к чему прикасаются; или же хотят убедить нас в этом. На самом деле они – просто кучка эгоистов, которые пытаются вернуть безмятежные змеиные ночи из Книги Бытия. Будь их цель менее призрачной, они представляли бы собой серьезную угрозу. Если их присутствие оскорбляет тебя (а иначе и быть не может), постарайся избавиться от них любым доступным тебе способом.
Джованни

Они называют себя нашими конкурентами в борьбе за власть и положение. Может быть, они смогли бы соперничать с нами, если бы выбрались из своих склепов и сосредоточились на «здесь» и «сейчас», а не на давно умершем прошлом. Эта одержимость призраками и духами предков просто неприлична. Она могла бы показаться забавной, если бы не была столь нелепой. Если они вхожи в ваш дом, за ними нужно внимательно наблюдать – как и за любым другим гостем. Не позволяйте им обустраиваться на своей территории и никогда не щадите их.
Равнос

Они заявляют, что у них есть честь, но так говорят все воры. Их сомнительное происхождение, страсть к фокусам и склонность к бродяжничеству делает Равнос совсем неподходящей компанией. Вам вовсе не обязательно терпеть их присутствие. Заставьте их уйти в другой город – ничего другого это сборище мерзавцев не заслуживает. Но все же недоверие следует дополнить состраданием, так как они лишись последней надежды.

Дисциплины

Сверхъестественные способности Сородичей возвышают их над толпой смертных. Именно эти силы – в дополнение к бессмертию – дают Сородичам, и в особенности Вентру, право поступать по своему желанию и овладевать всем, что придется им по вкусу. Вентру редко называют свои Дисциплины и неохотно признают их существование. Большинство Вентру считают Дисциплины чем-то вроде вульгарных костылей, которые помогают неумелому Сородичу достичь желаемого в тех случаях, когда его собственных возможностей не хватило. Даже пользуясь этими силами, они говорят о них обиняками, словно стараясь поколебать собственную веру в даруемые проклятием Каина умения: «Я заставил его взглянуть на мир моими глазами» или «Он понял, в чем его выгода, и пришел ко мне». Некоторые Вентру предпочитают считать эти силы неотделимой частью своей сверхъестественной природы, а не психологическими трюками или «мистическим проклятием».

Ниже приводится описание нескольких вспомогательных систем, которые Рассказчик может использовать по своему усмотрению.
Стойкость

Члены клана часто отрицают свою физическую удаль, но охотно пользуются ею. Не один бунт анархов закончился в тот самый момент, когда очередной буйный бродяга впал в неистовство, понимая, что его противник-Вентру не получил ни царапины. Польза от присущей членам клана прочности очевидна, и разногласия вызывает только тактика ее использования. Участвуя в столь низменных развлечениях, как битва, Вентру часто притворяются, будто получили больше повреждений, чем на самом деле, и повреждения эти причиняют им боль. Это позволяет им сбить с толку противников и сохранить в тайне истинные возможности Дисциплины. Как гласит один из афоризмов Вентру, «Никогда не показывай, на что ты способен на самом деле».
Доминирование

Способность Вентру Доминировать над окружающими одновременно является их благословением и проклятием: ею можно воспользоваться, когда остальные методы оказались бессильны, но ленивые и невоспитанные Вентру слишком быстро начинают полагаться только на нее. Без сомнения, это одно из самых полезных умений для Сородича. Многие сиры советуют своим потомкам овладевать этим искусством, одновременно предостерегая их от злоупотребления Дисциплиной и частого ее использования. Навык Доминирования оказывается весьма кстати, когда приходится вести дела со смертными и даже с другими Сородичами. Доминирование помогает сохранять Маскарад, уступая в этом по эффективности только полному соблюдению всех правил. Вентру в совершенстве овладели искусством вплетать мысленные распоряжения в обычные фразы. Искусный Вентру может так умело вставить приказ в долгую, ничем не примечательную беседу, что его жертва не поймет, что случилось. Вентру может несколько раз задать один и тот же вопрос, а потом сформулировать запрос и усилить его мысленным приказом. Собеседник при этом будет думать, что просто оговорился или случайно разболтал то, о чем не собирался сообщать, но ему даже в голову не придет, что тут имело место какое-то принуждение.
Присутствие

Таинственная сила личности, которой обладает большинство Вентру, даже в самых грубых своих проявлениях намного изящней, чем Доминирование. Смертные, попадающие под ее влияние, часто вообще не подозревают, что стали жертвой непонятных сил, и едва ли могут предположить, что с ними происходит нечто неестественное. Единственным недостатком Присутствия является то, что очень часто эта сила становится всеобъемлющей. Порою Вентру вовсе не надо запугивать смертного до дрожи в коленях или вызывать в нем сильную, почти любовную привязанность к своей персоне. Для таких случаев Вентру разработали более хитроумные способы применения этой силы.

Система: по решению Рассказчика после выполнения излишне успешного броска (результатом которого станет воздействие, по силе превышающее первоначальный замысел персонажа) игрок может потратить единицу Силы воли, чтобы убрать лишние успешные баллы и добиться желаемого эффекта. Игрок может воспользоваться этим правилом один раз за сцену (эпизод). Присутствие работает так, как было задумано самим Каином, вот и все.

Проклятие лавра (Стойкость седьмого уровня)

Эта пугающая сила позволяет Сородичу преодолеть одно из традиционных проклятий неупокоенных: страх перед колом. Развив владение Стойкостью, Вентру может нейтрализовать проткнувший его сердце кол, постепенно изменив форму этого мертвого органа так, чтобы кол больше не причинял ему вреда. Кол, вытесненный из сердца с помощью этой силы, остается в теле Сородича и даже может быть виден под слоями одежды.

Система: Игрок тратит единицу постоянной Силы воли и выполняет бросок на Выносливость + Выживание (сложность 9). Количество успешных баллов определяет время, требующееся Сородичу для того, чтобы выйти из состояния неподвижности.

Одноразовое использование этой силы позволяет избавиться только от одного кола. Если персонажа вновь постигнет та же судьба, он может повторить попытку, конечно, в том случае, если игрок решит потратить еще одну единицу Силы воли. Если бросок на использование этой силы провалился, кол останется в сердце; повторить попытку применительно к данному колу нельзя.

Один успешный балл: год

Два успешных балла: шесть месяцев

Три успешных балла: один месяц

Четыре успешных балла: неделя

Пять успешных баллов: одна ночь.

После того, как кол был вытеснен из сердца, он остается в теле вампира, обрастает мертво плотью и, возможно, выпирает под неудобным углом. Сородич может в любое время выдернуть кол, получив при этом два уровня усиливающихся ( aggravated) повреждений.

Система МЕТ: Для использования этого умения игрок тратит единицу постоянной Силы воли и выполняет бросок для проверки физических параметров ( Static Physical Challenge), сложность равна 9. В случае успешного броска он тратит от одной до пяти точек временных Physical Traits следующим образом:

Одна точка: год

Две точки: шесть месяцев

Три точки: один месяц

Четыре точки: неделя

Пять точек: одна ночь.

Во всем остальном сила работает точно так же, как и в версии для Рассказчика.

Новое Достоинство

Описываемое ниже Достоинство, как и все Достоинства и Недостатки (Изъяны), используется в хрониках по решению Рассказчика. Более подробно Достоинства и Недостатки описаны в книге Vampire: the Masquerade.
Совершенство (социальное Достоинство, 6 точек)

Становление пробудило в вас черту характера, которую окружающие находят особенно неотразимой. Вы можете выбрать одно из перечисленных Дополнений: Союзники, Членство в Черной Руке, Престиж клана, Контакты, Слава, Стадо, Влияние, Наставник, Ресурсы, Слуги, Статус в Шабаше или Статус. Значение этого Дополнения может на единицу превышать максимальное значение для вашего поколения. Так, Сородич 10-го поколения может выбрать это Достоинство и поднять значение Контактов до 6. Вы можете выбрать это Достоинство ради одного-единственного Дополнения, значение которого по воле мастера уменьшилось (а затем может и увеличиться). При выборе этого Достоинства игрокам следует руководствоваться здравым смыслом: у архонта Камарильи едва ли может быть Членство в Черной Руке со значением 7.

Система МЕТ: Это Достоинство позволяет игрокам выбрать одно из Дополнений (Союзники, Членство в Черной Руке, Престиж клана, Контакты, Слава, Стадо, Влияние – в любой области, Наставник, Ресурсы, Слуги), в котором их персонаж достиг совершенства. Значение этого Дополнения может быть на единицу выше, чем позволяется поколением персонажа. Например, игрок с персонажем-Вентру девятого поколения может поднять значение Ресурсов до 6. Как уже говорилось ранее, выбор Дополнений должен основываться на здравом смысле.

Отринутая благосклонность Афродиты (Доминирование ***, Стойкость ***)

Это умение, разработанное много веков назад, защищает Вентру от способностей, развитых у их соплеменников и у Тореадоров. Хотя воздействие Присутствия не так заметно, как обработка Доминированием, оно не менее эффективно. Отринутая благосклонность Афродиты позволяет Вентру защититься от манипулирования эмоциями столь же успешно, как поколение - от сил Доминирования.

Система: эта способность, однажды выученная, нейтрализует действие всех эффектов Присутствия 1-3 уровня, если ими пытается воспользоваться Сородич с более высоким, чем у персонажа, поколением. Так, на Вентру 9 поколения не подействует Взгляд Ужаса в исполнении Сородича 12-го поколения.

Чтобы овладеть этим умением, нужно потратить 20 баллов опыта.

Система МЕТ: эта способность позволяет персонажу игнорировать воздействие Благоговения, Взгляда Ужаса и Восторга, если ими пытается воспользоваться Сородич с более высоким, чем у персонажа, поколением.

Отринутая благосклонность Афродиты стоит 10 баллов.

Песнь жизни (Доминирование *, Присутствие *)

Это умение позволяет Вентру проникнуть сквозь словесное оформление одной из фраз, высказанных собеседником, и понять его сущность, скрытую за словами. Самому Вентру не надо ничего говорить, он просто осмысливает то, что услышал.

Система: игрок выполняет бросок на Интеллект + Эмпатия (сложность равна сумме значений Манипулирования и Выразительности у собеседника). Получив хотя бы один успешный балл, Вентру может определить Маску собеседника по самому обычному из его высказываний. Эта сила срабатывает только с живыми существами – в Сородичах нет искры жизни, которая окрашивает их слова в разные цвета.

Для приобретения этой силы надо потратить 4 балла опыта.

Система МЕТ: чтобы определить Маску собеседника, игрок выполняет проверку ментальных качеств ( Mental Challenge) и подтверждает результат проверкой Эмпатии. Как уже говорилось ранее, сила не действует на Сородичей.

Песнь жизни стоит 2 балла.




1 — Совет старейшин в Древней Спарте, один из двух верховных органов управления спартанским государством (вторым была апелла). [Наверх]

2 — Счет клиента у брокера, на котором содержатся средства, доверенные клиентом брокеру для проведения им операций с финансовыми инструментами за счет и по поручению клиента. [Наверх]

3 — Брокерская фирма, не являющаяся членом биржи; банк, не являющийся членом Федеральной резервной системы. [Наверх]

4 — Договор между предприятиями или другими организациями и государственными или муниципальными органами власти, имеющий высокую социальную значимость. [Наверх]

5 — Стратегия активной торговли, состоящая в открытии и закрытии позиций в течение одного торгового дня и получении прибыли на малых краткосрочных изменениях цены. [Наверх]

6 — Джеймс Риддли «Джимми» Хоффа (14 февраля 1913 – не ранее 30 июля 1975; точная дата смерти неизвестна, предположительно июль-начало августа 1975 года. Официально признан умершим в 1982 году) — американский профсоюзный, неожиданно исчезнувший при загадочных обстоятельствах. [Наверх]

7 — Система военного воспитания в Спарте. Основное внимание при обучении уделялось физической подготовке, военному делу и идеологии. Условия были весьма суровы, недостаток питания и комфорта должны были приучить юношей к лишениям, связанным с военной службой. Наставники поощряли соперничество и соревнования между обучающимися, выявляя таким образом потенциальных лидеров. [Наверх]

8 — Искусство добиться истины путём установления противоречий в суждении противника. [Наверх]

9 — Раздел Кодекса Службы внутренних доходов США, по номеру которого обозначается название пенсионного плана, основанного на налоговой схеме, изложенной в указанном разделе. [Наверх]

10 — Идеологическое течение, основу которого составили ультраправые организации США, выступающие за создание широкого популистского движения ("новой политической коалиции"), невмешательство государства в экономику и сокращение ассигнований на социальные программы, конституционное закрепление традиционных моральных устоев - запрет порнографии и абортов, введение обязательной молитвы в школе. [Наверх]

11 — Члены американского тайного братства "Древний арабский орден благородных адептов Таинственного храма". Деятельность братства заключается в развитии дружеских связей между его членами, заботе о здоровье и благосостоянии друг друга и благотворительности. Около 800 тыс. членов (1994). Штаб-квартира в г. Тампе, шт. Флорида. Просьба не путать с тамплиерами. [Наверх]

0


Вы здесь » VTM: eternal war » ­Мир Тьмы » Из книги клана Вентру


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно